Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Попы и сектанты на службе самодержавия

Из сборника статей «Диверсанты в рясах».

Владимир Ильич Ленин в статье «Об отношении рабочей партии к религии» писал: «Все современные религии и церк­ви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманиванию рабочего класса» (т. XIV, стр. 68).
Рабовладельцы, помещики и капиталисты всегда были заинтересованы в распространении среди эксплуатируемых и угнетенных масс народа всяких дурманящих сознание средств и прежде всего религии. Паразитические классы всегда под­держивали попов, мулл, раввинов, шаманов, сектантских проповедников и других служителей культа, щедро награ­ждая их за верную службу царю, помещику и капиталисту. Русская православная церковь была неотъемлемой частью государственного аппарата царизма. Церковь помогала цар­ской власти господствовать, угнетать, эксплуатировать рабо­чих и крестьян. Царское самодержавие оплачивало работу церковников. Сама церковь и ее представители — попы, иеро­монахи были первыми помещиками-крепостниками, видными капиталистами в царской России. С этой точки зрения показа­тельно, что до отмены крепостничества в царской России церкви принадлежало свыше 41/2 млн. крепостных крестьян. Одному только Печерскому монастырю в бывш. Нижегород­ской губернии принадлежало 8500 душ крепостных мужского пола. Во владении Печерского монастыря было 10 000 гекта­ров лучшей земли, богатейшие места рыбной ловли, пре­красные заливные луга и вековые леса.
[Читать далее]В казну бывшего Макарьевского монастыря попами и мона­хами в один год было собрано с трудящихся пошлин «с соли 4112 руб., с рыбы 1582 руб., с меду 200 руб., конских по­шлин— 1000 руб.» и т. д.
Накануне революции в царской России было 78 835 церк­вей и монастырей с 218 824 попами и монахами. В 1905 г. земельные владения церкви составляли 2611635 десятин лучшей земли. Отдельные монастыри представляли собой крупнейшие сельскохозяйственные предприятия. Так, на­пример, Соловецкому монастырю принадлежало 66 000 де­сятин, Саровскому монастырю — 26 000, Коже-Озерскому мо­настырю — 24 836, Бирюковскому монастырю — 25 963 деся­тины лучшей земли. Церковь владела большой недвижимой собственностью. Одной только Александро-Невской лавре в 1903 г. принадлежало больше 30 крупнейших домов и 40 ла­базов. Московским церквам принадлежало 98 домов, а мо­сковские монастыри владели 146 крупнейшими домами.
Монастыри и церкви обладали еще и таким источником дохода, как обходы с «чудотворными иконами», приносив­шими попам большие суммы прибыли. В бывшей Нижегородской губернии попы часто устраивали крестные ходы с иконой «Оранской божьей матери». Однажды иеромонах Оранского монастыря Поликарп подсчитал, что 370 крестных ходов с этой иконой по крестьянским дворам дали 739 тыс. рублей чистого дохода.
Царское самодержавие на содержание попов и монахов выплачивало из государственной казны за счет трудящихся до 59 млн. руб. в год. Епископы и митрополиты получали от царского самодержавия огромные оклады: нижегородский архиепископ получал в год 307 тыс. руб., Петербургский митрополит — 259 тыс. руб. После смерти известного черно­сотенца, погромщика Иоанна Кронштадтского осталось одного только имущества на 1 млн. 500 тыс. рублей.
Недаром любимый поэт народов СССР Некрасов в своем замечательном произведении—«Кому на Руси жить хорошо» писал:
Попы живут по-княжески.
Малина — не житье!
Попова каша — с маслицем,
Попов пирог — с снетком!
Жена попова толстая,
Попова дочка белая,
Попова лошадь — жирная,
Пчела попова — сытая,
Как колокол, гудет!
Попы и монахи были верными слугами царизма. Каждый поп при посвящении его в сан давал такую клятву: «Обе­щаюсь и клянусь всемогущим богом, что я должен всячески стараться; буду моему государю и его императорского величества высоким законным наследникам верным, добрым и подданным и все права его императорского величества буду оборонять и защищать». И поповщина действительно была сторожевым псом царизма. Всевозможными методами и формами обмана шпионы в рясах вели борьбу с нарастающим революционным движением.
Попы были первыми сыщиками у царского самодержавия и охранного жандармского управления. Вот что писал в 1905 г. один сормовский рабочий, живший в слободе Печоры, в подпольную газету «Нижегородский Рабочий Листок», № 8: «Есть у нас поп, отец Василий, был я у него на исповеди; и спрашивал он меня — не читаю ли запрещенные книги, листовки, не знаю ли тех, кто их разбрасывает и т. д., а о грехах и не спрашивал».
Жандармы в рясах использовали исповедь как средство шпионажа и борьбы с нарастающей революцией. Верующие матери, жены, сестры, родные рабочих-революционеров нередко попадались на эту поповскую удочку и рассказывали им о революционной работе своих родных и знакомых, наивно думая, что жандарм в рясе «хранит тайну исповеди». Через церковных шпионов немало рабочих-революционеров попало в руки царских палачей.
Немало в царской России было монастырей, которые являлись местом кровавой расправы с революционерами рабочими и крестьянами. Например, подвалы и башни бывш. Нижегородского Печерского монастыря были оборудо­ваны под тюремные казематы и специальные комнаты пыток. Как живое свидетельство, сохранились двухпудовые цепи, которыми попы приковывали к стенам узников. На дыбах, под плетьми, батогами, пытаемые огнем и раскаленным железом, гибли тысячи жертв от рук палачей и убийц в черных рясах с крестами на груди.
Попы и сектанты вместе с царским самодержавием, по­мещиками, капиталистами и кулаками разжигали националь­ную рознь среди народов, организуя монархические погром­ные организации: «Союз русского народа», «Союз Михаила архангела» и т. п. Погромы, грабежи, убийства входили в программу поповских монархических черносотенных орга­низаций. Царское самодержавие, вместе с жандармами и по­пами, разжигало национальную вражду не только между русскими и евреями, но и между татарами, армянами и дру­гими народностями, вызывая кровопролитную резню и по­громы.
Организаторами погромов в Нижнем Новгороде были поп Орловский и архиепископ Исидор, а главой духовенства Нижегородской епархии был архиепископ Иоаким, бли­жайший друг и соратник жандармского палача полковника Стрекаловского. Нижегородские чернорясники в 1905 г. организуют «Союз белого знамени», принимая активное уча­стие в удушении первой русской революции. С церковных амвонов нижегородские попы в 1905 г. усиленно распро­страняют погромные «идеи». Городецкий поп Никольский, проклиная надвигающуюся революцию, взывал: «убитые войсками 9 января в Петербурге в царствие небесное не войдут». А поп Карелин в Городецком соборе проповедовал: «Все смуты на Руси идут от социал-демократов (читай — большевиков), к которым принадлежат все учителишки, проповедующие, что богатых не должно быть». 19 декабря 1905 г. в гор. Городце состоялась революционная демонстра­ция трудящихся, направленная против царского самодер­жавия. Наблюдая эту демонстрацию с вышки собора, го­родецкий протоиерей волновался, стучал посохом и с пе­ной у рта кричал: «Демонстрантов надо разорвать крючьями!»
Попы благословляли царских палачей на расстрелы демон­страций рабочих во всех городах бывшей России и сами активно им помогали. В дни декабрьского вооруженного восстания в 1905 г., с колоколен московских церквей попы вместе с жандармами расстреливали восставший пролетариат из пулеметов.
Защищая интересы царизма, попы активно участвовали в организации империалистической бойни 1914 г. В каждом полку царское правительство держало штатного попа — проповедника. Они призывали солдат «служить верой и правдой царю-батюшке», помещику и капиталисту. Попы благословляли рабочих и крестьян, одетых в солдатские серые шинели, сражаться за интересы капиталистов, помещиков-крепостников; посылали солдат на убой, обещая им «вечное блаженство и райское житье на том свете». Только в одной России за годы империалистической бойни было убито и искалечено больше 10 млн. человек. Море слез было про­лито вдовами и детьми убитых рабочих и крестьян. А на их крови капиталисты, помещики, попы, банкиры и ростов­щики наживали огромные капиталы.
Нижегородские мракобесы помогали самодержавию вы­колачивать с трудового народа нашей области потребные для ведения империалистической войны средства. До 1 ян­варя 1916 г. попы в бывш. Нижегородской епархии собрали на нужды войны 248363 руб. За усердную службу попы и монахи получали от царского самодержавия благодарность, награждались крестами, орденами и медалями.
Так же, как и православные попы, сектантские проповедни­ки верою и правдою служили самодержавию. В тех случаях, когда дело шло о борьбе самодержавия с революционным движением, сектанты неизменно действовали вместе с жан­дармами и попами. Они общими силами душили революцию, защищая интересы эксплуататорских классов. Во время революции 1905 г. сектанты вместе с попами активно участвовали в монархических организациях. В годы реакции сектанты вновь выражают свою преданность царизму, кровавому Николаю словами своего вождя — баптиста Мазаева. «Отныне имя государя Николая II будет начертано не­изгладимыми письменами среди величайших благодетелей человечества, — писал этот елейный проповедник, — имена Ка­раулова, Каменского, Маклакова, Гучкова, графа Уварова и др. будут вечно памятны в сердцах благомыслящего челове­чества». Это писали сектантские проповедники тогда, когда царские палачи загнали в глубокое подполье революционную партию пролетариата и топили в крови рабочих и крестьян. В годы реакции, в борьбе с большевиками сектанты полу­чили «подкрепление» в лице бывших эсеров и меньшевиков. Такие меньшевики, как Степанин, Павлов и другие, стали видными главарями сектантов, баптистов и евангелистов.
Сектанты вместе с чернорясниками, попами и монахами в годы империалистической войны активно и верно служили самодержавию. Известный матерый баптист и контрреволюционер, находящийся теперь в эмиграции, В. Фетлер вспоминает, что великие князья, генералы и адмиралы, члены государственного совета и государственной думы и министры рады были пользоваться услугами верных сектантов. Сектантские проповедники всех толков, от баптистов, мо­локан и евангелистов, призывали свою паству воевать до победного конца за интересы капиталистов и помещиков. Руководители нижегородских сектантов-баптистов, еванге­листов, молокан, старообрядцев всякого рода, поповцев, беспоповцев, беглопоповцев, секты «дунькино упование» и целого ряда других, вместе с попами и монахами яростно выступили против надвигающейся пролетарской революции. Нижегородские попы вместе с черной ратью русского духовенства в своих проповедях клеветали на партию большевиков. В своей грязной клеветнической черносотен­ной газете «Голос нижегородца» попы в 1917 г. ставили ставку на генерала Каледина. Нижегородские попы в этой же газете поместили призывные слова из письма погромщика-мракобеса, черносотенца Пуришкевича к генералу Кале­дину: «Мы ждем вас сюда, генерал, и к моменту вашего под­хода выступим со всеми наличными силами». Под белое знамя самодержавия призывали свою паству нижегородские попы.
Не отставали от них и нижегородские сектанты. «Ниже­городский политический союз старообрядческих согласий», возглавляемый известным нижегородским пароходчиком- домовладельцем громилой Сироткиным, в своем обращении к старообрядческой пастве в 1917 г. призывал на борьбу с большевиками против интернационализма, за неделимую белую Россию и белого царя. Попы и сектантские вожаки в дни Октябрьского вооруженного восстания превращали церкви и молельни в опорные пункты белогвардейщины. На колокольнях многих московских церквей были постав­лены пулеметы, из которых попы, жандармы, юнкера и сек­тантские вожаки расстреливали восставший народ. Пуле­меты были установлены на Иверских воротах, на колоколь­не церкви Ивана Блаженного, на храме Христа-спасителя и в других «святых» местах в Москве.





Tags: Первая мировая, Попы, Религия, Церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments