Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Попы и сектанты - заклятые враги Великой Октябрьской социалистической революции

Из сборника статей «Диверсанты в рясах».

С победой Великой Октябрьской социалистической рево­люции церковь лишается своего экономического могущества. Декретом советской власти от 26 октября 1917 г. церковные земли, как и помещичьи, передаются в распоряжение тру­дового крестьянства, а декретом от 23 января 1918 г. церковь отделяется от государства и школа — от церкви. К 1920 г. в Советской России было ликвидировано 673 богатейших монастыря. Трудовому крестьянству было передано 827 540 десятин монастырской земли. Из монастырей было изъято в пользу государства капиталов на 4 млрд. 248 млн. руб. Национализировано 84 монастырских завода, 436 молочных ферм, 602 скотных двора, 1112 доходных домов, 704 гостиниц и подворий. В помещения монастырей было вселено 1 млн. 680 тыс. рабочих и красноармейцев. 48 монастырей были использованы под санатории, 168 — под учреждения социаль­ного обеспечения, 197 — под школы, 349 — под больницы и 287 — под разные советские учреждения.
Лишив церковь экономической базы, советская власть лишает церковь всех преимуществ и привилегий, какие она имела при самодержавии. Вполне понятно, что Великую Октябрьскую социалистическую революцию мракобесы в рясах и сектантские проповедники встретили в штыки.
Попы не только ведут контрреволюционную пропаганду и агитацию за свержение советской власти в годы гра­жданской войны, но активно участвуют в организации интервенции против первого в мире пролетарского государства. В годы гражданской войны у Колчака и Деникина комплек­туются специальные полки чернорясников, так называемые «полки Иисуса и богоматери», которые зверски расправля­лись с рабочими и крестьянами в занимаемых ими городах и селах. Попы и монахи вместе с сектантскими проповедниками ведут активную работу по организации кулацких восстаний, превращая церкви и молельни в арсеналы и склады оружия.
[Читать далее]25 января 1918 г. чернорясники собирают собор, на кото­ром выносят решение о «сатанинском умысле советской власти». Попы мобилизуют все силы для того, чтобы органи­зовать сопротивление советской власти в проведении первых декретов. Попы организовывали ночные крестные ходы, рас­пространяли провокационные слухи о гонении на церковь со стороны советской власти. Об этой контрреволюционной работе церковников «Правда» тогда писала: «церковь... мобилизовала все силы, сразу перешла в наступление, поняв, что советская власть не шутит, а неуклонно и последова­тельно проводит программу социализма в жизнь... загремела анафема, пошли уличные демонстрации, слышатся угрозы запереть храмы, отлучить целые области...»
19 января 1918 г. патриарх Тихон опубликовал послание к верующим, в котором от имени церкви и бога проклинал и предавал анафеме советскую власть. Цель этих прокля­тий была ясна: воздействовать на религиозные чувства верующих, натравить их на большевиков и поднять восста­ние в тылу. Бешеную контрреволюционную работу повели с первых дней советской власти и нижегородские попы. Они организуют в гор. Нижнем контрреволюционный «Союз христианского единения» и «Спасо-Преображенское брат­ство», в которое входят крупнейшие нижегородские капи­талисты — Башкиров, Булгаков и другие. Платформой церковной контрреволюции послужило послание патриарха Тихона, в котором пролетарская революция называлась «делом сатанинским, за которое возмездием будет огнь геенский». Поповские организации в бывшей Нижегород­ской губернии, выполняя директиву патриарха Тихона, готовятся к контрреволюционному восстанию. В 1918 г. в Муромском уезде попы вместе с эсерами, во главе с епископом Митрофаном, в Предтеченской церкви провозгла­сили «священную борьбу с большевиками». Муромский Спасский монастырь становится центром белогвардейского восстания. В церкви скрываются активные белогвардейцы.
В ларе под иконами божьей матери хранились деньги на организацию восстания против советской власти. Руководи­телем белогвардейского восстания становится подполков­ник-белогвардеец Сахаров. Церковные алтари, сектантские молельни превращаются в штабы и склады оружия, а коло­кольни церквей в наблюдательные вышки.
Свое подлое контрреволюционное зверское лицо попы и сектанты показали во время борьбы с голодом в 1921 г., когда рабочее государство вынесло решение — изъять часть ценностей, ненужных для отправления религиозного культа, на покупку хлеба голодающим крестьянам Поволжья. Тогда патриарх Тихон в секретной инструкции попам писал: «Мы хвалим и лобзаем архимандрита Никодима, настоятеля Юрьева монастыря Новгорода, боговдохновенно отдавшего из монастыря ценности на многие миллионы рублей на священную войну 1914 года. Но мы с гневом отвергаем и караем отлучением от церкви даже добровольное пожерт­вование священных риз и чаш: важно не что давать, а кому давать. Читая строки послания нашего, указуйте о сем своей пастве на собраниях, на которых вы можете и должны бороться против изъятия ценностей». Попы рассчитывали костлявой рукой голода задушить советскую власть.
«Нам не под силу больше держаться. Мрет народ, войдите в наше предсмертное положение. Возьмите из церквей золото и спасите нас», писали крестьяне Поволжья. Но попы и сектанты в ответ на декрет правительства от 22 фе­враля 1922 г. ответили яростным саботажем, провоцируя верующих на столкновение с правительством.
Нижегородское духовенство цепко держалось за добро, добытое кровью и потом народа. Оно всячески сопротивля­лось и пыталось помешать изъятию церковных ценностей по губернии. А в нижегородских церквах и монастырях было немало золота и серебра. Так, по 41 приходской церкви гор. Нижнего оказалось деньгами 760 090 рублей. В семи монастырях — 805 710 рублей. Золотых и серебряных вещей было собрано — 240 пудов.
Колоссальные суммы оказались в уездных храмах: в Ардатовском—204 595 рублей, в Арзамасском—916 819 руб., в Лукояновском — 205 610 рублей, Макарьевском — 148 298 рублей и в Павловском — 637 тыс. рублей. По всей бывшей тогда Нижегородской губернии у «смиренных» отцов духовных ока­залось золота и серебра на 4 млн. руб.
Нижегородские попы и монахи думали отделаться только подачками для голодающих, в виде колечек и ложечек, издеваясь над народом. Так, архиепископ Нижегородский и Макарьевский Евдоким издевательски писал председателю комитета помощи голодающим: «Препровождаю при сем колечко для салфетки, две столовых ложки, сахарницу, 3 креста и 10 р. золотом. Помните, умершего человека нельзя возвратить к жизни ценою всего мира». Это по-церковному означало: раз люди мрут с голоду, пусть их и уми­рают.
Нельзя читать без чувств гадливости и омерзения это «послание» голодающим нижегородского мракобеса.






Tags: Попы, Церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments