Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Диверсанты и террористы в рясах и без

Из сборника статей «Диверсанты в рясах».

Гражданская война победоносно закончена. Но враги пол­ностью не сдались…
За последнее время органами НКВД Горьковской области раскрыты и изъяты несколько троцкистско-бухаринских, эсеровских и шпионских групп диверсантов и вредителей на предприятиях г. Горького и других промышленных цен­тров. Враг пробирался на самые ответственные участки хозяйства и там вредил, устраивал диверсии. Нами вскрыты и ликвидированы вражеские гнезда на Горьгрэсе, на Балахнинском бумкомбинате, на автозаводе, в Дзержинске, Вык­се, на железнодорожном и водном транспорте.
Как орудовали враги, нанося вред народному хозяйству и вызывая озлобление у трудящихся против советской вла­сти, показывает вражеская деятельность право-троцкистской группы на Выксунском заводе, возглавлявшейся бывшим директором, врагом народа Поповым. Одним из методов террористической деятельности презренные враги избрали убийства и увечья рабочих, работавших в прокатном цехе, путем отлива заведомо недоброкачественных болванок для проката. В результате враги убили 7 и ранили десятки рабо­чих. Кроме террористической деятельности, группа вела шпионаж в пользу разведок ряда государств.
[Читать далее]Только отсутствием бдительности у выксунской партор­ганизации следует объяснить то, что враги смогли безна­казанно убивать и калечить рабочих. Выксунские руково­дители также не заметили и того, что на важнейших участках завода работали явно враждебные элементы, объединенные Поповым. Ново-мартеновским цехом руководил бывший штабс-капитан царской армии, доброволец-петлюровец. Заместите­лем главного инженера ОКС и главным механиком завода рабо­тали люди, отбывшие длительное наказание за вредительство.
На Горьковском заводе «Металлист» вредители так орга­низовывали ремонт станков, что вскоре после ремонта станки опять ломались. Причем, каждый полом станка неизменно сопровождался увечьями рабочих. Довольные своей гнусной работой, враги старались посеять враждебные настроения среди рабочих, говоря потерпевшему после очередной по­ломки станка: «В нашей стране все так делается...».
Как, какими путями враги пробираются к острым нервам хозяйства?
Несколько примеров дают исчерпывающий ответ на этот вопрос. В литейный и другие цеха автозавода устраива­лись кулаки, бывшие повстанцы. В своем распоряжении они имели подложные документы. Но и этих докумен­тов у них не спрашивали. Отдел кадров завода назна­чал кулаков на ответственные участки по их простым за­явлениям. Проникнув на завод, враги подбирали своих лю­дей, организовывали группы, вредили, устраивали диверсии. На станкозавод без особого труда пролез кулак А., ранее неоднократно судившийся. С такой же легкостью он до­брался до чина заведующего столом найма ОКСа завода и там уже сам принимал на работу кулаков и проходим­цев; наиболее озлобленных из них он вербовал в свою груп­пу, подготовляя поджоги ряда важнейших цехов. На одно из Дзержинских предприятий пролез бывший бандит, во время гражданской войны выдававший белым красных пар­тизан, кулак К. Он устроился на завод при содействии на­чальника отдела найма — двурушника Б. Получив работу, кулак К. стал собирать на заводах района своих товарищей по контрреволюционной, бандитской деятельности, организуя из них диверсионные группы. Техническим инспектором на Горьгрэсе продолжительное время работал некий К., в прошлом крупный бандит, не раз судившийся. Попал он на работу по подложным документам. А столь важный чин получил потому, что его квалификацию никто не проверял, его элементарно-технической грамотностью не интере­совались. Техническим директором одного из заводов Горь­кого до последнего времени работал некий Д. Оказа­лось, что он состоял акционером одной английской фирмы, а после революции имел свой завод на юге России…
За последние месяцы в ряде районов области проходили судебные процессы над вредителями сельского хозяйства. Враги народа, пролезшие в земельные органы, в МТС, нанесли большой ущерб колхозам. Мерзкой, вредительской, работой на селе руководили правые эсеры и правые контр­революционеры, засевшие в Облзо, во главе с Тихоновым, и Эйшвидисом. Они в больших размерах уничтожали кол­хозный скот, заражали посевы льна, сорвали строительство 13 МТС, запутали планы севооборотов, выводили из строя действующий тракторный парк и т. д.
Правые контрреволюционеры из бывшего руководства Облзо вредили и тем, что засоряли некоторые колхозы явно контрреволюционными элементами. В Курмыше, например, около колхозов пригрелась такая «семейка»: бывший под­полковник колчаковской армии А., полицейский пристав С., начальник царской тюрьмы К. Враги разваливали колхозы, заражали и уничтожали скот.
В совхозе «Буревестник», Богородского района, на руко­водящих постах окопались: бывший подполковник, бывший доверенный управляющего имением, бывший чиновник — арендатор крупного садового хозяйства. Ясно, что эти лю­ди прибегали к любым методам, лишь бы развалить сов­хоз, нанести вред государству.
В борьбе против колхозного строя и колхозников враги не гнушаются никакими средствами. В Работкинском районе кулацкая группа сектанта Ч. организовала 44 поджога. Злей­шие враги уничтожили в огне 39 колхозных сараев с фуражем, 2 сарая с сельхозинвентарем, амбар с хлебом, здания школы и правления колхоза и 152 дома колхозников-активистов.
Большой вред колхозному хозяйству области нанесли груп­пы презренного врага народа Михалевича, работавшего в одной из лесных организаций. В леспромхозах области Михалевич создавал кулацкие группы, давал кулакам большие сенокосные угодья, создавая им за счет государства при­вольную жизнь. Некоторые из членов групп Михалевича имели по 4-5 коров, десятки овец, распоряжались огром­ными площадями государственной земли и при первой же возможности пакостили колхозам, уничтожали лес и гото­вили террористические акты.
Приведем еще один пример диверсионной деятельности кулачества, на этот раз не в деревне, а в городе. На Канавинском рынке организовалась вражеская группа из мясоторговцев во главе с кулаком О. При содействии кое-кого из ветеринарного персонала вредители сотнями голов уби­вали на продажу племенной скот. Чтобы отравить рабочих потребителей, вредители кололи зараженный инфекцион­ными болезнями скот и мясо пускали в продажу. Эта же группа подготовляла ряд террористических актов…
Особое место в преступной деятельности против совет­ской власти, социалистического хозяйства занимают попы — диверсанты и террористы в рясах. Кроме антисоветской агитации, проводимой под прикрытием «христианской про­поведи», отцы духовные не гнушаются никакими средствами в борьбе с советским строем. Они организуют контррево­люционные группы, устраивают диверсии, поджоги, состоят шпионами иностранных разведок, подготовляют террористи­ческие акты.
Во главе преступной деятельности церковников нашей области стоял митрополит Феофан. Давая отцам духовным предписания о диверсиях, митрополит и сам непосредствен­но организовывал их. Он поджег десять крупных колхозных построек, 85 дворов сельского и колхозного актива, он орга­низовывал поджоги промышленных предприятий. Вместо евангелия и икон у митрополита хранились в изрядном коли­честве обрезы, револьверы и другие предметы, отнюдь не приписанные к инвентарю алтаря святого.
К активному участию во вражеской деятельности митро­полит привлек бывшего пристава К. Неожиданно у бывшего пристава появилась наклонность к аптекарскому делу. Он устроился фармацевтом в одну из аптек. Цель такого вле­чения К. скоро обнаружилась. Враг был своевременно раз­облачен.
Один из подчиненных митрополита варнавинский поп Н.— бывший агент Костромского жандармского управления, следуя примеру учителя, организовал несколько поджогов леса, колхозных построек, уничтожил в огне 26 домов сель­ских активистов. Поп К. в селе Ивановском, Лысковского района, также организовывал поджоги, диверсионные и террористические акты.
Один священнослужитель В., по указанию митрополита, устроился на жительство около автозавода, в селе Гнилицы. Столь трогательная «любовь» В. к автозаводу объяснялась тем, что он непосредственно руководил организацией ди­версионных групп в цехах завода, для этого кулакам и вредителям доставал фиктивные документы, засылал их для работы на завод. Интересно то, что у попа В. была спе­циальная касса для оказания помощи своим людям. Выдавая денежные вознаграждения, В. вербовал себе агентов из числа враждебных элементов.
Митрополит Феофан в своей работе не ограничивался армией официальных деятелей церкви. По его указаниям, в Горьком и Муроме были созданы подпольные монастыри. Одной из наставниц горьковского монастыря являлась некая П., совмещавшая контрреволюционную деятельность с рабо­той в советском учреждении. Монастыри вербовали себе паству, вели антисоветскую агитацию, вредили.
Вредители и шпионы в рясах бродят по селам и дерев­ням области, именуя себя «прозорливыми», «царями», «царевичами» и «великими князьями». В Пильненском районе, например, арестован бродяга, выдававший себя за «великого князя Михаила Романова». Являясь участником церковно-мо­нархической организации, этот бродяга создал контрреволюционную группу, имевшую в запасе и монархические флаги, и точный план расправы с советским активом. В Вадском районе арестован бродяга Е., оказавшийся шпионом одной иностранной разведки. Он имел задание — во время войны взрывать железнодорожные сооружения и мосты…
Есть еще одна категория злейших врагов советского народа — шпионы иностранных разведок. Город Горький, как крупнейший промышленный центр, привлекает внима­ние многих иностранных разведок. Почти нет ни одной крупной капиталистической страны, которая не засылала бы в нашу область своих агентов…
Шпион К. обладал небольшим голосом. Получив марш­рут в нашу страну, он едет с заданием своей разведки устроиться в одну из опер и завоевать авторитет, а потом попасть в труппу Большого академического театра и там организовать террористические акты против руководите­лей партии и правительства. Приехав в СССР, К. устраи­вается солистом в Горьковский театр оперы и балета. Он часто выступает на концертах, ездит по заводам, поет легкие песенки, завоевывая дешевенький капиталец. Свою артистическую деятельность К. совмещал со шпионской. Но в Большой театр шпион К. так и не попал...
Вблизи одного оборонного завода открылась парикмахер­ская. Самая обычная, не вызывающая никаких подозрений парикмахерская. И мастера в ней были обыкновенные. Бреют, разговаривают, беседуют о том, о сем. Мастер А. всегда был любезен с клиентами, спрашивал их о самочув­ствии, об условиях работы, заводил знакомство с рабочими и инженерами. Кое-кто на любезность мастера-парикмахера отвечал тоже любезностью. Поговорив за день с 5-10 словоохотливыми клиентами, мастер составлял некоторое представление о делах на заводе. Как выяснилось сейчас, любезный парикмахер был агентом разведки одной из восточных стран.
В 1921 году Н. дезертировал из Красной армии и пере­бежал в соседнее западное капиталистическое государство. В 1923 году Н. возвратился в Советскую Россию с прямым заданием своей разведки. Но вскоре провалился. Его высы­лают. Окончив срок ссылки, Н. приезжает в Горький и устраивается преподавателем математики в одно учебное заведение. Здесь он зарабатывает доверие и уже после этого попадает заведующим учебной частью и преподава­телем математики школы одного оборонного завода. Обще­ние с учениками, родителями и рабочими дают Н. необхо­димые для шпионской работы материалы...
Р. был белым офицером, до 1922 года орудовал в бан­дах, а потом бежал за границу. В 1928 году Р. дезертирует из польской армии. Его ловят и судят, но он неожиданно по­падает в Германию. И здесь его судят, но якобы уже за революционную деятельность. Потом Р. оказывается в Чехо­словакии, в Австрии. В 1935 году «политэмигрант» Р. через МОПР попадает в СССР. У нас в Горьком он довольствуется незавидной должностью продавца-переводчика в одном из магазинов «Гастронома». Но до самого ареста не столько торгует, сколько ведет шпионскую деятельность и изучает продуктовые склады с тем, чтобы произвести их отравление…
У Т. за контрреволюционную деятельность арестовали отца. Озлобленный на советскую власть Т. связался с раз­ведкой одного иностранного государства. Для выполнения задания разведки Т. нужно было попасть на оборонный за­вод. Но для этого у Т. нет подходящей квалификации. Быстро Т. становится музыкантом и поступает в один завод­ской оркестр...
Вражеская группа на заводе «Металлист» стала вербовать для диверсионной деятельности работницу П. Подумав и дав согласие, П. поступила правильно — она пришла в НКВД и заявила о вредительской работе этой группы. Аналогичный же случай тоже с работницей имел место и на автозаводе. Два колхозника Сергачского района помогли нашим орга­нам разоблачить право-эсеровскую группу во главе с Кияткиным. Один колхозник Починковского района помог выявить глубоко законспирировавшегося крупного врага — бывшего председателя Калужского губернского комитета правых эсеров.






Tags: Кулаки, Попы, Пятая колонна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments