Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Путна о Гражданской войне на Урале и в Сибири

Из сборника «Борьба за Урал и Сибирь».

Выступление чехо-словацкого корпуса против Советов, в конце мая 1918 года, захватившего почти одновременно все крупные го­рода по Сибирской дороге и в Приуралье, совершенное по плану и под влиянием «союзников», послужило сигналом всем внутренним контрреволюционным силам к свержению Советской власти. От Пензы до Иркутска озорничали чехи, к которым стали присоединяться разные белогвардейские банды и казачьи отряды. Незна­чительные красные отряды Сибири, Урала и Поволжья были бы­стро истреблены хорошо вооруженным, слаженным и обученным чехо-словацким корпусом, насчитывавшим от 40 до 50 тысяч бой­цов. Только на Дальнем Востоке в Забайкалье и у Хабаровска части красных отрядов удалось не только оградить себя от истребления, но и долгое время поддерживать неустанную борьбу с белыми. Под защитой чехов в Омске образовалось «временное Сибирское правительство», а в Поволжье в Самаре меньшевики и эсеры воскресили учредилку под фирмой «комитета учредитель­ного собрания». Эти организации немедля стали формировать силы для борьбы с Советской властью. Чехо-словацкое командование, прикрывавшее контрреволюционную деятельность в Самаре и Ом­ске, получило задание от Антанты образовать в Поволжье фронт, который, продвинутый через остаток Советской России, мог бы образовать новый противонемецкий фронт на востоке. По пути выполнения этого задания чехи и пошли, когда стали распростра­няться вверх по Волге. Малочисленные, слабо сорганизованные и невооруженные, отряды Красной Армии тогда еще не могли оказать должного сопротивления чехам и белогвардейцам.
[Читать далее]
«Комитет учредительного собрания», после бесцеремонного обращения Колчака со всеми разновидностями эсеров и меньшевиков, входивших во «временное сибирское правительство», переехавший из Самары в Уфу, перед своей неминуемой смертью сделал еще попытку приостановить наше продвижение к Уралу. В двадцатых числах декабря раз­горелись довольно упорные и кровопролитные бои в районе Чишмы и севернее, но бои закончились полным успехом для нас, и в ночь с 30-го на 31 декабря части пятой Армии уже без сопротивления со стороны деморализованных остатков «учредиловской» армии вступили в Уфу. Накануне этого «комитет учредительного со­брания» объявил себя распущенным, а остатки и до того мало слушавших «комитет» подлинно белогвардейских войск, оставаясь на фронте, перешли в безраздельное ведение «верховного прави­теля» адмирала Колчака.

С 24-го по 29 июля идут горячие бои за обладание Челябинском, исход которых решило вмешательство челябинских рабочих на стороне Красной Армии.
Разбитая под Челябинском белая армия отходит, слабо сдержи­вая нас на всем фронте, но приближающаяся угроза Омску заста­вляет Колчака лихорадочно готовиться к отпору на равнине между Тоболом и Ишимом, он в тылу у отходящих своих войск груп­пирует все свои резервы. К концу августа пятая Армия заняла Курган и, перейдя Тобол, усиленная еще одной, 35-й стр. дивизией из состава бывшей второй Армии, преследует белых дальше на восток, но противник, оторвавшись своими главными силами от преследующих частей Красной Армии, отвел их за р. Ишим, привел в порядок, пополнил и, усилив резервами из тыла, в на­чале сентября перешел в контрнаступление, нанеся весьма чув­ствительный урон нам в районе станции Петухово, и кинул из степей с юга на тыл наших дивизий конный корпус. Несмотря на большую стойкость, проявленную дивизиями пятой Армии, насчитывавшими в общей сложности 10.000 бойцов, под давле­нием численного превосходства белых они стали отходить к Тоболу. Отход сопровождался таким упорством в отражении атак белых, что пятая Армия в оборонительных боях за сентябрь 1919 года взяла свыше 50 орудий у белых. К концу сентября обе борющиеся стороны ослабли настолько, что пятая Армия ото­шла на левый, западный, берег Тобола, с намерением привести в порядок измотанные неустанной и неравной борьбой в течение месяца войска, пополниться и отдохнуть, а белые, истратив всю свою наступательную способность, еле-еле дотянулись до Тобола, не в силах перешагнуть его. В половине октября красные войска, окрепнув, перешли в наступление и в семидневных боях уже окончательно и непоправимо разгромили колчаковцев. 2 ноября занят Петропавловск, а 14-го — Омск, столица колчаковии, Омск, уже бессильный оказать сопротивление. С этого дня, несмотря на жестокие морозы, колчаковия тает. Третья Армия, действовав­шая в направлении Тобольска, по овладении им уткнулась в не­проходимые пространства болот севера срединной Сибири. Про­должать борьбу за Сибирь дальше на восток остается одна пятая Армия, усиленная из состава третьей — 30-й и 51-й стрелк. диви­зиями. Теперь перед пятой Армией, наряду с боевыми зада­чами по ликвидации остатков колчаковской армии и вытеснению иностранных отрядов, раскиданных по Сибири, с задачами успо­коения крестьянства, стали более сложные задачи советского строительства и борьбы с разыгравшейся до невероятных разме­ров эпидемией тифа на всем пространстве Сибири. Последние бои, Новониколаевск, взятый 13 декабря, Томск, тайга с сотнями неподвижных эшелонов, десятками тысяч мечущихся в сыпняковом бреду людей, последние конвульсии сопротивления уже умирающей колчаковии у Красноярска и Иркутска прошли для пятой Армии, как сон, в опьянении победой и в угаре охваты­вающей все эпидемии сыпняка. Эпидемия распространялась и в рядах армии, они таяли. Армия, пополняясь уже сибиряками, продолжает дальнейшее наступление на восток…
В январе 1920 года Колчак за свои преступления против республики и трудящихся по приговору трибунала расстрелян.






Tags: Гражданская война, Интервенция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments