Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Дзержинский: создание советских спецслужб. Часть II

Егор Яковлев: Были ли у Дзержинского противники среди советских функционеров?
Илья Ратьковский: Здесь можно сразу же перейти к 1921 году. В это время Дзержинского назначили еще наркомом путей сообщения. Причем на Политбюро рассматривался вопрос о том, сможет ли он совмещать сразу три должности. Но решили, что потянет. На протяжении работы в наркомате путей сообщения у Дзержинского имелись недоброжелатели. Специалисты страшились его прихода, потому что боялись ЧК. Правда, спустя время они изменили свое мнение на противоположное: Дзержинский приобрел репутацию защитника специалистов перед спецслужбами, правительством и другими ведомствами. Но и среди них у Дзержинского появился влиятельный противник — Юрий Владимирович Ломоносов, инженер, профессор и тоже ставленник Ленина. Ломоносов курировал приобретение паровозов за рубежом (в Германии и Швеции), где они в большом количестве закупались за цену значительно выше рыночной. Дзержинский выступал против этой закупки. С его точки зрения, дешевле и правильнее было отремонтировать имеющиеся паровозы. Но Ломоносов отстаивал свою идею, и, надо сказать, Ленин был на его стороне.
Дзержинский, несмотря на то что Ломоносов часто обвинял его в некомпетентности, добился успеха на новом посту. Здесь он, кстати, проявил себя рыночником. Железная дорога при нем восстанавливалась. Финансирование, которое железнодорожники получали от государства, было меньше, чем они зарабатывали сами. К 1923 году транспорт вполне удовлетворял нужды промышленности. А потом, когда Дзержинский будет руководить Советом народного хозяйства, в Советской России начнется производство собственных паровозов.
[Читать далее]
По поводу «паровозного дела» сегодня пишут, что таким образом Ленин отдавал свои долги западным банкирам за приведение его к власти. А Ломоносов, соответственно, был посредником. Что вы можете сказать по этому поводу?
Думаю, все наоборот. Дело происходило в преддверии 1923 года, когда намечалась дата восстания рабочих в Германии. Есть версия, что через компании-посредники большевики не отдавали мифические долги банкирам, а наоборот — давали в долг политическим союзникам. По сути, финансировали приведение к власти дружественного им правительства.
Сомнительно, что главный руководитель советских спецслужб об этом не знал.
Теоретически Ленин мог хранить это в тайне. Но есть и другие соображения. В 1922 году лидеры надеялись на международный прорыв, на признание Советской России западными державами. В это время и Швеция, и особенно Германия находились в глубоком кризисе. Советские заказы буквально спасали эти страны. И весьма вероятно, что паровозный заказ по завышенной цене был своего рода покупкой юридического признания. Если это так, то данная стратегия дала результат. 23 июля 1923 года Германия первой из крупных европейских держав окончательно признала Советскую Россию. Через полгода это сделало Шведское королевство.
Но вернемся к противникам и критикам Дзержинского. Если рассматривать хозяйственную деятельность Феликса Эдмундовича в Высшем совете народного хозяйства, который он возглавил в 1924 году после смерти Ленина, то мы увидим конфликты со многими крупными деятелями. Например, с руководителем профсоюзов Михаилом Павловичем Томским. Дзержинский был возмущен тем, что официальная советская статистика завышала производительность труда: говорили, что уже в 1924 году она составила 93% от довоенного уровня. Дзержинский же на цифрах показывал, что реально она составляет только 40–50%, что рабочий развращен революцией и не хочет трудиться, что рост зарплаты идет более высокими темпами, чем рост производства. Томский защищал профсоюзы. Кстати, некоторые из них устраивали забастовки, требуя еще большую зарплату и сокращение рабочего дня. Но поднять страну, если нет производительности труда, невозможно. Дзержинский был сторонником плавного повышения зарплаты вместе с ростом производительности труда.
Дзержинский ведь еще запустил программу ликвидации беспризорности.
Да. Причем уже в 1919 году проблема беспризорности находилась в центре его внимания. Возьмем, к примеру, карточную систему снабжения детей. Изначально предполагалось, что талоны на питание будут выдаваться только детям трудящихся. Но Дзержинский на заседании Совнаркома заявил, что дети не должны делиться по классовому признаку, давать талоны надо всем, и Ленин с ним согласился.
Беспризорники были приметой тех лет. Есть известная быль про то, как чекисты во главе с Дзержинским обнаружили двух мальчиков, ночевавших в асфальтовом котле. Их отец погиб в Гражданскую, и они голодали. Глава ЧК лично доставил мальчишек в детский дом. Один из них, Николай Дубинин, в будущем стал известным ученым-биологом, академиком АН СССР, Героем Социалистического Труда.
Помогала решать проблему беспризорности известная деятельница Моссовета Ася Давыдовна Калинина. В 1921 году она вернулась из командировки на Украину, где видела бедственное положение детей, и сразу же встретилась с Анатолием Луначарским, возглавлявшим комиссию по детскому вопросу. Однако комиссия не справлялась, и Дзержинский взял дело в свои руки. И надо сказать, работа закипела. Резко выросло число детских домов и колоний, снабжение которых шло по линии ЧК. Для размещения детей и подростков использовались здания бывших монастырей, под детские коммуны передавались санатории Наркомата внутренних дел, где дети — бывшие уголовники становились полноценными гражданами страны, овладевшими трудовыми навыками. По инициативе чекистов в Харькове создана экспериментальная трудовая коммуна Антона Макаренко, одного из величайших педагогов XX века. Кстати, именно там начали производить знаменитый советский фотоаппарат ФЭД (аббревиатура от имени Феликс Эдмундович Дзержинский). Под контролем Железного Феликса развернулось широкое комсомольское движение за ликвидацию беспризорности: чекистам помогала молодежь. В итоге массовая беспризорность была ликвидирована за 15 лет. И то, что сделал глава ЧК для детей, заслуживает благодарности.
Вернемся к отношениям Дзержинского и Сталина. Вы говорите, что между ними сложились хорошие отношения. Тем не менее чаще цитируют слова Сталина, что Дзержинский был активным троцкистом…
Есть протокол речи Сталина от 2 июня 1937 года, который был опубликован еще в советский период. И, к сожалению, очень часто его слова вырывают из контекста (как, например, это сделано в статье о Дзержинском в «Википедии»). Там подается, как будто Сталин клеймит Дзержинского за троцкизм: «Дзержинский голосовал за Троцкого, не просто голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо. Это был очень активный троцкист, и все ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого».
На самом деле смысл сталинских слов совершенно иной. Речь Сталина была посвящена тому, что о человеке нужно судить не по его происхождению или былым заблуждениям, а по его делам в настоящее время. Вот что он говорил на самом деле: «Ленин был дворянского происхождения. Вы это знаете? Энгельс был сыном фабриканта — непролетарские элементы, как хотите. Сам Энгельс управлял своей фабрикой и кормил этим Маркса. Чернышевский был сыном попа — неплохой был человек. И наоборот. Серебряков был рабочим, а вы знаете, каким мерзавцем он оказался. Лившиц был рабочим, малограмотным рабочим, а оказался шпионом… Из такой прослойки, как адвокаты, скажем, было много революционеров. Маркс был сыном адвоката, не сыном батрака и не сыном рабочего. Из этих прослоек всегда могут быть лица, которые могут служить делу рабочего класса не хуже, а лучше, чем чистые кровные пролетарии. Поэтому общая мерка, что это не сын батрака, — это старая мерка, к отдельным лицам неприменимая… Это, я бы сказал, биологический подход, не марксистский.
Есть у вас еще другая, тоже неправильная ходячая точка зрения. Часто говорят, в 1922 году такой-то голосовал за Троцкого. Тоже неправильно. Человек мог быть молодым, просто не разобрался, был задира. Дзержинский голосовал за Троцкого, не просто голосовал, а открыто Троцкого поддерживал при Ленине против Ленина. Вы это знаете? Он не был человеком, который мог бы оставаться пассивным в чем-либо. Это был очень активный троцкист, и все ГПУ он хотел поднять на защиту Троцкого. Это ему не удалось. Андреев был очень активным троцкистом в 1921 году…
Самое лучшее — судить о людях по их делам, по их работе. Были люди, которые колебались, потом отошли, отошли открыто, честно и в одних рядах с нами очень хорошо дерутся с троцкистами. Дрался очень хорошо Дзержинский, дерется очень хорошо товарищ Андреев. Есть и еще такие люди. Я бы мог сосчитать десятка два-три людей, которые отошли от троцкизма, отошли крепко и дерутся с ним очень хорошо. Иначе и не могло быть, потому что на протяжении истории нашей партии факты показали, что линия Ленина, поскольку с ним начали открытую войну троцкисты, оказалась правильной. Факты показали, что впоследствии, после Ленина линия ЦК нашей партии, линия партии в целом оказалась правильной. Это не могло не повлиять на некоторых бывших троцкистов. И нет ничего удивительного, что такие люди, как Дзержинский, Андреев и десятка два-три бывших троцкистов, разобрались, увидели, что линия партии правильна, и перешли на нашу сторону».
Очевидно, что никакого осуждения Дзержинского в этой речи нет. Что же имеет в виду Сталин, говоря о былом активном троцкизме руководителя ЧК-ГПУ? Речь здесь идет про так называемую дискуссию о профсоюзах 1920–1921 годов, когда в партии столкнулись три мнения по поводу этих рабочих организаций. Троцкий выступал за их милитаризацию и жесткое подчинение государству. Рабочая оппозиция во главе со Шляпниковым и Коллонтай считала, что рабочие профсоюзы должны со временем отодвинуть от власти Совнарком и партию и стать государственной властью. Ленин считал, что милитаризация не нужна, а профсоюзы должны быть частью советской системы, но без претензий на немедленную передачу им полномочий руководства промышленностью.
Дзержинский в этом вопросе поддерживал Троцкого, и это никогда не скрывали в его советских биографиях. Но это была ситуативная поддержка. А в 1923–1924 годах, когда в связи с болезнью Ленина началась борьба за право называться его преемником, он уже выступал против Троцкого. И в воспоминаниях Льва Давыдовича явно прослеживается желание принизить значение Дзержинского, свести с ним счеты за то, что глава ЧК-ГПУ не стал его верным сподвижником. А со Сталиным у Феликса Эдмундовича как раз складывались хорошие отношения. Их объединил 1922 год, процесс создания СССР, ведь они оба были сторонниками концепции автономизации.

Что произошло с Дзержинским после смерти Ленина?
Если говорить о постах, то он стал председателем Высшего совета народного хозяйства и кандидатом в члены Политбюро. Вообще в послеленинский период Дзержинский в большей степени занимался хозяйством, его это явно привлекало, а ГПУ только курировал (и то лишь основные дела). За должности он не держался, но всегда отстаивал свое мнение, как оказалось, во многом верное. Авторитет его не пошатнулся.

В советское время говорили, что Дзержинский сгорел на работе. Как вы считаете, это верное высказывание?
Вполне. Дзержинский очень много работал: три ведомства, десятки комиссий. А на него взваливали еще и еще, потому что знали: Дзержинский сделает. И он делал. И не жаловался. Хотя трижды подавал в отставку.
Ему постоянно увеличивали сроки отпусков, но даже во время отдыха он продолжал заниматься делами. И каждый раз, возвращаясь из отпуска, брал на себя новые дела. Отменным здоровьем он не отличался, и при таком напряженном графике ему сложно было рассчитывать на долгую жизнь. Несколько врачебных обследований в 1923–1925 давали ему от силы два-три года. Руководство страны ограничило его рабочий день до восьми часов, потом до шести. Наконец Политбюро приняло решение обязать Дзержинского работать не больше четырех часов в день. Но он, естественно, нарушал все предписания.
В день смерти 20 июля 1926 года Дзержинский делал доклад по ВСНХ, направленный против фальсификации показателей, резко критиковал своего заместителя Георгия Леонидовича Пятакова. Дзержинский все принимал близко к сердцу — во время выступления ему стало плохо прямо на трибуне. Его положили на небольшой диванчик, привели в чувство, отвезли домой. Тут надо сказать, что Дзержинский с детства был приучен матерью сам стелить себе постель. В тот день он наклонился, чтобы расстелить постель, упал и умер, не приходя в сознание. Впоследствии появлялись версии об отравлении, убийстве. На самом деле причиной стали проблемы с сердцем, усугубленные напряженным трудом. Он действительно сгорел на работе.
...
На мой взгляд, Дзержинский был человеком цельным, по-рыцарски искренним и правдивым. Обстоятельства требовали от него иногда жестких решений — и он принимал их. Но Дзержинский не был бездумным палачом и радикалом, он пытался ограничивать размах жестокости, присущий любому революционному процессу, хотя это не всегда удавалось. Благодаря ему многие дети, чьи родители погибли в годы смуты, обрели дом и будущее. Он внес вклад в воссоздание железнодорожного транспорта после окончания Гражданской войны. В период НЭПа именно Дзержинский создал базу для индустриализации. Знаменитый советский экономист Отто Рудольфович Лацис был противником того, чтобы устанавливать Дзержинскому памятник на Лубянке. Но, говорил он, обеими руками за, если памятник поставят напротив здания ВСНХ: Дзержинский, по его мнению, был идеальным руководителем промышленности.

Tags: Дети, Дзержинский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments