Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Роберт Тресселл о капитализме. Часть XI

Из книги Роберта Тресселла "Филантропы в рваных штанах".

− Большую часть земли можно вернуть тем же самым путем, каким ее забрали. Предки нынешних владельцев этих земель завладели ими, проведя закон об огораживании общинных земель; народ может вернуть себе их, приняв закон об их возвращении. Что же касается остальной земли, пусть нынешние хозяева владеют ею до конца своих дней. После их смерти она должна перейти в собственность государства. Британия должна принадлежать британскому народу, а не кучке эгоистов и корыстолюбцев. Железные дороги уже национализированы в других странах, а то, что сделано в других странах, можно сделать и у нас. В Новой Зеландии, Австралии, Южной Африке, Германии, Бельгии, Италии, Японии и в некоторых других странах часть железных дорог уже принадлежит государству. Что же касается того, как их забрать, то трудность здесь не в том, чтобы изобрести какой-то новый метод, а скорее в том, чтобы решить, каким из многих известных способов воспользоваться. Можно просто принять закон, согласно которому, так как владение железными дорогами частными лицами противоречит общественным интересам, они должны перейти в общественную собственность. Все служащие железных дорог, управляющие и должностные лица будут продолжать служить; вся разница в том, что теперь они будут на службе у государства. А владельцы акций...
− Им, я думаю, дадут по шее, − прервал Красс.
− Или отправят в работные дома, − добавил Слайм.
− Или к чертям, − предложил один из рабочих.
[Читать далее]− ...государство будет по-прежнему выплачивать владельцам акций такие же дивиденды, какие они получали в среднем, скажем, за последние три года. Эти выплаты будут производиться нынешним владельцам акций на протяжении их жизни, или срок будет ограничен определенным количеством лет, и пай этот нельзя будет передавать, как сейчас акции. В отношении фабрик, магазинов и всех других организаций по производству и распределению государство должно поступить так же, как и нынешние монополисты. Я имею в виду, что так же, как крупные тресты и компании давят мелких ремесленников и торговцев, так и государство сокрушит тресты, которые просто не смогут с ним конкурировать. Будет только справедливо, если государство в интересах народа сделает то, что капиталисты делают ради своей наживы. Первым шагом в этом направлении будет создание государственных магазинов для снабжения рабочих и служащих всем необходимым по самым низким ценам, какие только возможны. Сначала администрация будет покупать все товары у частных промышленников в таких больших количествах, чтобы было возможно платить за них по самым низким ценам, и, так как расходы на рекламу будут невелики и целью администрации будет не получение прибыли, а, напротив, снабжение рабочих и служащих товарами по возможно более низким ценам, они смогут продавать их намного дешевле, чем частные магазины.
Магазины национального торгового обслуживания будут продавать товары только тем, кто находится на общественной службе, и в них не будут принимать в уплату за товары золотые, серебряные и медные деньги. На первых порах все общественные служащие будут по-прежнему получать заработную плату обычными деньгами. По желанию, однако, можно будет получить часть заработной платы или всю ее в специальных бумажных деньгах или талонах, имеющих ту же номинальную стоимость. Эти талоны будут принимать в магазинах, отелях, ресторанах и т. д., предназначенных только для обслуживания людей, находящихся на государственной службе. Эти деньги будут напоминать обычные банкноты. Они будут изготавливаться из специальной прочной бумаги и будут разного достоинства − от пенни до фунта.
Так как магазины национального обслуживания будут торговать практически всем, что требуется, и поскольку на двадцать шиллингов обычными деньгами можно будет купить гораздо меньше, чем на двадцать шиллингов талонами, скоро все государственные служащие захотят получать жалованье в талонах. Таким образом для выплаты жалованья служащим и рабочим администрация не будет нуждаться в обычных деньгах. Но они потребуются, чтобы платить частным предпринимателям, которые будут поставлять товары для национальных магазинов. Однако все эти товары производятся трудом, и для того, чтобы не платить золотом, государство организует свои предприятия. Все пригодные общественные земли будут обрабатываться. Будут созданы государственные фабрики, которые будут производить продукты питания, обувь, одежду, мебель и вообще все необходимое. Все не имеющие работы получат возможность трудиться на этих фабриках и фермах. Для того чтобы облегчить труд и сократить рабочий день − поначалу, скажем, там будут работать по восемь часов в день, − а так же и для того, чтобы производить как можно больше, эти фабрики и фермы будут оснащены самым современным оборудованием. Люди, работающие на государственных фабриках и фермах, будут получать заработную плату талонами. Их продукция будет поступать в магазины национального обслуживания, где рабочие смогут за свои талоны приобретать все, им необходимое.
Так как на наших фабриках и фермах мы будем как можно более широко использовать машины и самые передовые научные методы, мы будем производить так много, что сможем платить нашим рабочим очень высокую заработную плату − в талонах − и сможем продавать нашу продукцию так далеко, что все, состоящие на службе у государства, смогут иметь все им необходимое.
Когда рабочие, которых эксплуатируют частные предприниматели, увидят, насколько им хуже живется, чем рабочим, находящимся на службе у государства, они сами будут проситься работать на государство и тоже за талоны. Это будет означать, что государственная трудовая армия будет постоянно расти. Будет строиться больше государственных фабрик, больше обрабатываться земли. Люди будут получать работу на производстве кирпича, рам, дверей, красок, стекла, обоев и всякого рода строительных материалов, а другие получат работу по постройке на государственных землях великолепных домов, которые будут предоставляться работающим на государственной службе. Квартирная плата также будет взиматься талонами.
Будет создан государственный рыболовный флот, и количество производимых товаров всех видов будет настолько велико, что государственные рабочие и служащие не смогут все это потреблять. На талоны они смогут покупать все, что нужно, и даже больше, чем им нужно, и все равно избыток товаров будет расти.
Тогда социалистическая администрация приобретет или построит торговый флот, который, конечно, будет обслуживаться государственными работниками, так же, как сейчас королевский флот. Этот торговый национальный флот будет вывозить избыток товаров, о котором я говорил, в другие страны и продавать там или обменивать на продукты этих стран, не производящиеся у нас. Эти товары будут привозиться в Англию и продаваться в магазинах национального обслуживания по самым низким ценам за талоны всем, находящимся на государственной службе. Это, естественно, создаст большее разнообразие товаров. Так как не будет смысла производить больше продукции, чем это необходимо, то администрации будет вменено в обязанность сокращать или ограничивать производство предметов первой необходимости. Это может быть сделано путем сокращения рабочего дня без снижения заработной платы, чтобы рабочие могли покупать так же много, как и до этого.
Другой путь предотвращения перепроизводства предметов первой необходимости заключается в расширении производства предметов роскоши, художественных изделий, мебели, картин, музыкальных инструментов и тому подобного.
В каждом районе можно создать большой клуб, в котором будет великолепно оборудованный театр, концертный зал, лекционный зал, спортивный зал, биллиардные, читальни, комнаты отдыха и так далее. Часть рабочих станет актерами, художниками, музыкантами, певцами. Каждый, кого можно будет освободить от самого важного труда − производства предметов первой необходимости, − будет работать в сфере культуры и просвещения. Эти люди, как и прочие государственные служащие, будут получать жалованье в талонах. На них они смогут приобретать в изобилии все, что им необходимо.
Тем временем капиталисты увидят, что никто не хочет на них работать, никто не хочет надрываться за горстку медяков, которых едва хватает, чтобы свести концы с концами.
Капиталисты будут протестовать против того, что они будут называть нечестной конкуренцией со стороны государственной промышленности, и кое-кто из них, возможно, будет угрожать, что уедет из страны и заберет с собой свои капиталы. Так как большинство этих людей слишком ленивы, чтобы работать, а их деньги нам не понадобятся, мы будем очень рады, если они уедут. Но что касается их настоящего капитала − фабрик, ферм, шахт или оборудования − это уже другой вопрос. Если все это останется без применения, общество понесет ущерб. Поэтому будет принят закон, предусматривающий, что вся земля, не обрабатываемая ее владельцем, или фабрика, закрытая свыше определенного времени, переходят во владение государства и будут работать для блага общества. Компенсация бывшим владельцам будет выплачиваться в талонах. Им будет обеспечен доход либо пенсия пожизненно или на определенный срок в зависимости от обстоятельств и возраста человека.
Что же касается частных торговцев, оптовых и розничных, то они не выдержат конкуренции с государством и будут вынуждены закрыть свои магазины и склады, во-первых, потому, что не смогут пополнять запасы, а во-вторых, потому, что, даже если бы они смогли это делать, они не смогут продавать эти товары дешевле, чем государство. В результате освободится огромное количество людей, которые в настоящее время заняты непроизводительным трудом: продавцы и их помощники в лавках, которых бывает иной раз по полудюжине на одной улице, тысячи людей, занятых рекламой, − им в большинстве случаев платят жалкие гроши и они не могут приобрести на эти деньги даже самое необходимое.
Каменщики, плотники, маляры, стекольщики и вообще все, кто сейчас работает на хозяев, окажутся без работы, но всех, кто выразит желание работать, будут охотно принимать на государственную службу. Они будут работать меньше, чем прежде. Им не придется работать так тяжело − их не будут торопить и запугивать, поскольку не будет недостатка в рабочих руках и многое станет выполняться машинами. Магазины и лавки, где работали раньше эти люди, перейдут в собственность государства, которое выплатит бывшим владельцам компенсацию, так же как владельцам фабрик. Часть этих зданий будет использована государством под магазины национального обслуживания, другие переоборудуют под фабрики, третьи приспособят для жилья или общественных помещений... Государство будет обязано обеспечить жильем всех, кто находится у него на службе, и в результате этого, а также по причине снижения конкуренции на «Свободном рынке» частные квартиры также быстро упадут в цене... Трущобы, в которых ютятся неимущие, неудобные, непрочные «коттеджи», занимаемые представителями среднего класса, опустеют и станут стремительно падать в цене. Их владельцы очень скоро добровольно предложат передать их государству на тех же условиях, что и другие собственники, − в обмен на пенсию. Часть этих людей удовлетворится праздной жизнью на доход, предоставленный им пожизненно государством в качестве компенсации, другие посвятят себя искусству или науке, а кое-кто предложит свои услуги обществу в качестве управляющих и директоров. Государство будет охотно использовать их труд.
К тому времени государство станет единственным работодателем. Так как все можно будет купить только на талоны, а получать их можно будет только работая, то это будет означать, что каждый способный к труду человек примет участие в процессе производства. Нам не понадобится, как сейчас, содержать полицию для защиты собственности богатых бездельников от голодающих бедняков, которых они грабят. У нас не будет безработицы − труд будет организован и сконцентрирован на выполнении единственной разумной задачи − создании вещей, в которых мы нуждаемся. На каждую машину, используемую сегодня, у нас появится, если нужно, тысяча машин. И, следовательно, мы станем производить такое огромное количество всего, что вскоре общество столкнется вновь с серьезной проблемой перепроизводства.
Чтобы решить эту проблему, необходимо будет уменьшить рабочий день до четырех или пяти часов. Вся молодежь получит возможность учиться в школах и университетах, и их не будут заставлять трудиться до двадцати одного года. В возрасте сорока пяти лет каждый сможет уйти с государственной службы с сохранением полной заработной платы. Вы получите возможность провести остаток жизни как вам заблагорассудится − одни будут спокойно сидеть дома и развлекаться так, как это делают сегодня богачи − заниматься любимым делом или принимать участие в организации общественных развлечений, балов, вечеров, общественных игр и спортивных соревнований или, например, скачек.
Некоторые предпочтут продолжать работать. Актеры, художники, скульпторы, музыканты будут работать для собственного удовольствия и ради славы. Другие захотят поездить по свету и своими глазами увидеть все то, о чем сейчас мы можем разве что прочесть в книжках: чудеса Индии и Египта, исторические памятники Рима, сокровища лучших картинных галерей Европы и многое другое.
Таким образом, впервые в истории человечества, блага и радости, дарованные человечеству наукой и цивилизацией, будут предоставлены в равной степени всем, на единственном условии − что каждый будет вносить свой вклад в созидание этих благ.
Таковы принципы, на которых будет организовано КООПЕРАТИВНОЕ СООБЩЕСТВО. В этом государстве никто не будет выделен или возвышен над своими согражданами, кроме как за особые достоинства и талант. Ни один человек не будет извлекать за счет других прибыль, и мы будем уже не хозяевами и слугами, а свободными людьми − братьями и друзьями. В этом государстве не будет людей забитых, сломленных жизнью, людей, чье безрадостное существование проходит в тяжком труде и нужде. Там не будет детей, плачущих от голода и холода.
В этом государстве на деле появится возможность претворить в жизнь учение Христа, в то время как сейчас многие лишь делают вид, что ему следуют. В основе этого общества будет лежать справедливость и сотрудничество, всемирное братство людей и уважение к закону…
− Как я понял, − сказал Харлоу, − талоны будут иметь такую же цену, как теперь золото и серебро. Ну, а что же помешает таким пройдохам, как старик Скряга или Раштон, накопить эти деньги и жить не работая, так же, как сейчас.
− Вот-вот, − насмешливо сказал Красс, − ничего из этого не выйдет!
− Это очень простое дело: каждый человек, который живет, не выполняя полезной работы, пользуется трудом других, он крадет у других часть их труда. Цель социализма − прекратить это воровство, сделать его невозможным. При социализме никому не позволят тайно хранить и накапливать талоны, да это и не удастся − деньги будут датированы и будут утрачивать ценность, если их не истратить в течение определенного времени после выпуска. Что касается купли и продажи ради прибыли, то у кого они будут покупать? И кому продавать?
− Ну, скажем, они могут покупать некоторые вещи, которые не нужны рабочим, по меньшей цене, чем рабочие платят за них, а потом будут опять их продавать.
− Им придется продавать эти вещи по более низким ценам, чем в государственных магазинах, а ведь это совсем невыгодно, подумайте сами. Для того чтобы помешать частной торговле, администрация не будет выплачивать частным владельцам всей суммы компенсации. Эта компенсация, как я уже говорил, будет выплачиваться в виде ежегодной пенсии.
Есть еще один эффективный путь борьбы с частной торговлей − ее объявят уголовным преступлением. И в настоящее время многие формы бизнеса незаконны, если у вас нет разрешения на них; при социализме разрешение на торговлю не будет выдаваться никому.
− А копить деньги разрешат человеку, если он захочет? − с негодованием спросил Слайм.
− Никто не будет мешать человеку обходиться без нужных ему вещей, если ему этого захочется по глупости. Но он все равно никогда не накопит столько, чтобы не вносить свою долю в общеполезный труд. А кроме того, кому понадобится копить деньги? Старость будет обеспечена. Работа тоже будет у всех. Если кто заболеет, его станут лечить бесплатно в государственных больницах. Дети будут посещать бесплатные школы и колледжи, а когда им придет время идти на государственную службу, им будет обеспечено место. Можете вы сказать, зачем кому-либо потребуется копить деньги?
На это Слайм ответить не мог.
− Есть еще вопросы? − спросил Филпот.
− Поскольку мы заговорили о деньгах, − добавил Баррингтон, − я хотел бы вам напомнить, что даже при нынешней системе существует немало вещей, содержание которых стоит денег, а мы, не платя за них непосредственно, пользуемся ими. Стоит денег содержание и освещение дорог и тротуаров. А также парков, музеев, мостов. Но они для всех свободны. При социалистической власти этот принцип будет распространен еще шире − в дополнение к тем услугам, которыми мы свободно пользуемся сейчас, мы будем использовать для нужд общества бесплатно трамваи и железные дороги. А со временем этот метод будет принят и в других областях.
− Я читал где-то, − сказал Харлоу, − что, как только правительство в какой-либо стране начинает выпускать бумажные деньги, это всегда приводит к краху. Почем ты знаешь, что такая же штука не случится при твоем социализме?
− Верно, − сказал Красс, − я как раз хотел спросить это же самое.
− Если правительство страны начинает выпускать бумажные деньги при существующей системе, − ответил Баррингтон, − это неизбежно ведет к краху по той простой причине, что при существующей системе бумажные деньги − банкноты, банковские чеки, векселя, и тому подобное − являются не чем иным, как напечатанным обещанием уплатить их стоимость, в золоте или серебре, по требованию или к определенному сроку. Если при нынешней системе правительство выпустит больше бумажных денег, чем у него есть золота и серебра, обеспечивающего этот выпуск, − это, конечно, банкротство. Но бумажные деньги при социалистической администрации не будут обещанием выплатить их стоимость золотом или серебром по требованию или к определенному сроку. Они будут обязательством обеспечить товарами указанную на банкноте сумму, а так как товаров будет хватать, то откуда же возьмется банкротство?..
− При нынешней системе люди, которые становятся хозяевами и предпринимателями, преуспевают благодаря хитрости и себялюбию, а совсем не потому, что они хорошо понимают то дело, из которого извлекают доход. Большинство предпринимателей в строительном деле, к примеру, сами не умеют делать ничего. Очень мало кто из них чего-нибудь стоит как рабочий. Единственная работа, которую они выполняют, − это придумывать, как пожинать плоды труда других.
Те, кто сейчас является управляющим или десятником, выдвинулись не потому, что хорошо работали, а потому, что они хорошие надсмотрщики и умеют добывать прибыль для своих нанимателей…







Tags: Капитализм, Социализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments