Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Роберт Тресселл о капитализме. Часть XV

Из книги Роберта Тресселла "Филантропы в рваных штанах".

Истон… каждый день должен отправляться на почти безнадежные поиски работы. У фирмы Раштона заказов не было, и большая часть других фирм была в таком же положении. У Добера и Ботчита изредка появлялись заказы, и Истон несколько раз пытался получить у них работу, но ему неизменно отвечали, что мест нет. Потогонные методы этой фирмы по-прежнему были излюбленной темой среди безработных, которые проклинали их. Стало известным, что они платят даже квалифицированным рабочим всего шесть пенсов в час и что условия труда у них при этом во много раз хуже, чем во всех других фирмах. С рабочими там обращались как с каторжниками, это был сущий ад, людей запугивали, шла вечная гонка, непристойные ругательства и богохульства висели в воздухе с утра и до ночи. Безработные возмущались не только хозяевами фирмы, но и несчастными, полуголодными рабами, которые работали там. Этих бедняков безработные обзывали «негодяями» и «дерьмом», и тем не менее, когда бы Доберу и Ботчиту ни потребовались дополнительные рабочие руки, они без труда находили их, и часто случалось, что именно те, кто громче всех обвиняли эту фирму, первыми бежали к ним со всех ног, как только появлялась хоть малейшая возможность получить место у Добера и Ботчита.
[Читать далее]
Заработная плата тех, кто получал шесть с половиной пенсов в час, в неделю составляла один фунт два пенса, если не было простоев; у тех же, кто, как Сокинз, получали лишь пять пенсов в час, недельный заработок составлял всего пятнадцать шиллингов и шесть пенсов.
Ну, а когда они работали два-три дня в неделю, а бывало даже так, что всего несколько часов, то получка их в субботний вечер составляла полсоверена, или семь шиллингов шесть пенсов, а то и пять шиллингов и даже меньше того, и все равно большинство рабочих считало, что и это лучше, чем ничего.
Многие из них были женатыми людьми, и для того, чтобы свести концы с концами, их жены ходили по домам прибирать или работали в прачечных. А дети их питались большей частью хлебом, маргарином, снятым молоком и спитым чаем. Многим из этих детей − ребятишкам восьми-девяти лет − тоже приходилось работать − часа по два, по три в день − утром перед школой и вечером, а в воскресенье целый день. Они разносили лотки с мясом, корзины с бакалеей и овощами, бидоны с керосином, молоко, торговали газетами или разносили их по домам. Когда они немного подрастали, они получали удостоверение, разрешающее детям до четырнадцати лет работать половину рабочего дня, а как только им исполнялось четырнадцать, они вообще бросали школу и переходили на полный рабочий день. Достигнув соответствующего возраста, кое-кто из них пытался попасть в армию или во флот, но, как правило, их признавали непригодными физически.
Стоит ли удивляться, что, повзрослев, они оказывались настолько умственно недоразвитыми, что считали самым верным путем, который им поможет исправить их условия жизни, − выбор правительства, представляющего собой эксплуататоров − консерваторов или либералов.

Хотя Оуэну, Истону, Крассу и еще нескольким другим везло и в последние несколько месяцев у них была кое-какая работа, большинство их товарищей почти все это время просидели без работы, а тем временем практичные дельцы, называющие себя последователями Христа, − лицемеры, притворяющиеся, будто верят, что все люди братья, а бог их отец, разыгрывали привычный фарс, именуемый ими «Борьба с нищетой». Они устраивали «дешевые распродажи» и базары, распределяли свою поношенную одежду и обувь, остатки супа и другой еды среди тех своих «братьев», которые дошли до такой степени падения, что просили об этом. Досточтимый Комитет помощи бедствующим тоже действовал вовсю, свыше тысячи «братьев» были зарегистрированы в его книгах. После тщательного расследования из этого числа комитет отобрал шестьсот семьдесят два человека, заслуживающих того, чтобы им разрешили работать и зарабатывать себе на жизнь. Комитет, надо полагать, непременно выдал бы всем этим шестистам семидесяти двум необходимые разрешения, да вот беда − суммы, имеющейся в распоряжении комитета, позволяли обеспечить работой такое количество «братьев» всего на три дня. Впрочем, используя политику отсрочек и всевозможных уловок, комитет старался создать впечатление, что занимается проблемой безработицы всерьез.
Кстати, если бы не хитрая уловка, изобретенная «братом» Раштоном, в книгах комитета было бы зарегистрировано гораздо большее количество «братьев». В предшествующие годы была принята практика раздачи анкет каждому «брату», который обращался в Комитет, затем «брат» возвращал их, заполнив лично. На секретном заседании комитета Раштон предложил − под смех и аплодисменты, благотворители оценили остроумную шутку − новый и лучший способ, рассчитанный на уменьшение числа просителей. В результате этого нововведения перестали печатать анкеты, а кандидатов на работу принимал в конторе младший клерк, который их расспрашивал по одному, точь-в-точь, как следователь допрашивает преступника; преступники отвечали, клерк записывал в анкету каждый ответ.
− Ваша фамилия?
− Где вы живете?
− Как давно вы там живете?
− Где жили до этого?
− Как долго вы жили там?
− Почему вы переехали?
− Остались ли вы должны за квартиру, когда уехали с прежнего места жительства?
− Сообщите ваш предыдущий адрес.
− Сколько вам лет? Когда был последний день вашего рождения?
− Женаты вы, одиноки или вдовы?
− Какова ваша профессия, занятие, должность?
− Сколько у вас детей? Сколько мальчиков? Сколько девочек? Работают ли они? Сколько они зарабатывают?
− Что представляет собой дом, в котором вы живете? Сколько в нем комнат?
− Сколько вы задолжали владельцу квартиры?
− Кто ваш последний наниматель? Как фамилия десятника? Как долго вы там работали? Какую выполняли работу? Почему перестали работать там?
− Чем вы занимались последние пять лет? Какую работу выполняли, сколько часов в день? Какова была ваша заработная плата?
− Назовите полностью фамилии и адреса всех предпринимателей, у которых вы работали за последние пять лет, и причины, почему вы перестали там работать.
− Назовите полностью фамилии десятников, под началом которых вы работали в течение последних пяти лет.
− Зарабатывает ли что-нибудь ваша жена? Сколько именно?
− Получаете ли вы деньги от каких-либо клубов, обществ, благотворительных организаций или из каких-либо других источников?
− Получали ли вы когда-нибудь пособие по безработице?
− Работали ли вы когда-нибудь раньше для Комитета помощи?
− Выполняли ли вы когда-либо другую работу, кроме той, которую вы указали? Считаете ли вы себя способным выполнять какую-либо другую работу?
− Есть ли у вас рекомендации?
И так далее и тому подобное.
Когда преступник отвечал на все вопросы и все его ответы были соответствующим образом записаны, ему сообщали, что член комитета, или специальный уполномоченный, или еще какое-либо ответственное лицо посетит его дом и произведет расследование, после чего специальный уполномоченный либо другое лицо доложат комитету и комитет рассмотрит этот доклад на следующем заседании.
Поскольку допрос каждого преступника занимал около получаса, не говоря уж о том времени, когда он дожидался своей очереди, легко убедиться, как прекрасно способствовала эта идея уменьшению числа зарегистрированных безработных.
Когда Раштон предложил это новое правило, его приняли единогласно, единственный голос против был подан доктором Обморком, который, как заметил брат Гриндер, неизменно выступал против любого разумного начинания. У них есть одно лишь утешение, добавил Гриндер, похоже, им недолго осталось его терпеть. Приближается первое ноября, и если он, Гриндер, хоть немного разбирается в рабочих, то они наверняка дадут Обморку коленом под зад, как только им представится возможность.
Через несколько дней результаты муниципальных выборов подтвердили предсказание брата Гриндера, ибо рабочие избиратели округа доктора Обморка действительно дали ему коленом под зад, зато Раштон, Дидлум, Гриндер и еще несколько членов Банды были с триумфом переизбраны подавляющим большинством голосов.
Мистер Добер, один из хозяев фирмы «Добер и Ботчит», уже был избран попечителем бедняков.

В каждой стране несметные армии вооруженных людей только и ждут, чтобы хозяева дали им сигнал обрушиться и подобно диким зверям растерзать друг друга. Вокруг царит хаос − богатство, роскошь, порок, лицемерие, голод, нищета, преступления. Люди чуть ли не в драку кидаются ради возможности заработать себе на хлеб, малые дети плачут от голода и холода, гибнут от нужды.
Мрачные тени окутали улицы, скрыв на время печальный облик нищеты, черные громады туч грозно сгущались на небе, словно символ возмездия, нависший над неправедной Системой. Эта Система, достигшая крайней степени своей жестокости, обречена: построенная на подлости, себялюбии, бессердечии, она должна исчезнуть навсегда, и память о ней будет проклята.
А на этих развалинах неминуемо вырастет сверкающее здание сообщества равных людей. Человечество, проснувшись после долгой ночи рабства, поднявшись из грязи, в которую оно так долго было повергнуто, увидит свет, пробивающийся сквозь черные тучи, затянувшие небо. Свет воссияет над всем миром, и засверкают купола и шпили прекрасных городов, городов будущего, где люди будут жить в подлинном братстве, доброте и радости. И счастливый новый мир озарят лучи восходящего солнца Социализма.






Tags: Безработица, Великобритания, Дети, Капитализм, Рабочие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments