Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Два документа времён Гражданской войны



Фрагменты документов из книги Василия Леопольдовича Горна «Гражданская война на северо-западе России».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ.
5 Марта 1920 г. № 249. Гор. Нарва.
Особая Комиссия по ревизии тыловых учреждений и установлений бывшей С.-З. Армии… считает своим долгом заявить, что, с прекращением деятельности Комиссии по ревизии, расформировываются последние и единственные учреждения, имевшие своей задачей борьбу с могущими быть при ликвидации злоупотреблениями и для таких злоупотреблений ныне открывается полная возможность. Как на доказательства этой возможности Особая Комиссия указывает на следующие факты:
Со времени получения Комиссией от Генерал-Майора Лотова предписания наблюдении за ликвидацией частей и учреждений (предпис. Наштарма от 13 февр. 1920 г. за № 241):
1. Обнаружены злоупотребления:
а) В Талабском пех. полку, где казенное имущество было продано и вырученные от продажи деньги были присвоены чинами, ведавшими и распоряжавшимися продажей означенного имущества (Подп. Бояринцев, Кап. Носков, Поруч. Рябинин и др.).
б) в автороте, где имела место продажа казенных горючих и смазочных материалов, с обращением вырученных от таковой продажи денег в свою пользу продавшими, а также подлоги и подделка документов, оправдывающих расход означенных материалов.
2. Комиссией взыскано неоправданных авансов:
в Талабском полку ..... 58 218 р. 67 коп.
(знаками Сев.-Зап. Прав.)
в автоброневых мастерских ..... 6263 р.
(эсг. м. 3021 р. зн. Сев.-Зап. Прав. — 3242 р.)
3. Обнаружены излишне потребованные и отпущенные из Полевого Казначейства Управлением Военных Сообщений 676.039 эст. мар, из коих по настоянию Комиссии возвращено 200.000 эст. мар.
4. Обнаружена попытка увезти из Нарвы хранившийся в Полевом Казначействе, без соблюдения Казначейских правил, неизвестно кому принадлежащий, опечатанный печатью Генерал-Квартирмейстера ящик, в коем по вскрытии оказалось около четырех с половиною миллионов (4 500 000 р.) руб. в валюте С.-З. Правительства и на ничтожную сумму эст. марок. Кроме того, Комиссией предполагалось произвести поверку ликвидации частей и управлений в районе ст. Иевве, при каковой, по дошедшим до Комиссии сведениям, происходят злоупотребления и хищение казенных денег и имущества.
Однако осуществить свои предположения Комиссия не могла, ввиду получения ею приказания о ее расформировании…

[Читать далее]

Комиссия с несомненностью установила крупные злоупотребления отдельных лиц, служивших, как в Интендантстве, так и в Штабах отдельных воинских частей, каковые лица обогащались за счет Армии… Корыстное злоупотребление отдельных лиц, в значительной степени расстраивавшее снабжение Армии, могло бы не проявиться в столь широких и пагубных для Армии размерах, если бы со стороны лиц, стоявших во главе отдельных тыловых частей, было бы проявлено более энергии, предусмотрительности, знания и опыта в их ответственной руководящей работе. Между тем Комиссии пришлось установить, что продажи интендантских грузов на железной дороге при следовании их от Ревеля до Нарвы могли бы быть устранены или в значительной степени уменьшены принятием самых элементарных мер для охраны и своевременного учета тех грузов, что расхищение белья, одежды и медикаментов в госпиталях и аптеках могло бы и не быть при отсутствии излишней доверчивости к низшему персоналу и наличности строгого учета этих вещей; что беспошлинного провоза частных грузов по железным дорогам под видом интендантских могло бы не быть при условии более внимательного и добросовестного отношения к выдаваемым удостоверениям на провоз таковых грузов и т. п.
Легкость наживы, хотя бы на незначительные суммы, создаваемая при наличности этих условий для отдельных, явно злонамеренных лиц, с одной стороны, создавала соблазн и увеличивала группу лиц с неустойчивыми нравственными убеждениями и понятиями о долге, вызывая у них желание к обогащению и уменьшая в них дисциплину и воинский дух, а, с другой стороны, — создавала неравенство, а также недостаток в снабжении отдельных частей и лиц на фронте, вызывала справедливые нарекания на оставшихся в тылу и постепенно приводила Армию к ее разложению.
Однако не одни только корыстные злоупотребления в тылу и пассивное отношение некоторых стоявших во главе учреждений лиц содействовало разложению Армии.
Не касаясь обсуждения оперативных планов, которые также могли влиять на неуспех военных действий, и, конечно, сыграли весьма крупную роль, Комиссия считает также одной из причин разложения Армии и систему, принятую вначале партизанской войны, при каковой системе отдельные воинские части получали иногда довольствие на средства того населения, землю коего они случайно занимали, в зависимости от хода военных действий, и тем самым воспринимали мысль о возможности безнаказанного пользования во время войны чужим имуществом. Равным образом создавала уверенность в безнаказанности и практиковавшаяся в то время, да и впоследствии система, или вернее бессистемность реквизиций, совершаемых, как начальниками крупных войсковых соединений, так равно и младшими начальниками, вызывая невольно у солдат подражание…
Кроме всего вышеизложенного несомненно повлияло на умножение преступного элемента и на увеличение преступности почти полное отсутствие какого либо ревизующего органа или учреждения, коему были бы предоставлены права для пресечения злоупотреблений, на обязанности которого лежало бы контролирование деятельности отдельных должностных лиц и тем самым пресечение злоупотреблений в самом их зачатке. Судебный аппарат не пользовался всей полнотою присущей ему власти, а зачастую и просто отсутствовал во многих частях войск, иногда даже в весьма крупных соединениях (как напр. корпус). Вся власть была сосредоточена в руках военных начальников, а потому сплошь и рядом взгляд на преступление вообще не был един во всей Армии, а менялся в зависимости от взгляда того или иного начальника отдельной части, и нередко поступок, почитавшийся в одной части преступлением, в другой вызывал похвальбы. Особенно ярко это выявлялось в вопросах о реквизициях и конфискациях, каковые в некоторых частях были строжайше воспрещены, тогда как в других не только разрешались, но даже поощрялись.
Население занимаемых С. 3. Армией областей, ожидавшее с приходом Белых Войск водворения законности и правового порядка, оказалось подчиненным волостным комендантам, людям, в большинстве случаев, совершенно не соответствующим своему назначению и весьма мало пригодным к занятию административных должностей. Между тем, этим должностным лицам была предоставлена вся власть в волости, как административная, так и судебная и полная самостоятельность в своих действиях при отсутствии какого-либо над ними контроля. Судебные учреждения вовсе не существовали и население не имело никаких установлений, в которые оно могло бы обратиться за защитой своих прав. Конечно, это не могло не вызвать неудовольствия в среде населения и поэтому, когда были мобилизованы в августе и сентябре жители местностей, занятых Армией, то в рядах ея появилось громадное количество людей недовольных, служивших прекрасной почвой для большевистской, анти-белоармейской агитации и при малейшем неуспехе поддававшихся разложению.
Вышеизложенные причины, по мнению Комиссии, и довели Армию до разложения и полного распада, и потому Комиссия заключает, что развала Армии могло бы не быть, если бы были своевременно созданы в пей органы, задачей которых было бы пресечение преступлений, а преступные деяния, уже совершенные, карались всею силой законной власти и если бы представители командного состава стояли всегда на точке строгой законности и своим примером и действиями воспитывали чувство законности и долга в умах своих подчиненных…

Меморандум Эстонского Правительства Верховному Совету.
Надо признать, что ни Мирная Конференция, ни союзные и дружественные Правительства не удовлетворили до сих пор просьбы о признании самостоятельности Эстонии. Напротив, начальники и все Командование Русской Северо-Западной Армии не переставали повторять, что они рассчитывают уничтожить самостоятельность Эстонии при первой им представившейся возможности.
Тем не менее Эстонское Правительство и армия со своим верховным командованием, удовлетворяя союзные и дружественные Правительства, оказывали активную помощь С.-З. Армии до тех пор, пока Русская С.-З. Армия сражалась против военных сил правительства Советской России. Но когда, в течение последних недель, под давлением войск Советской России, С.-З. Армия, дезорганизованная и деморализованная, отошла к границам Эстонии в район позиции нашей армии, возник серьезный вопрос для Правительства и Главнокомандования Армии, а именно, возможно ли допустить, чтобы массы враждебных и деморализованных военных наводнили бы тыл эстонской армии.
Чтобы оценить важность этого вопроса с точки зрения Эстонского Правительства и Главнокомандования Армии, нужно принять во внимание, кроме привходящих обстоятельств, с одной стороны характер и настроение С.-З. Армии, с другой — отношение Эстонской Армии и народа к С.-З. Армии.
Не надо забывать, что это бывший Северный Корпус, который служил основой для русской С. 3. Армии. Этот корпус был сформирован в 1918 г., во время немецкой оккупации на средства и попечением обер-командования.
Когда в начале этого 1919 г. русские большевики начали военные действия против Эстонской Республики и заняли Псковскую Область, Северный Корпус был разбит при первом же столкновении с красной армией и был принужден отступать, чтобы спасти остатки своей армии…
Тогда же некоторые воинские части, под командованием кн. Ливена ушли в Курляндию. Другой отряд, в составе приблизительно 3500 чел., спасся на Эстонскую территорию, где поступил под защиту Эстонской Армии, — которая победоносно наступала. Поведение Сев. Корпуса на Эст. территории было с самого начала подозрительным. Как раз в тот момент, когда Эстония-сосредоточивала все свои силы для изгнания со своей территории кровожадных масс большевиков, стали циркулировать слухи и появляться признаки, доказывающие, что намерения командиров Северного Корпуса — было движение на Ревель с целью свержения Временного Правительства, затмевавшего феодальные элементы прибалтийских немцев и, при помощи этих же немецких элементов, захватить власть в Эстонии. Только благодаря энергичным мерам, принятым Эстонским Главнокомандованием и Временным Правительством, такие печальные неожиданности были предотвращены. В то же время тот факт, что отряды Северного Корпуса, находящиеся в тылу эстонской армии, под ее защитой употребляли свое оружие исключительно для грабежей в деревнях и терроризирования жителей, способствовало возникновению чувства обиды в народных массах…
К сожалению, нужно признать, что командиры русской армии скоро показали неспособность к поддержанию порядка и поднятию боеспособности их Армии, сообразно обстоятельствам. Так же они не сумели создать и поддержать в тылу Армии твердый государственный порядок. Недостаточно было терроризовать мирное население. Нужно было понять стремление народа, пережившего все волнения революции. У командиров русской Армии не доставало здравого смысла, чувства равновесия и хладнокровия, необходимого государственным людям. Но это были качества, которых политические деятели и командиры армии не выказывали даже в момент создания Северо-Западного Правительства, после крушения первой операции против Петрограда. Несостоятельность С.-3. Армии, как боеспособной силы, и неспособность ее командиров, как государственных организаторов, выяснились с наибольшей очевидностью в момент окончательного крушения С. 3. Армии, после ее последних операций против Петрограда.
Правительство Эстонии, эстонский народ и армия, которая, помогая С. 3. Армии и принимая участие в стратегической задаче, начала наступление против большевистской армии в районе Красной Горки и на Псковском фронте, убедились, что никакая помощь, ни танки, ни другой материал, щедро доставленный С. 3. Армии союзными и дружественными Державами, не могли придать ей боеспособность.
Однако, командиры С. 3. Армии, доказывая свою несостоятельность, как боеспособная сила, никогда не отказывались от их высоко-политической игры.
Также признано, что русская С. 3. Армия поддерживала сношения с русской Западной Армией, которая, под командованием Бермонта, принимала участие во всех махинациях немцев и балтийцев, а также в военных действиях немецкого ландвера против Эстонской республики. Одновременно ясно для Эстонского Правительства, что даже командирам С. 3. Армии не были чужды германские интриги, что установлено в особенности судебным следствием по делу Сенатора Недгардта, который совместно с германскими военными попробовал прошлым летом наладить прямое сообщение со Штабом Северо-Западной Армии при помощи аэроплана.
Кроме того, командование С.-З. Армии назначало на ответственные посты реакционеров, дружественно расположенных по отношению немцев и провозглашавших по отношению окраинных государств и их народов восстановление Великой России. Эти элементы выказывали глубокую враждебность по отношению Балтийских окраинных государств и в особенности по отношению самостоятельности Эстонии, как государства. Вследствие этих намерений даже русские солдаты стали выказывать враждебные тенденции по отношению к Эстонии. Командиры С.-З. Армии, в частности, открыто высказывали угрозы по адресу Эстонии, утверждая, что после взятия Петрограда они двинутся на Ревель…
Теперь, когда русская С.-З. Армия, деморализованная и дезорганизованная, отступила в панике после своей последней экспедиции против Петрограда до границ Эстонской Республики, положение вещей сильно изменилось. Было бы безумным самоубийством, по мнению раздраженного общества и эстонской армии, разрешить таким дезорганизованным и враждебным массам перейти границы Эстонской Республики, а тем более собраться в тылу эстонской армии…





Tags: Белые, Гражданская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments