Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

В. Г. Кокоулин о кризисе колчаковщины. Часть II

Из книги Владислава Геннадьевича Кокоулина "Белая Сибирь: борьба политических партий и групп (ноябрь 1918 –
декабрь 1919 г.)"
.

Помимо большевиков кадеты считали своими врагами мелкобуржуазные партии эсеров и меньшевиков…
Однако кадеты признавали необходимость тактических соглашений с теми мелкобуржуазными партиями, которые выступали за поддержку колчаковского правительства…
Сами же эсеры провозглашали тактику борьбы на два фронта…
К сожалению, до нас не дошло решение Сибирской конференции партийных организаций социалистов-революционеров, проходившей в конце апреля 1919 г. в Новониколаевске. Однако по сведениям департамента милиции делегаты этой конференции решили “немедленно приступить к самой интенсивной работе по подготовке государственного переворота”. Тактика Сибирско-Уральской и Сибирской конференций партии социалистов-революционеров разделялась не всеми эсерами. С критикой краевого комитета ПСР выступили П.Я.Михайлов, М.Я.Линдберг, Б.Д.Марков. Не соглашаясь с его тактической линией, они приступили к созданию самостоятельной политической организации, позже получившей название “Сибирский союз социалистов-революционеров”. Вот что сообщал 4 апреля директор департамента милиции министерства внутренних дел всем управляющим губерниями:
– Агентурным освещением деятельности ПСР выяснено, что в  краевом комитете партии произошло расхождение во взглядах на ближайшие современные задачи, а именно: 1) одна группа стоит за захват инициативы от большевиков по части восстаний, дабы можно было повести их под флагом борьбы за Учредительное собрание, а не за Советскую власть; 2) другая группа против всяких восстаний, так как придать им массовый, стихийный характер не удастся, а, следовательно, успеха эти восстания иметь не будут и только усилят реакцию; 3) третья группа (неофициальная), не зависящая от крайкома, с террористическими тенденциями. Краевой комитет ПСР вёл соглашательские переговоры с делегатом большевиков Б.Шумяцким, временно проживающим в Томске, занимающим у большевиков крайнюю правую, которая во главе с Лениным считает разгон Учредительного собрания единственной ошибкой Советской власти.
[Читать далее]Процесс распада и размежевания эсеровских организаций не остался незамеченным. Так, омская газета “Наша заря” злобно комментировала:
– В газетах начинают мелькать известия о фактах “самороспуска” местных эсеровских комитетов <…> Самороспуск партии, хотя бы и частичный – ведь это, по всем естественно логическим соображениям, открытое признание партии в своём разложении, политическом банкротстве! Неужели действительно партия начинает сознавать себя “мартовским” снегом, тающим неудержимо под лучами весеннего солнца возрождения государственности России? <…> С широкой общественной точки зрения такие факты полны глубокого смысла. Ведь это – такой яркий симптом перелома в общественном сознании, такой показатель отрезвления национальной мысли!
6 мая начальник иркутского управления государственной охраны сообщил в министерство внутренних дел, что иркутский комитет ПСР постановлением 16 апреля объявил все эсеровские организации распущенными.
Через две недели управляющий Иркутской губернией в докладе в министерство внутренних дел констатировал:
– После долгих колебаний и внутренней борьбы эсеры ушли, наконец, в подполье <…> С уходом в подполье замечается усиление левого крыла организации, стоящего за соглашение с большевиками, которое особенно ярко сказалось в попытке сорганизовать предвыборный социалистический блок <…> В местной жизни социалистов-революционеров не видно и не слышно, за исключением торжественных случаев, вроде 1 мая; единственное место, где они могли бы выступать, – это Дума, где они составляют большинство, но здесь они так выдохлись, что даже оппонентов не встречают <…> Отношение к верховному правителю, к омскому правительству не только отрицательное, но и враждебное, как к вдохновителю сибирской реакции, проводнику этой реакции в жизнь <…> Участвуют ли иркутские эсеры в крестьянских волнениях Иркутской губернии? На этот вопрос я должен ответить отрицательно – пока нет. Мне было бы известно, если бы шла организация боевых сил, но нет и этого, я, учитывая опыт их борьбы с большевиками, когда во время наших боёв эсеровская дружина сидела по подпольям, полагаю, что и эти боевые силы будут опасны более словоблудием, чем силой.
…основным тактическим разногласием между двумя эсеровскими организациями было отношение к борьбе с большевиками – одни требовали её продолжения, другие откладывали её на неопределённое время.
Кроме Сибирского союза социалистов-революционеров действовал образованный в начале 1919 г. из числа членов Учредительного собрания, находившихся на территории Сибири “Сибирский комитет членов Учредительного собрания”. В июле 1919 г. Комитет выпустил обращение “Ко всем гражданам Сибири”, в котором объявил своей целью свержение власти Колчака, организацию выборов в Сибирское Учредительное собрание и проведение референдума для того, чтобы население выбрало между Советами и Учредительным собранием. Утопичность последнего требования в условиях колчаковского режима особенно очевидна.
Аналогичной тактики придерживались и меньшевики в Сибири. Как отмечал член РСДРП в письме в ЦК, три основные идеи были положены бюро сибирских организаций РСДРП с самого начала его деятельности в феврале 1919 г.: 1) мир с Советской Россией, 2) борьба с интервенцией, 3) создание “единого революционного фронта” при отказе от коалиции “социалистической демократии” с цензовыми элементами…
Вот что сообщил 20 мая управляющий Иркутской губернией в министерство внутренних дел:
– Меньшевики и интернационалисты держатся вместе, розни не наблюдается. Призывая к прекращению войны с большевиками, они тем не менее продолжают агитацию против большевиков и на соглашение с ними не пойдут, но и противодействовать им в их антиправительственных мероприятиях не будут. Социал-демократы не прочь сотрудничества с эсерами, но сотрудничество довольно слабое и имеет лишь теоретический интерес <…> Нет ни одного кооператива, ни одного общественного учреждения или даже организации, где бы не было хоть одного социал-демократа.
Охарактеризовав деятельность мелкобуржуазных партий в Иркутской губернии, управляющий губернией сделал следующие выводы: 1) все партии находятся в состоянии духовного брожения, какого-то искания; 2) нет ни одной партии, которая имела бы исключительное влияние на общество и была бы настолько сильна, чтобы стать базисом правительства; 3) во всех партиях и группировках или недоверчивое или озлобленное настроение против правительства растёт, и на их поддержку правительству рассчитывать не следует.
В конце июня ЦК РСДРП принял очередную резолюцию, в которой объявил о том, что признаёт только те организации РСДРП, которые выступают за борьбу с колчаковской диктатурой и за воссоединение Сибири и Приуралья с Советской Россией. Партийные организации, отвергавшие эту позицию, объявлялись “стоящими вне рамок РСДРП”.
…6 июня председатель редакционной комиссии инициативной группы сибиряков-областников профессор М.П.Головачёв и наиболее энергичный член группы, бывший председатель петроградского союза областников П.А.Молодых получили предписание министра внутренних дел в течение суток оставить пределы Акмолинской области.
Непримиримыми противниками колчаковского режима была большевистская партия. Она была лишена возможности легальной работы, не выпускала своих газет и подвергалась непрерывным репрессиям. Тем не менее, разрозненные большевистские подпольные группы продолжали вести борьбу с колчаковским режимом. О деятельности местных большевистских организаций имеются весьма скудные сведения. О двух организациях – тюменской и красноярской – мы знаем из докладов делегатов на Всесибирской подпольной конференции РКП(б), о которой пойдёт речь ниже. Так, тюменский делегат рассказал следующее:
– Начало организации было положено в конце января, когда сюда были посланы два работника, они собрали группу из 15 бежавших через Тюмень коммунистов и частью интернационалистов, которые после долгих исканий завязали связь и с рабочими. Стачка судовых рабочих и другие рабочие конфликты дали возможность организации развить операцию в массах. Тут подоспело выступление новобранцев (около 200 человек), которые разобрали в складе 3 подводы винтовок, кинулись в лагерь, освободили и вооружили красноармейцев и двинулись в город. По пути они были встречены чехами и расстреляны. После этого начались репрессии над профессиональным движением, которое до выступления развивалось довольно свободно и сильно благодаря усердию меньшевиков. После выступления было расстреляно без суда на площади двое видных работников профессионального движения. Выступление протекало стихийно без ведома какой бы то ни было организации.
…большевистские организации рассчитывали не только на городские восстания, но и на массовое крестьянское движение против существующего режима. Ёмкая и точная характеристика сибирского крестьянства была дана в этой резолюции:
– Наиболее многочисленная часть населения Сибири – крестьянство – тяжёлыми налогами, хищными контрибуциями, мобилизациями и беспредельным разгулом жесточайших пыток и расстрелов принуждено было перейти и перешло на путь революционной борьбы с буржуазной военной диктатурой Колчака. Сибирское крестьянство, реакционное в силу своего экономического бытия по отношению к пролетарской революции стало теперь крупным революционным фактором при свержении гнёта буржуазии…
Что касается отношения к мелкобуржуазным партиям: меньшевикам, эсерам, интернационалистам, максималистам и анархистам, – то поскольку они представляли “незначительные и невлиятельные кружки активных единиц”, то соглашение с ними считалось в целом недопустимым, но при подготовке вооружённой борьбы допускалось привлечение либо отдельных членов, либо партийных коллективов.
К числу практических мероприятий большевиков можно отнести устную агитацию, а также выпуск разного рода листовок. Так, в марте 1919 г. было отпечатано 15 тыс. листовок “За что воюет Сибирская армия”, в которой разъяснялось:
– Разве Сибирская армия стоит вне политики, когда офицеров, поющих “Боже, царя храни” гладят по головке, а солдат, сочувствующих коммунистам, расстреливают без суда? <…> Сибирская армия – внушает новобранцу начальство – защищает целость и свободу отечества <…> Сибирь стала тоже отечеством, но только для спекулянтов, беглых помещиков и капиталистов, для барышников чёрных ряс, жандармов и царских фараонов, для всех коршунов и пауков трудящейся России. Вот за чью свободу должен умирать сибирский новобранец <…> Здесь в Сибири порядок установлен старый, романовский, с расстрелами, порками, пытками за малейшее недовольство против буржуазии. Там в России порядок революционный. там не порют и не пытают рабочих, потому что этот трудовой народ там сам хозяин своей страны <…> Сибирская армия есть орудие в руках буржуазии, которое та употребляет для завоевания своего политического и хозяйственного господства над народом…
Из Сибири время от времени отправлялись в ЦК РКП(б) письма, в которых характеризовалась обстановка в Сибири и деятельность большевистских организаций. Так, в информационном письме членов Сибирского областного комитета А.Масленникова и М.Рабиновича 21 марта сообщалось:
– В Западной Сибири в настоящий момент происходит цензовая мобилизация. Призываются в разных местах по-разному примерно от 18 – 35 лет все, имеющие образование не ниже 4-классного среднего учебного заведения (за исключением имеющих образование высших начальных училищ). Интеллигенция даже антибольшевистская бежит от мобилизации. В некоторых местах (Челябинск, Тюмень, Курган) вслед за цензовой мобилизацией произведена мобилизация за 5 – 7 лет общая. В Тюмени она привела к восстанию нескольких сот мобилизованных, окончившемуся поражением и расстрелом всех восставших. Среди мобилизованных определённое революционное настроение. Они, по словам, ждут винтовок.
Далее отмечалось, что все партийные организации заняты привлечением на свою сторону крестьян, которые самостоятельно создают партизанские отряды, но не имеют достаточного количества оружия и патронов, но их можно скупать в разлагающихся чешских войсках. Так, в Томской губернии в подпольный комитет РКП(б) поступили приговоры сельских обществ о поддержке восстания людьми, деньгами и продовольствием. Конференция признала, что к весне можно ожидать широкого партизанского движения крестьянских масс, которое необходимо ввести в организованные рамки.
В опросе перешедшего линию фронта секретаря стачечного комитета Омска А.Лямкина 23 марта зафиксировано:
– Сочувствующее отношение населения к Колчаку перешло во враждебное, в особенности оно ясно определилось тогда, когда отряды Колчака, состоящие из юнкеров, стали разъезжать и взыскивать с крестьян налоги за 1915, 1916, 1917 и 1918 годы и требовать 10%-ного отчисления с имущества в пользу правительства. Крестьянская масса раскаивается в предании Советов, происшедшем в мае 1918 г., и теперь с нетерпением ждёт большевиков. Вся власть Колчака держится только на буржуазии, юнкерстве, интеллигенции, молодом 19-20-летнем и старом от 35 лет казачестве. Фронтовики же казаки относятся пассивно, но сами ничего не предпринимают и учесть их настроение не представляется возможным.
3 апреля А.Масленников сообщил, что колчаковское правительство, “искусственно поддерживая способы производства и обмена, нужные для жизни и роста буржуазии, т.е. свободную торговлю”, отменив всякий государственный контроль и регламентацию по отношению к промышленности, держит рабочих “в чёрном теле”; выпуск новых денег расстраивает финансовый аппарат, поскольку “старые бумажки при появлении новых исчезли с рынка, так как население считает их более ценными и припрятывает или выменивает по высокой цене на новые деньги”, а новые сибирские деньги на востоке не принимаются, а сужение территории, на которой сибирские деньги обращаются, создаёт новые осложнения в финансовом аппарате Сибирского правительства и вызывает необходимость снова печатать деньги. В итоге за время своего существования Сибирское правительство напечатало до 3 млн руб. Средний правительственный расход в месяц составлял свыше 600 млн руб., а доход от прямых и косвенных налогов не превышал 70 млн руб. Далее он добавил, что с рынка исчезают предметы потребления, а спекулянты, закупая товары, продают их по повышенным ценам. Так, например, за последние 6 недель, по его данным, хлеб вздорожал на 150% (с 20 до 50 руб. за пуд), а железо – на 122 % (с 18 до 40 руб. за пуд). Кооперативы, у которых имеются предметы потребления, нередко вынуждены продавать их частным кампаниям и торговым домам, чтобы получить таким образом денежные знаки, в которых нуждаются. Реальная же заработная плата рабочих с мая 1918 до января 1919 г. сильно упала. В то время как номинальная плата увеличилась от 118 до 223%, цены поднялись: на хлеб – на 529%, картофель – 911%, молоко – 700%, мясо – 211%. Необходимо было учитывать и то, что многие рабочие не работали по несколько месяцев в году. Положение железнодорожных рабочих было ещё хуже: введение сдельной оплаты в мастерских и повёрстной для машинистов из-за отсутствия угля и материалов для выполнения работы сильно понизило заработную плату. Средняя заработная плата рабочих составляла 169 руб. в месяц, в министерских департаментах, густо обсевшими “политическими эмигрантами” из Сибири, Саратова, Казани, Сызрани, Петрограда и Москвы, оклады начинались от 1 200 руб. В кооперативных организациях оклады служащих с лета 1918 г. повысились в 3 – 4 раза. В изысканиях доходов для правительства роль винной монополии с августа 1918 г. до января 1919 г. увеличилась в 26 раз.
Столь яркая характеристика положения в Сибири приводилась А.Масленниковым как несомненное свидетельство реакционности колчаковского правительства. Колчаковская контрразведка всё же выходила как на активных членов большевистской подпольной организации, так и на отдельные городские организации. Так, удалось раскрыть Барнаульскую, Красноярскую и Новониколаевскую организации. Расправлялись с захваченными большевиками самыми суровыми методами. 6 апреля по решению полевого суда в Екатеринбурге были повешены содержатель конспиративной квартиры большевиков член РКП(б) В.А.Голубь; содержательница явочной квартиры для всех прибывающих из Советской России большевиков Мария Авейде; чрезвычайный уполномоченный Троцкого по постановке контрразведки красных всей Сибири до Иркутска включительно, начальник центральной екатеринбургской “пятёрки” А.Я.Валек; члены тайной организации “пятёрки” в Екатеринбурге С.М.Буздес, Е.К.Коковина, М.Ш.Брод; член коммунистов, связывавший лагерь военнопленных с членами тайной организации “пятёрки” Ф.О.Вальтер; коммунист, член челябинского “десятка”, прибывший для установления связи с екатеринбургской “пятёркой”.
31 мая военно-полевым судом в Омске по делу о сибирском областном комитете РКП(б) были приговорены к смертной казни и расстреляны делегат Сиббюро ЦК РКП(б) И.Б.Борисов, член омской большевистской организации М.А.Воробьёв, делегат ЦК РКП(б) Л.З.Годисова, члены омской большевистской организации К.Г.Дергачёв, А.Н.Ковригина, А.Н.Косауров, делагат Сиббюро ЦК РКП(б) А.Я.Михеева, казначей сибирского областного комитета и член ревштаба М.С.Никифоров, член омской большевистской организации А.А.Улыбин и член сибирского областного комитета РКП(б) А.Н.Усов…
Руководитель военного отдела большевистского подпольного комитета в Красноярске Н.Х.Молчанов и А.Гендлин вспоминали, что после провала второго состава нелегального комитета РКП(б) в Красноярске было решено создать третий комитет…
А.Гендлин также вспоминал:
– 30 июня вспыхнуло восстание воинских частей военного городка. Местный парткомитет не был к этому готов и прекрасно учитывая, что восстание тяжело отразится как на самих солдатах, так и на парторганизации и тюрьме (за всякий бунт на воле расстреливали товарищей, сидевших в тюрьме), всё же не мог предотвратить беды, и восставшие солдаты были потоплены в своей собственной крови. Там погибло также много членов парторганизации, в том числе активный работник первого и второго комитетов Исаев.
Н.Х.Молчанов добавлял:
– Положение на фронтах определилось в нашу пользу, и это обстоятельство послужило поводом к тому, что организация стала быстро расти вместе с ростом симпатий широких слоёв трудовых масс к Советской власти.




Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война, Кадеты, Эсеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments