Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Чилийское «экономическое чудо»

Автор - Дмитрий Бурминский.

Главной ложью неолиберальных экономистов стал миф об экономическом успехе Чили при диктатуре Пиночета. Миф этот звучит примерно так: свергнув социалистическое правительство Альенде, генерал Пиночет и его либеральные советники из США привели чилийское государство к экономическому процветанию.
[Читать далее]
Кстати, в ельцинский период истории в среде российских либералов считалось хорошим тоном хвалить Пиночета и его реформы. Утверждалось, что в случае прихода к власти в России такого вот генерала и при выполнении им всех рекомендаций МВФ экономическое процветание станет неизбежным. На роль такого генерала даже сватали Александра Лебедя. Российская олигархия также была не против. Лебедь, слабо разбирающийся во всём, кроме армии, был идеальным для них кандидатом в президенты. При нём мошеннические схемы с кредитами от МВФ можно было (совместно с западными партнёрами) разворовывать десятилетиями.
Но вместо генерала в России к власти пришёл полковник, и либералам (вместе с их давними олигархо-спонсорами) сразу стало «нехорошо». Но о Пиночете всё же не забыли. Теперь «идеологические дети» либералов 90х годов - либертарианцы «пускают слюни» о генерале, который жёсткой рукой подавил профсоюзы, левые партии и социальные движения в Чили. А также развил «эффективную экономику на основе рыночных отношений».
Даже не знаю, что либертарианцам больше в Пиночете нравится – экономические реформы или кровавые расправы над рабочими. Подозреваю, что второе.
О небывалом «успехе» Чили при Пиночете написано сотни если не тысячи статей и книг. Гуру либеральной экономики Милтон Фридман восторгался «успехами» кровавого генерала, который «принципиально поддерживал экономику, полностью ориентированную на свободный рынок».
На самом деле экономические успехи Пиночета - не более чем миф, который активно раздувается либеральными экономистами, это враньё. Генерал преуспел лишь в одном – в кровавой резне собственного народа.
Ситуация в Чили накануне прихода к власти Альенде
В Чили на тот момент проживало 15 миллионов человек. Национальная экономика жила за счёт экспорта меди. Практически все крупные месторождения меди находились в собственности частных корпораций из США. Основная часть доходов от продажи сырья также оседала на счетах данных корпораций. Больше 80% всей земли принадлежала крупным землевладельцам – латифундистам, которые были связаны с иностранными (по большей части из США) корпорациями. Банковская система страны, состоявшая из частных банков, также находилась в прямой зависимости от банков, догадайтесь сами какой страны.
Чилийцам в их собственной стране не принадлежали ни недра, ни земля, ни продукты, производимые на этой земле, ни банки. Чили, по факту, была экономической колонией крупных корпораций из США.
В стране нужно было что-то менять. И в 1970 году в результате демократических выборов президентом стал Сальвадор Альенде.
Что сделал Альенде для народа
Первыми шагами нового президента стала кампания по национализации земли и раздачи её безземельным крестьянам. До пиночетовского переворота было национализировано и обобществлено около 40% всей плодородной земли страны.
Как только Альенде начал решать земельный вопрос в пользу большинства населения, против его политики стали выступать крупные землевладельцы. Они массово стали забивать скот и перегонять его в Аргентину, чтобы создать искусственный дефицит мяса и вызвать таким образом недовольство режимом Альенде. Стоит отметить, что никто скот отбирать и не собирался. Уничтожение и перегон скота делался преднамеренно, с целью навредить новой власти.
Следующим шагом Альенде стала национализация главного сырьевого ресурса страны – медных месторождений. Американским компаниям была предложена компенсация за национализируемые объекты, однако те напрочь отказались брать деньги, став финансировать антиправительственные организации. То же самое произошло в момент национализации банковского сектора. Банкиры отказывались от компенсаций и вкладывали свои деньги в фашистские полувоенные организации.
Однако тех мер, что всё же успел провести Альенде, хватило для того, чтобы снизить безработицу и кратно увеличить покупательную способность чилийцев.
Несмотря на свою социальную политику, Альенде марксистом не был. Все его действия были половинчатыми – он не национализировал важные сектора экономики страны, то есть оставил своим врагам часть «экономического пирога». Он не провёл национализации всего банковского сектора. Она не «тронул» крупные компании. То есть оставил в руках врагов деньги, которые и пошли на его свержение. Альенде не хотел побеждать – он хотел договариваться. Даже его главная политическая статья называлась «Социализм без диктатуры пролетариата». Результатом его полумер стало его свержение и гибель.
Как готовили переворот против Альенде
Переворот против нового президента стали готовить сразу после его вступления в должность. Финансировали все антиправительственные действия следующие лица:  банкиры, у которых были национализированы банки, а также банкиры, у которых банки не национализировали. Крупные землевладельцы, у которых была национализирована или выкуплена земля, а также те латифундисты, которых новая экономическая политика страны не коснулась. Американские компании, медные рудники и заводы которых были национализированы и которым Альенде предложил компенсации. А также все те, у кого была крупная частная собственность, которую Альенде и не собирался национализировать.
Как ни прискорбно это звучит, но господа капиталисты проявили больше классовой солидарности, чем чилийский пролетариат.
Во главе антиправительственных сил встала чилийская армия и кураторы из ЦРУ.
Против новой власти была развязана настоящая война. В стране начались постоянные теракты, которые должны были свалить правительство социалистов и подталкивали народ к мыли о необходимости твердой руки. В день в Чили происходило до 30 терактов, фашисты из организации «Родина и свобода» взрывали ЛЭП, мосты на Панамериканском шоссе и на железной дороге, идущей вдоль всего побережья Чили, что лишало электроэнергии и подвоза целые провинции. Были дни, когда в Чили происходило до 50 террористических актов (однажды в течение 24 часов в стране было совершено свыше 70 терактов!). Притом в основном это были теракты, направленные на разрушение инфраструктуры. К августу 1973 г. ультраправые уничтожили свыше 200 мостов, шоссейных и железных дорог, нефтепроводов, электроподстанций, ЛЭП и других народнохозяйственных объектов общей стоимостью равной 32% годового бюджета Чили.
В сентябре 1973 года генерал Пиночет совершил государственный переворот и захватил власть. Законно и демократически избранный президент Альенде был убит.
Что стал делать Пиночет
Сразу после своего прихода к власти Пиночет начал приватизацию. В ходе которой все национализированные ранее предприятия и в первую очередь сырьевой сектор были возвращены прежним хозяевам. В сельском хозяйстве у крестьян отбиралась ранее выданная земля и также возвращалась прежним хозяевам. Приватизация на фоне массовых репрессий привела к тому, что экономика Чили, начавшая свой рост при Альенде, просто рухнула.
Покупательная способность населения упала на 60%, национальная валюта была девальвирована более чем в 2 раза, в несколько раз выросли цены на основные продукты, число безработных увеличилось на 100 тысяч человек. Одновременно с этим рабочая неделя была увеличена с 44 до 48 часов без компенсации сверхурочных, а средняя зарплата упала до 15 долларов в месяц. В 1974 г. стоимость жизни в стране выросла (по официальным, явно заниженным, данным) на 375%, цены на хлеб выросли в 22 раза, на сахар – в 29, на мыло – в 69 раз. К 1975 году главным достижением хунты стала инфляция в 341%.
В этом момент на пороге кабинета диктатора и появились группа экономистов, состоящая из тридцати чилийцев. Они изучали экономику в университете Чикаго, а затем, обучаясь в аспирантуре, стали фанатичными последователями Милтона Фридмана (классика теории "свободного, саморегулирующегося рынка"). К концу 1974-го члены этой группы достигли высоких постов в пиночетовской администрации. Пиночету эта группа предложила план по спасению страны.
Благодаря Пиночету Чикагская экономическая школа либеральных экономистов получила в Чили фантастический шанс: взять в свои руки и создать экономику на базе исключительно их собственных политических и экономических представлений. В почти лабораторных условиях, продолжавшихся 16 лет (1974 - 1989), команда правительственных экономистов - выпускников Чикагского университета - реализовывала свой план. Он включал в себя массивную дерегуляцию рынка и либерализацию внешней торговли, резкое сокращение денежной массы, сворачивание профсоюзов, приватизацию социальных программ.
После реформ либералов, которые были направлены на сокращение госрасходов в социальном секторе, приватизацию предприятий, отмену пенсий и пособий, инфляция действительно снизилась. Зато резко выросла безработица, достигнув своего пика в 18% от всего трудоспособного населения.
«Экономическое чудо»
С 1976 по 1981 год и случилось то, что впоследствии стало выдаваться за «экономическое чудо». Экономика страны пять лет росла на 6% в год. В страну потекли займы и инвестиции.
Но в чем же секрет этого «успеха»?
Этот секрет в том, что чем глубже депрессия, тем больше последующий рост.
Механизм этого роста очень прост. В момент депрессии миллионы рабочих теряют работу, заводы простаивают. Во время подъема уволенные рабочие возвращаются на пустые заводы и возникает видимость роста. Такой рост достижим сравнительно быстро и легко.
Либеральные экономисты своими реформами всего лишь вернули экономику к тому уровню, который был у неё при Альенде. Дальнейшего роста у них не произошло. Кое-как дотянули до того уровня, что был ранее и заявили, что совершили «чудо».
Почему у либеральных экономистов не получилось превзойти уровень экономического развития страны, который был при Альенде?
Ответ также прост. Потому что экономический рост страны, который был провозглашён тем самым «чудом», на самом деле был фиктивным. Он шёл не в производственных секторах. 80% этого роста пришлось на непроизводительные сектора экономики, вроде маркетинга и финансовых услуг. Велика была в "росте" и доля доходов международных валютных спекулянтов, привлеченных в Чили невероятно высокими процентными ставками - в 1977 году они составляли 51% и были самыми высокими в мире.
После пятилетки кратковременного роста, когда экономика страны вернулась к уровню 1970 года, в Чили начался новый спад экономики. Промышленное производство за год сократилось на 20%, разорилось свыше 800 предприятий, обанкротился ряд ведущих банков, внешний долг вырос до 18 млрд долларов. В трущобы были вынуждены переселиться 5,5 миллионов человек, треть всех жителей Чили. Из страны эмигрировало свыше 1 млн человек. Уровень ВВП на душу населения был таким же, как за 15 лет до того, но при более высоком уровне бедности и безработицы.
В 1984 году после получения кабальных займов МВФ чилийская экономика начала новый подъём. Снова был зарегистрирован исключительно быстрый рост, в среднем 7,7% в год. Но, как и в предыдущем цикле, рост был по большей части фиктивным. В 1989 году ВНП на душу населения все еще оставался на 6% меньше, чем в 1981-м.
В 1988 году, в момент наибольшей стабильности чилийской экономики, правительство сочло возможным, наконец, выполнить требование своей собственной свеженаписанной Конституции: устроить референдум, подтверждающий президентские полномочия генерала Пиночета на следующие восемь лет. Сторонники Пиночета активно пугали народ тем, что без него в стране начнется хаос, что вернутся «лихие 70-е». Административный ресурс использовался во всю свою мощь. Но страна устала от диктатора и его экономических реформ. Не помогла ни армия, ни административный ресурс. Пиночет проиграл референдум. Устроенные на следующий год выборы привели к тому, что президентом стал Патрисио Айлвин, умеренный кандидат от христианско-демократической партии.
Результаты власти Пиночета и его экономического курса
Уровень жизни рядовых чилийцев катастрофически упал. По всем без исключения параметрам средний рабочий жил в 1989 году хуже, чем в 1970-м. За этот промежуток времени часть национального дохода, приходящаяся на долю рабочих, снизилась с 52,3 до 30,7%. К 1989 году 41,2% населения жили ниже черты бедности. И причем треть из них была просто в отчаянном положении. Вокруг Сантьяго и других больших городов выросли трущобы, известные как poblaciones. Жизнь в них поддерживали las comunes, бесплатные суповые кухни. В 1970 году дневной рацион беднейших 40% населения имел энергетическую ценность 2019 калорий. К 1980 году эта цифра упала до 1751, а к 1990-му еще ниже, до 1629. Кроме того, количество чилийцев, не имеющих адекватного жилья, выросло с 27% в 1972 году до 40% в 1988-м.
По неравенству доходов Чили имеет худший показатель на континенте. В 1980 году самые богатые 10% забирали себе 36,5% национального дохода. К 1989 году эта цифра выросла до 46,8%. За то же время доля в совокупном доходе нижних 50% населения уменьшилась с 20,4% до 16,8%. Высокая безработица неизбежно вызывает общее снижение заработной платы - безработные вынуждены конкурировать за ограниченное количество рабочих мест и соглашаются даже на зарплату ниже уровня бедности. Именно такую политику поддерживали МВФ и Мировой банк, так как в результате компании стали более рентабельны.
Среднегодовой доход на душу населения в 1973 году был 3600 долларов, а 1993 году стал 3170 долларов. И это - экономическое чудо? Это экономическая катастрофа, которую устроил кровавый диктатор и его либеральные «чикагские мальчики», но никак не «чудо».
Сейчас Мировой банк и МВФ ставят Чили в пример всему "третьему миру". Нетрудно догадаться почему, если вспомнить размер государственного долга Чили этим организациям и размер ежегодно выплачиваемых процентов. Вообще разорение, долги, неравенство и эксплуатация - это то, что МВФ и Мировой банк разносят по всему "третьему миру" наиболее успешно.
Почему о Чили, с её либеральными экономическими порядками, когда «невидимая рука рынка» всё расставит по местам и вознесёт экономику ввысь, взлететь не получилось? А у Южной Кореи получилось стать новым «азиатским тигром»?
Потому, что южные корейцы не слушали либеральных экспертов, не соблюдали «рецептов» от МВФ, а копировали опыт Советского Союза, с его плановой экономикой и индустриализацией.
Чили не повезло. Возможно, что продолжи Альенде свои социальные реформы, не приди Пиночет и его либеральные экономисты к власти - и Чили была бы сегодня чем-то вроде современного Китая в Латинской Америке.
Может, в этом и была задумка тех сил, что привели Пиночета к власти – не дать появиться в Латинской Америке экономическому ягуару. Ведь не конкуренты нужны мировому капиталистическому хозяйству, а страны, отдающие свои ресурсы за долги. Причем долги, которые были взяты на построение «либеральной экономики» в этих же странах.


Tags: Капитализм, Чили
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment