Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Сергей Штерн о «еврейском вопросе»

Из книги Сергея Фёдоровича Штерна «В огне гражданской войны». Для тех, кто любит долдонить, что большевики сплошь были евреями и потому проводили по отношению к оным протекционистскую политику.

Еврейство в своем подавляющем большинстве встретило февральскую революцию не только сочувственно, но и восторженно и эта восторженность была вполне понятна, ибо революция одним взмахом разбивала цепи бесправия, унижения и ограничений. При этом, не говоря уже о крупной буржуазии, огромное, подавляющее большинство средней и мелкой еврейской буржуазии отнюдь не заняло крайней позиции. Напротив того, после того, как отпал вопрос об уравнении в правах, масса еврейства стала проявлять тяготение к умеренным течениям и группам. Большевизм не встретил сочувствия в еврейских массах, неистовства большевиков буквально разорили многочисленную мелкую и среднюю буржуазию северо-западных и юго-западных губерний. Большевизм раньше всего пошел походом на домовладение, аренду земли, ремесленные промыслы, все виды торговли и экономического посредничества, финансы, банки и т. д. Естественно, что в губерниях черты оседлости большевизм и вызвал едва ли не поголовное разорение еврейского населения. Экономически еврейство очень сильно пострадало от большевизма. Даже «Новое Время» признает, что «бессмысленная экономическая политика большевистской власти разоряет не только русских крестьян и рабочих, но и тот слой мелкой и средней торговли и промышленности, который в России представлен особенно сильно еврейством. Русские евреи, не успевшие устроиться в комиссарах и пристроиться при комиссариатах, очутились теперь еще в худшем экономическом положении, чем земледельческое крестьянство».
[Читать далее]В тоже время немало и физических жертв выпало на долю еврейства, ибо око палачей че-ка привлекали также и тысячи евреев-буржуев, расстреливаемых, то в качестве заложников и в порядке красного террора, то в качестве не внесших контрибуции и т. д. Еврейская общественность разгромлена большевиками, еврейские общины — распущены и не дозволены к возрождению, еврейские партии, кроме коммунистических, преследуются, в частности, — сионисты, почитаемые за агентов империалистической Антанты.
Таково положение громадного большинства еврейского населения. Что касается его ничтожного меньшинства, то оно оказалось так или иначе спаянным с большевистским режимом. В составе совета народных комиссаров оказалось несколько евреев и, притом, — активных и влиятельных; в составе провинциальных большевистских деятелей имеется некоторое число евреев, уменьшающееся на юге в связи с погромной волной и имеющее тенденцию к росту на севере, куда бегут, спасаясь от погромщиков и где иные устраиваются в качестве служащих советских учреждений. В ряд комиссариатов экономического характера большевиками привлечено немало евреев в качестве служащих и, порою, руководителей, в частности — в продовольственных организациях евреи, с их торговыми способностями, нашли довольно широкое применение своего труда; наконец, в чрезвычайках, революционных трибуналах, имеются так же представители еврейской молодежи, недоучек-экстернов, озлобленных и тупых полуинтеллигентов, отщепенцев своего народа, давно с ним порвавших и не считающих себя принадлежащими к его составу. Все эти безответственные элементы… фактически порвали с еврейством, как отреклись от него главари коммунистического интернационала — Зиновьевы, Радеки и Троцкие. Поэтому так безнадежно наивно звучат обывательские разговоры о том, что надо, мол, благоразумной части еврейства воздействовать на своих зарвавшихся соплеменников; что значат для Троцких призывы любого раввина или заслуженного общественного деятеля, почитаемого им за буржуя, контрреволюционера и саботажника. Большевистские главари откровенно признают, что еврейская буржуазия принадлежит к их упорнейшим врагам, что они с ней будут продолжать борьбу до конца, до уничтожения. А, ведь, при еврейской склонности к собственности, под категорию буржуазии может быть подведено чуть ли не 90—95% всего еврейского населения России... «Найер Гайнт» приводил как-то переписку между Троцким и раввином Москвы, Мазе. Последний обратился с меморандумом, в котором указал, что большевистская политика влечет за собой истребление миллионов евреев и просил сжалиться над судьбой еврейского народа. Троцкий ответил: «Если осуществление коммунизма требует принесения в жертву хотя бы всего еврейства, то это будет прекраснейшая миссия, какая только может выпасть на долю народа».
Наличие среди лидеров большевизма, среди комиссаров, чекистов и служащих продовольственного и иных комиссариатов известного количества евреев дает повод к самой ожесточенной и кровожадной антиеврейской агитации. Идя по линии наименьшего сопротивления, сознательно — в верхах — и бессознательно — в низах, — игнорируя всю многосложную сущность большевизма, обобщая единичные факты и явления, российские антисемиты в своем слепом озлоблении причиняют много зла и горя не только еврейству, но и России. Рядясь в тогу ура-патриотов, срывая злобу на людях, часто ни в чем не повинных, внешне только связанных со своими соплеменниками, давно от еврейства отошедших и с ним порвавших, активные российские антисемиты сеют злые семена, дающие недобрые всходы. Казалось бы и без того довольно кругом крови, ненависти и злобы, а тут еще — эта «пытка страхом», эти кровавые наветы, эта хлыстовская свистопляска «жидоедского» стиля. Жестокие и кровавые погромы на юге производились бандами самого различного и, часто, противоположного свойства. Петлюровцы, красноармейцы, добровольцы, махновцы, участники различных «атаманских» отрядов и шаек — все устраивали погромы, все убивали, ранили, грабили в еврейских местечках и городах со значительным еврейским населением...
Погромы, оставляя даже в стороне вопросы гуманитаризма, имеют вредный для России отголосок в Европе и Америке, затрудняя и препятствуя благоприятному разрешению многих существенных финансовых и политических вопросов. В период Добровольческой армии приходилось не раз слышать в Париже и, притом, из среды не еврейской, вопросы о том, правда ли, что на территории, занимаемой Добровольческой армией, происходят погромы, расстрелы захваченных в плен евреев, недопущение евреев в армию и т. д. Чувствовалось, при этом, что вопросы эти волнуют, что от формы и содержания ответов на них зависит многое в помощи иностранцев русским национальным силам... Иные воинские отряды начинали с грабежей еврейских домов, потом, увлекаясь, начинали грабить и дома, не принадлежавшие и не населенные евреями, ибо трудно уже было удержаться и провести границу между дозволенным и недозволенным, допустимым и недопустимым. Не является гиперболой утверждение, что одной из причин разложения Добровольческой армии явилась недостаточно энергичная борьба с погромщиками в военной форме: сперва грабили по местечкам евреев, потом — стали грабить по селам и деревням крестьян, всюду сея ненависть и злобу. Нельзя сказать, чтобы не было достаточно приказов, запрещающих погромы, был даже случай увольнения командира полка, допустившего погромное выступление своих солдат, но все же за всем этим не чувствовалось достаточно твердости, непреклонности, убежденности. Солдаты знали, видели и слышали, что часть офицерства открыто проповедует «жидотрепку» — как после этого было верить запрещениям переходить от слов к делу. В Врангелевский период с разрешения высшего военного начальства выезжали на фронт с лекциями и докладами гг. Монахов, Руадзе, Ножин, Бурнакин и прочие «специалисты» по части исследования «жидомасонства», тайных синедрионов и иудео-большевистских заговоров. Одновременно приблизительно на те же темы говорили с амвона и некоторые священнослужители Крыма. Усиленная перепечатка и распространение пресловутых «сионских протоколов», так грубо и малоискусно сфабрикованных, но так действующих на темные и сбитые с толку умы, не могло не дать своих плодов. Генерал Деникин определенно отрицательно относился к погромам, но он же отказывался издать общую декларацию по еврейскому вопросу, ссылаясь на «настроение в армии». Вместо того чтобы бороться с этим настроением, его развивали и ему потакали закрытием доступа евреям в армию, недопущением в офицеры и т. д. А потом удивлялись тому, что из среды еврейского населения проявлялось порою несочувствие и глухая оппозиция Добровольческой армии, что приток пожертвований из еврейской среды не был достаточно высок. Помню, как при мне убеждали покойного одесского военного-губернатора Гришина-Алмазова в публичном приказе заклеймить погромные призывы нескольких офицеров, гарантируя, в случае опубликования в печати подобного приказа и проведения в жизнь заключающихся в нем кар в отношении погромщиков, значительное увеличение денежной помощи местных еврейских кругов Добровольческой армии. Но подобный приказ издан не был... Вообще, только люди явно недобросовестные могут отрицать участие во всех активных антибольшевистских организациях и партиях многих видных и влиятельных евреев и притом на ответственных постах; немало евреев имеется и среди беженцев, не пожелавших остаться при большевиках и не без оснований опасающихся расправы с их стороны. Убийство комиссара-еврея Урицкого было совершено евреем-студентом Канегиссером, Ленин был тяжело ранен при покушении на его жизнь еврейкой Дорой Каплан, прапорщик-еврей Виленский был одним из первых расстрелянных большевиками офицеров и т. д. Имена расстрелянных большевиками героев-борцов Канегиссера, Доры Каплан, Виленского, разоблачителя убийц Шингарева прис. пов. Дубоссарского и др. жертв красного террора будут записаны в скорбный список борцов, павших в борьбе за Россию.
…в жизни случается такое стечение обстоятельств, при котором представители еврейского населения сами порой просят не карать участников погрома. В Киеве в 1919 г. при занятии города добровольцами солдаты одного из полков разгромили какую-то лавку, убив ее владельца-еврея. Военный суд приговорил их к аресту, но главноначальствующий края, ген. Драгомиров, считаясь с необходимостью и важностью положить конец погромным вспышкам, воспользовался принадлежащим ему правом повышения меры наказания, приказав предать погромщиков смертной казни. Резолюция эта ген. Драгомирова вызвала волнение в полку, в котором служили осужденные, по городу пошли слухи, что в случае казни полк учинит жесточайший погром и, в конце концов, к ген. Драгомирову явилась депутация из нескольких представителей местного еврейского населения с просьбой не приводить в исполнение смертного приговора. Таковы были обстоятельства, так напряжены были нервы у еврейского населения, так все были запуганы погромами и издерганы «пытками страха», среди Киевского еврейства, испытавшего на себе столько жестокостей и насилий.
Симбирское дворянство не считается виновным в том, что симбирский дворянин Ульянов-Ленин причинил России столько зла, но еврейство в целом призывается к ответу за то, что Бронштейны, Иоффе и Апфельбаумы гнусно и безнаказанно издеваются над целой страной. Ответственность эта, притом, не словесная, не формальная, а — фактическая и кровавая: оттого, что некто Калинников опубликовал в редактировавшемся им в Киеве журнале «Огни» №№ домов, из которых евреи, якобы, стреляли по добровольцам, производился ведь обстрел этих домов артиллерийским огнем, с многочисленными человеческими жертвами. Вообще, обвинение в стрельбе по проходящим войскам издавна является излюбленным приемом политической борьбы в стане черносотенцев.





Tags: Антисемитизм, Белые, Белый террор, Большевики, Евреи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments