Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

А. И. Матюшенский о рокомпотной продажной любви. Часть IV

Из книги Александра Ивановича Матюшенского «Половой рынок и половые отношения».

…безответственное положение содержателя тайного притона дает ему возможность не соблюдать законов о малолетних: он ведь только сдает комнату, не больше.
Из практики одного «общества защиты несчастных женщин» известен такой случай. К обществу обратилась за покровительством из больницы девочка 15 лет. В больнице она числилась, как поступившая из дома терпимости, где она прожила до поступления в больницу около года. Значит, в дом она поступила всего 14 лет, что законом не позволяется. В «обществе» возник вопрос о привлечении содержателей дома к уголовной ответственности. Но когда навели справки в полиции, то оказалось, что она «одиночка» и жила не в доме терпимости, а в «пансионе» для одиночек. «Пансион» же этот не что иное, как тайный притон, содержимый весьма темной личностью. Малолетние в таких притонах не редкость, но все они числятся одиночками и, таким образом, избавляют своего хозяина от всякой ответственности, о чем сами и не подозревают. Напротив, все они думают, что между ними и хозяином существуют обязательные отношения, что они должны «слушаться» его во всем, — и конечно, слушаются, в противном случай их приводят к повиновению плетью. В существовании этих обязательных отношений они не сомневаются не только потому, что их в этом уверяет сам «хозяин», но и, главным образом, потому, что притон посещается агентами полиции, которые со всеми требованиями и распоряжениями обращаются к «хозяину», а не к каждой жиличке в отдельности.
Не редкость в этих же притонах и грабежи и даже убийства посетителей. Жертву обыкновенно спаивают каким-либо снотворным, обирают дочиста, а затем выносят на улицу, куда-нибудь  в пустой переулок. Очнувшись, ограбленный часто даже не может припомнить, где и в каком именно притоне он был. Впрочем, если бы даже и указал, так и тогда из этого едва ли что-либо вышло бы. Нужно доказать факт грабежа, а это весьма трудно, в особенности, когда сочувствие агентов полиции не на стороне пострадавшего. Вообще жалоб этого рода в полицейские участки приносится очень много, а до суда эти жалобы почти никогда не доходят.
[Читать далее]
Такую же роль по отношению к одиночкам играют многие «номера для приезжающих». Часть этих «номеров» буквально не знает иногородних приезжих и живет исключительно отдачей комнат одиночкам — на одну ночь. Разница только в том, что в притоне женщины тут же живут, а «номера» каждый раз посылают за ними, если является желающий. Но раз одиночка в стенах «номеров», она становится в то же положение, как и в притоне. Часть полученной платы (половину) она отдает хозяину, на нее возлагается обязанность требовать с «гостя» как можно больше напитков и пр. Она избавлена тут только от дисциплинарных взысканий со стороны хозяина, но зато и хозяин не несет по отношению к ней никаких обязанностей. Он дает ей помещение за плату, которая взыскивается с «гостя», получает половину ее заработка, барыши с потребленных напитков и затем не входит в ее положение ни относительно жилища, пищи, одежды, ни относительно ее обязательств пред врачебно-полицейским надзором. В случае надобности он только хранит тайну ее посещений «номеров». Это бывает относительно содержанок и замужних женщин, если последние еще не попали в списки проституток.
Нужно сказать, что таких женщин в «номерах» бывает немало, это обыкновенно жены мелких служащих и рабочих, чаще практикующие днем, когда муж на работе. В сущности это начинающее проститутки, так как в конце концов они оставляют мужа и окончательно предаются позорному ремеслу. Их соблазняет возможность легкого и значительного для них заработка. Соблазн усиливается еще и потому, что начинать им приходится при особенно выгодных условиях. Заработок мужа дает им все предметы первой необходимости, а заработок в «номерах» целиком идет «на булавки» и вообще на пополнение хозяйственного бюджета. В глазах мужа это пополнение и обилие «булавок» объясняются экономией в хозяйстве. Прием избитый, всем известный, однако он удается, мужья верят ему и остаются очень довольны своими экономными и хозяйственными женами, пока какая-нибудь  случайность не раскрывает им глаза.
На счет этих же номеров нужно отнести и развращение девушек, живущих в семье, при родителях. Это, пожалуй, самая вредная сторона существования «номеров». Нередко туда попадают даже учащиеся девушки. В этом, впрочем, не без вины и некоторые учебные заведения, развивающие в своих ученицах стремление к франтовству и вообще к роскоши. Бедная девушка чувствует себя очень плохо в среде своих товарок, щеголяющих костюмами, эти товарки прямо фыркают на поношенный костюм подруги из бедной семьи. Конечно, девушка с твердым характером и правильным взглядом на вещи просто игнорирует это фырканье, — но ведь твердых характеров немного, а «правильные взгляды» должны бы развиваться учебным персоналом, но не развиваются. Приходится наблюдать нередко совершенно обратное: одна воспитательница проповедует высокое значение патентованных корсетов, тонких талий и грациозных поз, другой воспитатель прямо читает лекции о способах покорения мужских сердец. «Наука» эта иногда разработана весьма подробно и основательно. Мы знаем одного педагога, который преподавал, что девушка с короткой талией должна предпочитать кофточки из материи с продольными полосами, и наоборот, девушка с длинной талией должна шить кофточку из материи с поперечными полосами...
Этот господин науку покорения сердец считает главной и самонужнейшей для девушки. А так как он стоял во главе учебного заведения, то понятно, какой дух царил среди его учениц. Успех среди мужчин, вот главная цель! Но для успеха мало одного знания науки «покорения сердец», нужны еще средства, чтобы иметь подходящие туалеты, а вместе с тем и возможность бывать в обществе.
Вот это-то и толкает учениц из бедных семей на печальный путь. Жажда успеха, стремление быть не хуже других сталкивает их на самую последнюю ступеньку человеческой нравственности, заставляет их торговать собой еще на школьной скамье...
Немаловажную роль в этом отношении играюсь некоторые из кондитерских. Они служат местом свиданий между учащимися девушками и различными прожигателями жизни, причем содержатели кондитерских являются очень ревностными пособниками для любителей свежей юности. Обстановка для этого в кондитерских самая подходящая. Принимая угощение от «кавалера» в виде кофе или шоколада, девушка создает уже некоторую близость между ним и собой, а подлитый в кофе ликер доканчивает остальное, устраняет последние колебания юной «покорительницы сердец». Но на этом роль кондитерских еще не кончается. Развращая учащихся девушек, они не оставляют в стороне и учащуюся молодежь мужского пола. Любители неестественного разврата тут же находят учащихся мальчиков, готовых удовлетворить их желания. А так как в наше время и этот порок очень развит, то продающих себя учащихся мальчиков наберется немало. А на востоке они конкурируют с девочками. Они практикуют не только в кондитерских, но и в молочных, где сходятся по вечерам с своими клиентами.
Причина — дух, царящий в учебных заведениях. Верховодят в этом отношении дети богатых родителей, проходящие курс с репетиторами и посвящающие свои вечера кутежам и различным похождениям. За ними тянутся менее состоятельные и совсем несостоятельные, — последним то и приходится добывать деньги позорным ремеслом, хотя в отдельных случаях попадают на эту дорогу и богатые. Так, одному мальчику, сыну очень состоятельных родителей, не отпускалось карманных денег совсем. Кутящие товарищи постоянно упрекали его в скупости:
— Такой богач, а никогда не угостит, всегда на чужое старается.
И он стал «угощать», но какой ценой!
В 1895 году местной полицией одного города была сделана попытка регистрации проституции. Регистрация эта не была закончена, да и велась крайне неумело, но тем не менее были добыты некоторые цифры...
Так, в составленной полицией таблице девушек моложе 16 лет не значится, а между тем детская проституция везде уже очень развита.
Точно так же и самое число зарегистрированных далеко ниже действительного. Очевидно, что регистрация произведена только в официально разрешенных «домах», причем и тут еще по весьма понятным причинам не показаны все девушки моложе 16 лет.
Всего зарегистрировано 184 женщины и девушки. По возрастам он распределяются так:

Тут прежде всего поражает то, что цифра возрастает только до 20-летнего возраста, а потом падает и очень быстро, с 30 на 18, а потом на 13, 8, 6. Очевидно, что с 20-летнего возраста уже начинается убыль проституток из «домов», — иначе говоря, большинство доживает только до 20-летнего возраста, а затем начинается усиленная смертность.
Если разобрать цифры подробнее, то мы увидим, что 60,3% женщин и девушек в домах терпимости имеют от роду не свыше 20 лет, и целых 93% не свыше 25 лет. Это значит, что за 20-летний возраст перешагивают только 39,7%, а за черту 25-летнего возраста переходят только 7%. В абсолютных цифрах это выразится так: из 184 женщин и девушек 20-летний возраст переживает 73 и 25-летний только 13. Но из этих 13-ти нужно исключить 9, значащихся в возрасте от 30 лет и выше. Цифра эта, очевидно, тут случайная, так как противоречит всем остальным. Присутствие такой «ненормальной» цифры объясняется весьма просто — зарегистрированы фиктивные проститутки. Это или инвалиды своего ремесла, служащие в домах прислугами, или же родственницы хозяек, живущие в доме в интересах надзора и записанные проститутками в силу закона, по которому женщины не проститутки не могут жить в домах терпимости. Весьма возможно, что присутствие таких женщин в домах повлияло и на число лиц в 25 и 28-летнем возрасте, так как эти цифры также находятся в заметном противоречии с остальными и представляются явно преувеличенными. В действительности в 25-летнем возрасте должно быть не больше 5, а в 28 летнем нуль. За таким исправлением таблица получить следующий вид:

Это значит, что высший возраст для проститутки данного города 26 лет, но этого возраста достигают только 2 из 164, т. е. менее 2%. До 25-летнего возраста доживают 4,2%, до 24 л. — 7,9%, до 23 л. — 12,7%, до 22 л. — 20,7%, до 21 г. —  31,7%. Или, иначе говоря, в возрасте не более 21 года умирают 68,3%, в возрасте до 22 л. —  79,3%, 23 л. — 87,3%, 24 л. — 92,1% и 25 л. — 95,8%.
Цифры эти, несомненно, должны поразить специалистов, так как общая статистика не дает такой высокой смертности в среде проституток. Мы лично объясняем себе такое несогласие цифр общей статистики с нашими несовершенствами и даже крайней неумелостью регистрации, результатами которой нам приходится пользоваться. В имеющейся у нас табличке нет никаких указаний на причины резкой убыли с 20-летнего возраста. Между тем всю убыль никак нельзя отнести на одну смерть. Нет сомнения, что не все выходят из домов терпимости мертвыми, некоторые выходят и живыми. Вопрос только, как и куда? Но этот вопрос весьма легко разрешается. Всем, кто хотя сколько-нибудь  знаком с жизнью проституток, известно, что проститутка, раз она попала на эту печальную дорогу, почти никогда не сходит с нее до самой смерти. Возвращение к «честному труду» для нее почти совсем невозможно и является весьма редким исключением. Отсюда, как общее правило, можно принять — проститутка почти всегда умирает проституткой. А следовательно, с этой стороны небрежность полицейской регистрации, цифрами которой мы пользуемся, большого значения по существу не имеет.
Но регистрация эта произведена только в домах терпимости, и это обстоятельство нельзя упускать из виду, оно весьма важно в данном случае. Зарегистрирована убыль из домов терпимости, а убыль бывает всякая.
Если мы проследим «карьеру» одной проститутки, то увидим, что она начинает с высшего и кончает низшим, начинает с самого «шикарного» дома и, постепенно опускаясь, кончает «домом» самого низшего разряда, из которого уже выбывает или в могилу или же на улицу, как совершенно потерявшая ценность. Такая карьера, почти без изменения, повторяется бесконечное число раз почти всеми, для всех только два выхода — или смерть, или инвалидность.
А так как в нашей табличке зарегистрированы проститутки всех домов и высшего, и низшего разрядов, то очевидно, что прохождение проститутками всей «лестницы» их печальной карьеры на цифрах не могло отразиться. Зарегистрирован только конец карьеры, выход вообще из дома терпимости. А выход этот, мы видели, означает или смерть или же полную инвалидность. Так что в предыдущие наши выводы придется внести одну только существенную поправку, именно наряду с смертностью везде поставить и инвалидность. Процент смертности от этого, конечно, сильно понизится, так как значительная часть падет на инвалидность.
Но если брать во внимание положение проститутки, как оно есть, то мы не видим разницы между смертью и инвалидностью, — больше того, мы предпочитаем первую второй. Проститутка-инвалид —это то безобразное человекоподобное существо, неспособное даже вызвать жалости, которое мы изредка только видим на улице, так как за ней строго следят и не позволяют ей появляться в «чистых» кварталах. Она практикует среди нищих и сама нищенствует, — но и то, и другое ей не дает почти ничего: как проститутка она потеряла ценность, а как нищая она вызывает отвращение и отталкивает от себя «доброхотных дателей». Ее съедают болезни, она умирает с голоду! Не лучше ли смерть, чем такая жизнь?
Что касается того, что приводимые нами цифры смертности даже и вместе с инвалидностью все же высоки по сравнению с такими же цифрами для других местностей, — то объясняется это чрезвычайно тяжелым положением проститутки во взятом нами городе, тем гнетом, которым ложатся на нее местные условия жизни.
Прежде всего, нигде так не беззащитна проститутка, как тут. Этому способствуют весьма многие условия, но главное — как это ни странно, —  обилие денег в этом почти американском городе и соответственные этому требования публики, предъявляемые к дому терпимости, в отношении обстановки, костюмов и пр.
На это производятся огромные затраты, — и эти-то затраты, главным образом, так быстро и приближают девушек к могиле или инвалидности. Публика, конечно, окупает все сделанные «домом» затраты и окупает с лихвой, но все выгоды падают на долю хозяйки и только хозяйки. А между тем, значительная часть затрат падает на долю девушек; все костюмы, привлекающие гостей и являющиеся, собственно говоря, своего рода орудиями производства, делаются за счет девушек, причем цена за них ставится двойная и даже тройная. Таким образом, за девушкой сразу же образуется значительный долг, который служит в руках хозяйки весьма сильным орудием против девушки. Напоминанием об этом долге хозяйка подгоняет ее более интенсивно «работать», т. е. спаивать гостей, исполнять все их прихоти, часто противоестественные и пр.
Спаивая гостя, девушка и сама напивается, чтобы как можно больше уничтожить напитков, что опять таки требуется выгодами хозяйки! Уже одно это ежедневное истребление напитков в ужасных количествах не может не расшатать здоровья. А к этому прямо принуждают девушек всякими средствами, не исключая побоев, запирания в холодный сырой подвал и пр. Прибавьте к этому профессиональные болезни, и ужасная цифра смертности почти в годы юности не покажется высокой. Удивительно еще, как человек может выдержать те 4—9 лет (от 16 до 20—25 л.), которые значатся по нашей табличке. Ежедневное отравление сильными дозами алкоголя, профессиональные болезни, порок, как ежедневная работа, побои, истязания, — разве всего этого мало, чтобы убить человека даже в один год?
Постоянные посетители домов рассказывали нам во время наших исследований по этому предмету, что девушки прямо умирали на их глазах.
— При нас поступают и через год-два умирают.
Ужасная жатва смерти! И от этой страшной жницы нет возможности избавиться. Большие средства, которыми обладают хозяйки домов, делают борьбу девушек с хозяйкой невозможной, даже если бы она и захотела освободиться от кабалы. С такими протестантками обыкновенно не церемонятся. Нам, например, известен случай, когда «провинившуюся» девушку содержательница заперла в темный подвал и продержала там семь суток на хлебе и воде, делается это, разумеется, для острастки, чтобы не было повадно другим. В этих же видах дисциплина в «домах» весьма строгая и жестокая. Обыкновенно муж или сожитель хозяйки имеет у себя плеть, которой и «наказывает» девушек за малейшую «провинность». Наказание производится по голому телу, до кровавых рубцов. Кроме того, «новенькая» находится под строгим надзором, ее никуда не выпускают, не позволяют ни писать, ни получать писем, даже разговоры ее с посторонними строго контролируются. Под таким надзором «новенькая» содержится до тех пор, пока окончательно не примирится с своим положением; а это достигается постоянным и систематическим одурманиванием спиртными напитками и исключительной замкнутостью интересов, строго ограниченных окружающей средой. Запертая в стенах дома, окруженная исключительно обитательницами его, подавленная жестокой дисциплиной — девушка поневоле начинает входить в интересы окружающей среды, ее начинает интересовать успех или неуспех товарок, фаворизм у хозяйки, победы над конкуренткой и пр. На языке содержательниц это называется «вошла во вкус», а на обыкновенном языке это значит, что девушка нравственно умерла, все человеческое в ней погибло, она специализировалась в обитательницу «дома". С этого момента надзор за ней ослабляется, но он уже и не нужен. Она и без надзора уже не пойдет никуда, разве в другой такой же дом. Победа над человеческой душой дается тем более легко, что большинство попадают в эту ужасную обстановку в юных летах, некоторые с 14-15 лет, а в 16 очень часто, т. е. как раз в том возрасте, когда девушка только формируется, когда у нее еще нет ни определенных наклонностей, ни вкусов, когда она представляет из себя материал, который весьма легко втиснуть в любую форму. А если принять во внимание, что содержателям и содержательницам в этом отношений не ставится никаких препятствий никем, то и понятно будет, что вырваться из притона не так-то легко. А что препятствий не ставится, в этом, к сожалению, не приходится сомневаться. Уже одно то, что в «домах», подлежащих официальной регистрации, годами живут 15-16 и 17-летние девицы, т. е. несовершеннолетние, юридически неправоспособные, доказывает, что те, кому ведать надлежит, к интересам содержателей домов относятся довольно бережно. Иначе ведь во всяком таком случае были бы возбуждаемы уголовные преследования, а несовершеннолетние девицы отправлялись бы на родину, к родителям или опекунам, без воли которых по закону они не могут распорядиться собой. Однако, таких преследований не возбуждается, следовательно «надзор» склонен скорее помочь содержателю, чем преследовать его.
Этого мало, «надзор» часто очень горячо отстаивает интересы хозяина против его «рабынь». Содержательницам и содержателям чины полиции оказывают очень существенную помощь в порабощении девушек. Чтобы не быть голословными, мы приводим здесь прошение одной такой девушки...
«Приехав в г. Баку 15 декабря прошлого 1900 года для приискания занятий, я, не зная города, остановилась временно в гостинице «Метрополь», объявив в местной газете о своем желании (иметь работу). На следующей день явилась ко мне женщина, оказавшаяся впоследствии экономкой дома терпимости г-жи Рахман, которая обманным образом, под видом будто бы содержимой мастерской дамских шляп, привезла меня в упомянутый «дом». Когда я увидела, куда я попала, то отчаяние мое было беспредельно, я умоляла отпустить меня, обращалась также к агентам полиции, но на мои вопли и стоны я получала в ответь лишь поругание. На улицу меня не выпускали, писать письма, получать или с кем-либо разговаривать не позволяли. Таким образом, меня продержали около двух месяцев, после чего, видя не унимавшееся мое отчаяние и серьезное недомогание, отпустили, но без всяких средств. При этом немедленно явился околодочный надзиратель Шахтахтинский и, заявив, что действует по приказанию, арестовал меня и, уложив мои вещи, отправил меня на вокзал для отправки на родину. На вокзал поехала с ним также и вышеупомянутая экономка. Там, подвергаясь самым грубым оскорблениям и насилиям, я была втиснута в вагон отходящего поезда, при чем мне не дали ни билета, ни денег. С большим трудом я вырвалась, прибежала в полицейское управление и просила защиты и прекращения насилия. В лице помощника полицмейстера ротмистра Измаильского я нашла гуманного защитника, он распорядился о прекращении беззакония, а хозяйке «дома»... Рахман, пользовавшейся мною в течение двух месяцев, предложил выдать мне 20 руб. на дорогу. Хозяйка взяла с меня предварительно расписку о полном удовлетворении ею меня, а потом выдала мне 15 руб. Но мне пришлось остаться в городе еще, так как в полицейском управлении предложили мне прийти на следующий день за получением пришедшего с родины паспорта. На следующий день утром является в номер гостиницы «Лондон», где я остановилась, чтобы переночевать, околодочный надзиратель Федин и с грубостями, превосходящими всякие понятия, приказывает собрать пожитки, с побоями, от которых я падаю, выталкивает меня на улицу и доставляет в 3-й полицейский участок. В последнем по приказанию бывшего там дежурным вышеупомянутого Шахтахтинского, меня вталкивают в темную нетопленную каморку, где и держат до полудня. Затем, видя, что я посинела от холода и совсем изнемогаю, перевели меня в комнату дежурного околодочного. Во время ареста в каморке агенты полиции — фамилии которых, кроме брата упомянутого выше Шахтахтинского, не знаю, — заходили ко мне, учиняя самые грубые насилия в удовлетворение своей животной страсти. А Рахман с своей экономкой в сопровождении околодочного надзирателя Шахтахтинского заходили для издевательства и осмеяния моего положения, которое, по выражению последнего, состоялось своим судом. К вечеру городовой Ага-Мамед-Джафаров, увидя меня в участке арестованной, донес об этом г. помощнику полицмейстера, который потребовал немедленного освобождения меня и явки в управление, где помощник пристава 3-й части, заменявший временно пристава, на выговор г. помощника полицмейстера за допущение произведенного надо мною беззакония, заявил, что я была в состоянии невменяемости и производила бесчинства, послужившие причиной арестования меня. Г. помощник приказал по моему заявлению составить протокол при понятых, в котором упоминалось о сказанных беззакониях, произведенных надо мною агентами полиции...
На следующий день я снова пришла в управление просить о выдаче отобранного от меня вида на жительство, на что г. полицмейстер ротмистр Охицинский заявил мне, чтобы я обратилась в 3-й участок, где находится все мое дело и бумаги; но я убедительно просила дать мне возможность избежать посещения этого участка. Тогда г. полицмейстер предложил мне прийти на следующий день. На следующий день г. полицмейстер направил меня в 5-й участок, находящийся в «Черном городе», верст за 5 от города. Видя, что такой тяжбе нет конца, я настоятельно умоляла выдать мне документ и отпустить меня, на что г. полицмейстер предложил мне сперва дать согласие о прекращении всего дела, уничтожения написанного протокола, дать подписку о добровольном моем согласии на проституцию, о моей полной виновности (?), прекращении дела и неимении никаких претензий, на что я, не видя другого выхода, согласилась и исполнила все требования, после чего, наконец, получила вид на жительство.
Доведенная таким образом упомянутыми лицами, также и помощником пристава находящимся при управлений, г. Шаншиевым, которые, поправ всякие человеческие права, надругались, издевались и истязали меня, доведенная до самого плачевного физического, материального и нравственного состояния, обращаюсь к высоко-гуманному чувству Вашего Сиятельства, оказать Ваше просвещенное содействие в защиту меня ни в чем неповинной от преследования полицейских властей.
Крестьянка Фекла Абрамовна Жукова».
Это «прошение» как нельзя более характерно; оно вполне обрисовывает то положение, в которое попадает девушка, пожелавшая оставить печальное ремесло (мы оставляем в стороне исключительное положение Жуковой, попавшей в «дом» не по своей воле). Хозяйка просто выталкивает ее за дверь, без паспорта и без гроша денег, а агенты полиции насильно, с издевательствами вталкивают ее «в вагон отходящего поезда», не снабжая при этом билетом, т. е. ставят ее в невозможное положение: оставаться в городе не смей, а ехать дальше первой станции тоже не может, высадят. Словом, положение такое, в какое закон не ставит даже самого тяжкого преступника. А тут девушка, страшно потерпевшая от содержательницы дома, и уж во всяком случае ни в чем не виновная, подвергается какому-то невероятному остракизму, ее хотят выбросить на соседнюю пустынную станцию, где она не в состоянии будет найти себе даже ночлега. За что и по какому праву? А главное, для чего это делается? Ответ на эти вопросы может быть только один: чтобы «проучить», отбить охоту протестовать у других. Иначе говоря, делается это исключительно в интересах содержательницы дома. В этом же направлении идет и все последующее «действо». Девушка вырывается и бежит к помощнику полицмейстера. Тот принимает ее жалобу, относится к ней сочувственно (один из всего состава полиции), приказывает составить протокол, т. е. дает делу законный ход. С этой минуты девушка становится полноправной гражданкой. Так она думает и занимает номер в гостинице, чтобы переночевать. Но это не в интересах «хозяйки». Девушка возмутилась и нашла защиту, нашла «управу» на хозяйку, — это дурной пример другим. В таком положении нельзя оставлять дело. И оно не оставляется. Рано утром ее с побоями (до того, что она падает) тащат в участок и бросают в темный холодный чулан. И тут над ней опять начинают «показывать пример».
— Что, нашла правду! — издевается над ней та же хозяйка, — не хотела жить в тепле да в холе, так посиди-ка вот тут!
— Как же, права отыскивать вздумала! — вторит ей околодочный Шахтахтинский. — Вот тебе и права, вот тебе и суд! Мы своим судом скорей найдем твои права!
И чтобы окончательно убедить ее, что она вовсе не человек, а по-прежнему только проститутка, к ней впускается участковая челядь во главе с братом околодочного, и над ней производятся возмутительные насилия...
Выводится она из этого положения только случайно, только потому, что тот же помощник полицмейстера чрез городового узнает о действиях чинов 3-го участка. Ее освобождают и приводят в полицейское управление. Но на этом ее мучения не кончаются. Ее нельзя отпустить, она уже опасна и для чинов полиции, и для хозяйки. И вот ее начинают «водить».
— Иди в третий участок! — говорит ей полицмейстер.
Это в тот самый участок, в котором она больше всего натерпелась мучений!
— Ради Бога, не посылайте меня туда! — молит она.
— Ну, тогда приди завтра.
А назавтра ее посылают в 5 участок. Почему в пятый? Дело началось в третьем, и продолжалось у полицмейстера, живет просительница в 3-м участке (гостиница «Лондон»), а ее посылают в 5-ый, собственно за черту города, в заводской район. Зачем, почему?
Чтобы довести до того состояния, в котором человек машет на все рукой и поступается всеми своими правами. И это достигается. Она соглашается взять свою жалобу назад, признает, что она сама пожелала быть проституткой, что «хозяйка» права во всем, а виновата одна она, Жукова. В чем виновата? Этого ни она, ни те, которые отбирали от нее подписку, не знают. Фраза о ее виновности внесена просто на всякий случай. Сами они кругом запутались, спасаясь от одной вины, нагромоздили целую кучу преступлений, а поэтому и стараются оградить себя со всех сторон, до виновности ни в чем не повинной противницы включительно. Отбирая подписку, полицмейстер забывает даже то, что самая эта подписка, говорящая о том, что Жукова согласна на уничтожение протокола, обличает его виновность, как чиновника полиции, прекращающего такие уголовные дела, как преступления по должности подведомственных ему чинов, неправильное лишение свободы со стороны тех же чинов, побои, издевательства и пр. и обманное завлечение Жуковой в дом терпимости хозяйкой этого дома Рахман, — словом прекращающего и следовательно скрывающего такие преступления, которые прекращению не подлежат. Такова юридическая сторона дела. Но не такова фактическая. С фактической стороны Рахман и чины полиции достигают намеченной цели, они наглядно показывают всей корпорации таких же отверженных, что никаких прав у них нет, что протесты с их стороны ни к чему не ведут, что хозяйка всегда будет права, а они всегда останутся виновными. В этом убеждена даже сама Рахман. Заступничество полиции так подействовало на нее, что она в своих двух домах ввела еще более строгую дисциплину. Как раз в разгар борьбы с Жуковой перед ней «провинилась» чем-то еще другая девушка... И вот хозяйка запирает девушку в сырой подвал и держит ее там около 10 дней. Факт этот был известен чинам полиции того же третьего участка. Приведенные нами факты, нам кажется, достаточно подтверждают высказанную выше мысль, что девушки остаются в домах терпимости далеко не добровольно. Иначе говоря, на глазах у общества существуют такие учреждения, которые, будучи поставлены как бы вне закона, на глазах у всех вырывают юных членов общества и превращают их в отвратительный позорный материал, почти пытками вытравливая в них все человеческое. И неужели это нормально? Неужели несчастные не найдут себе защиты хотя бы в той мере, в какой они имеюсь право на эту защиту по закону? Это было бы позорно для людей XX века.
Но, по-видимому, позор не особенно тяготит «людей XX века», так как они довольно охотно мирятся с существованием этих учреждений. Даже больше того, стараются закрыть глаза и не видеть их и приносимого ими зла. В этом отношении весьма характерна краткая история одного «общества защиты несчастных женщин». Инициаторы этого общества с самого начала повели энергичную борьбу с развратителями девушек и с домами терпимости, опубликовывая в местной газете все факты с именами виновных. Но местные буржуа испугались такого направления деятельности «общества» и решили принять меры. Сначала они попробовали «уговорить» инициаторов, а когда это не удалось, то они привлекли в члены общества своих сторонников и, составив большинство, оттерли своих противников, забаллотировав их при выборах в правление. В результате деятельность «общества» ограничивается содержанием мастерской, в которой работает 4-6 девушек. Борьба же с причинами зла совершенно оставлена. Между тем, инициаторы общества на эту-то борьбу и возлагали главные надежды. Насколько правилен был взгляд инициаторов общества, можно судить по тому, что в период их деятельности девушки и женщины прямо осаждали общество всевозможными просьбами, создалось целое движение среди женщин, распространившееся далеко за черту проституции. Ежедневно, например, приходили жены с жалобами на мужей и с просьбами выхлопотать отдельный вид на жительство; являлись по нескольку в день брошенные сожительницы с младенцами на руках, умоляя о юридической помощи и проч. Мы не говорим уже о проститутках, желающих бросить свое печальное ремесло...
Следующая графа таблицы распределяет проституток по профессиям. В этой графе мы видим, что в кадры проституток рекрутируются исключительно трудящиеся женщины или жены трудящихся. Занимающихся домашним хозяйством попало в дома терпимости 68 женщин, домашняя прислуга представлена 88-ю женщинами и девушками, портнихи — 8, шляпницы — 3, белошвейки — 6, прачки — 1, фабричные работницы — 5, хористки — 3, бонны — 1 и нищенствующие — 1.
Эти цифры как нельзя более подтверждают указанные нами в предыдущих главах нашей книжки, при которых совершается развращение женщин.
Мы указывали там на развращение домашней прислуги и жен мелких служащих и рабочих, —  и вот полицейская таблица дает нам 68 женщин, занимавшихся раньше домашним хозяйством, и 88 прислуг, а всего 156 женщин или более 84% всего количества зарегистрированных проституток.
Точно так же и следующая графа вполне подтверждает наши предыдущее выводы, касающиеся способов растления. В этом отношений все женщины «домов» распределяются так:
Растлены: мужем — 29, любовником — 41, проданы — 1, в состоянии опьянения — 8, путем разных обещаний — 3, продавшихся за деньги — 15, изнасилованы — 15, «смешанные причины» — 72.
…даже не входя в подробную оценку каждой цифры, нетрудно увидеть и тут отражение той же картины нравов, которую мы пытались нарисовать в предыдущих главах нашей работы. Если мы отбросим цифру 72, относительно которой нам ничего не известно, оставшиеся 112 женщин дадут нам богатый материал для размышлений. Двадцать девять из них вышли замуж невинными, а потом оказались в вертепе и притом же очень скоро, так как из предыдущего мы видели, что нам приходится иметь здесь дело с женщинами в возрасте не свыше 25 лет, причем этого возраста достигают только 4,2%. Средний возраст, следовательно, значительно ниже и уж никак не выше 22-23 лет. Предположив, что в среднем выходят замуж в 18-летнем возрасте, мы встретимся с поразительным фактом. Невинная девушка, в 18 лет вышедшая замуж, в 22-23 года оказывается уже в доме терпимости. Но и этот срок, очевидно, еще не отвечает действительности, так как зарегистрирован не момент поступления в дом, а проживание в нем, т. е. зарегистрирован такой момент, которому необходимо предшествует известный период времени, для одной больший, для другой меныший. Если мы этот период времени определим только в один год, и тогда окажется, что невинная новобрачная попадала в дом терпимости чрез три-четыре года. И таких «новобрачных» в домах оказалось 29 из 112-ти, или почти 26%! Что их заставило таким форсированным маршем приблизиться к такому печальному концу? У каждой из них был муж, естественный кормилец, следовательно, особенно острой нужды они не могли испытывать. Семейный разлад в такое короткое время, как три-четыре года, не мог довести женщину до дома терпимости. Она могла уйти от мужа, но не прямо же в вертеп разврата! Явно, что все они погибли по каким-то особым причинам... Они заключаются в общем строе отношений к женщине. Она предмет купли-продажи, а поэтому, как только на горизонте появится молоденькая женщина, так на нее предъявляется «спрос». Претендентами являются обладатели более или менее крупных доходов. Действуют и чрез мужа, и помимо его, смотря по обстоятельствам, но почти всегда достигают цели. Новобрачная втягивается в атмосферу разврата и затем весьма быстро скатывается по наклонной плоскости прямо в дом терпимости. Весь цикл развращения невинной женщины иногда заканчивается в течение 1-2 лет.




Tags: Дети, Женщины, Капитализм, Пидорасы, Полиция, Рокомпот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments