Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

А. Н. Литовский о химическом оружии в борьбе с тамбовскими повстанцами

Из сборника «Тамбовское восстание 1920-1921 гг.: исследования, документы, воспоминания».

Первое упоминание о стрельбе химическими снарядами на территории 2-го боеучастка относится к ночному бою 13 июля 1921 г. у лесной деревни Смольная Вершина к юго-западу от села Пахотный Угол. В своем рапорте командир легкого артдивизиона Заволжского военного округа X. К. Смок доложил, что израсходовал 15 химических снарядов. Использование такого малого количество снарядов объясняется только двумя причинами: желанием оказать моральное воздействие на антоновцев, дабы побудить их навсегда покинуть окрестные леса, и проверкой эффективности нового оружия.
[Читать далее]
Следующие случаи стрельбы химснарядами имели место на территории 6-го боеучастка. В период 12-14 июля между селами Инжавино и Уварово происходили ожесточенные бои с остатками 2-й Партизанской армии Антонова (по некоторым донесениям, он и сам находился в зоне боев). Разбитые повстанцы укрылись в лесу южнее озера Ильмень (близ села Чернавка), где были обстреляны 14 июля 2-м взводом 1-й Белгородской конной батареи (командир И. А. Наумов), в том числе пятьюдесятью химическими снарядами, о чем доложил начальник артиллерии 6-го боеучастка А. А. Родов инспектору артиллерии С. М. Касинову.
Еще раз химическое оружие применили в ходе ликвидации лагеря А. С. Антонова в пойме реки Ворона в районе сел Паревка и Кипец. 2 августа 1921 г. в 16:00 тот же 2-й взвод Белгородской батареи обстрелял остров Сухие Дубки пятьюдесятью девятью химическими снарядами. Антонов бежал на юг, укрывшись в Змеиных болотах, где вновь 4 и 5 августа подвергся артиллерийскому обстрелу и бомбометанию с аэропланов. Данных о стрельбе по повстанцам химснарядами в эти дни не обнаружено. Возможно, она и велась, но не нашла отражение в рапортах, однако вероятность этого невелика, так как инструкции не рекомендовали вести стрельбы по мягкой болотистой почве, в которой снаряды не разрывались...
Газовое облако (в форме окружности) от разрыва одного трехдюймового снаряда составляло около 50 квадратных метров. Причем только на 25 кв. м. концентрация газа достаточна для выведения противника из строя (смерти и тяжелого отравления, если при этом он не задержит дыхание, не закроет глаза и не выбежит из зоны взрыва). Для того чтобы поразить площадь размером в гектар, требовалось до 250 снарядов, выпущенных в течение трех минут, при отсутствии ветра (в ветреную погоду их количество увеличивается в 1,5-2 раза). Это необходимо только для создания первоначального газового облака действительной концентрации. Для гарантированного уничтожения противника требовалось произвести повторный залп тем же количеством снарядов в течение одного часа (см. методичку для старших курсов Военной академии РККА «Справочные данные по военно-химическому делу (к тактическим задачам)», 1924 г.).
Нехитрым подсчетом (одна пушка делает 6-7 выстрелов в минуту) получаем, что батарее из 4-х орудий теоретически нужно около 10 минут беспрестанной стрельбы, чтобы обработать гектар леса, причем снаряды должны были ложиться через каждые несколько метров как на шахматной доске. На практике время намного увеличивалось, а такой точности добиться просто нереально (не забываем еще про складки местности, мешающие необходимому распространению газа, деревья и плотность грунта, так как при попадании в мягкую почву снаряды зароются и не разорвутся)! Да, ее можно компенсировать количеством выстрелов, но тогда той тысячи снарядов, которую предоставили в распоряжение каждому из двух участков, хватит лишь на одну-две операции. Кроме того, мы не учитываем, что артиллеристы должны знать точное (до десятка метров) расположение лагеря повстанцев (что невозможно на практике) и обладать виртуозным умением стрельбы по закрытым целям, чего (по отчетам инспекторов) артдивизионы не умели делать совсем.
В силу обрисованных обстоятельств организаторы этих химических обстрелов могли довольствоваться только психологическим эффектом (которого вполне достигли) от их использования, как бы им ни хотелось большего. Попытки же организовать боевое применение отравляющих веществ не увенчались успехом: несмотря на составленные планы, направленные запросы, выпущенные приказы, - войска Тамбовской губернии так и не получили в свое распоряжение достаточного количества химических средств и необходимых опытных специалистов.
Таким образом, мы имеем данные только о трех локальных случаях боевого применения химического оружия. Конечно, исключать возможность иных артиллерийских обстрелов повстанцев химическими снарядами полностью нельзя, так как их использование в бою в то время было не чем-то из ряда вон выходящим, а вполне обыденным эпизодом, который просто могли не счесть нужным подробно расписывать в донесениях…
Остается невыясненным лишь один вопрос - об общем количестве использованных химических снарядов в боях с антоновцами. Да, мы имеем данные о трех фактах артобстрелов удушливыми газами (один раз - 27 июля 1921 г. в манеже Тамбовских кавалерийских казарм провели учебное «окуривание», израсходовав два баллона с хлором), и нам известно, что массового применения отравляющих веществ на Тамбовщине не было. Но сколько всего раз они использовались в боях, достоверно не установлено. Не обнаружено также отдельных отчетов об эффективности газовых атак и количестве пострадавших от них людей (в сводках не указывалась причина смерти и ранения антоновцев, а только их общее число). Причина этого, как уже отмечалось нами, состоит в том, что обработка местности химснарядами в годы гражданской войны являлась обычной военной операцией, не требующей особо пристального внимания.


Tags: Тамбовское восстание, Химическое оружие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments