Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

Б. Волин и С. Ингулов о народниках, большевиках, меньшевиках, кадетах и эсерах

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

Народничество возникло в 60 и 70-х годах XIX столетия. Это течение получило распространение в той части интеллигенции, которая была недовольна строем царского самодержавия. Народничество выдвинуло много смелых и отважных борцов против дворянско-помещичьего строя, против царского самодержавия. Немало из них героически отдало свою жизнь борьбе с самодержавием, погибло на виселицах (Желябов, Софья Перовская, Каракозов и др.).
Но уже в 80 и 90-х годах народничество растеряло свои революционные доспехи, стало вырождаться в обычное буржуазное течение либеральной интеллигенции.
Оно стало антиреволюционным течением. Народники выступили как защитники кулацкой верхушки деревни.
[Читать далее]С самого начала учение, на которое опиралось народничество, было антиреволюционным, а тактика, которую они применяли в борьбе с самодержавием, была вредной для развития в России массового революционного движения и не могла привести к победе над самодержавно-помещичьим строем.
Народники утверждали, что капитализм — это западноевропейское явление, а Россия, дескать, будет развиваться по-иному, по-особому. Рассуждая об особом, самобытном пути развития России, народники полагали, что Россия останется страной крестьянской. Главной двигательной силой в революционном движении народники считали крестьянство. «Человек будущего в России — мужик», — говорили народники. Помимо того народники не делали различия между беднотой и кулачеством, считая огульно все крестьянство революционным. Крестьянство — указывали народники — живет общиной; из общины, дескать, и вырастет социализм.
Марксисты разъясняли всю необоснованность и мелкобуржуазную сущность народнических теорий российской самобытности…
Народники строили свои планы борьбы с царизмом не на революционных выступлениях масс, а на личных подвигах и героических поступках отдельных людей. Они считали, что не массы делают историю, а выдающиеся личности, герои, главным образом представители интеллигенции. Борьбу с самодержавием народники представляли себе в форме индивидуального террора, т. е. как уничтожение отдельных представителей царского режима. Убить министра или губернатора — это и есть то, казалось народникам, что необходимо для установления нового строя.
Но марксисты показали всю бессмысленность этих рассуждений и действий народников. Дело было не в том или другом министре, а во всем строе, при котором господствующим классом были помещики. В 1881 г. народники убили не губернатора, не министра даже, а самого царя Александра II. Изменилось ли что-нибудь в общественном строе России? Ничего. На престол сел Александр III. Полицейский режим в стране остался тот же и даже стал более свирепым. По-прежнему у власти стояло дворянство, по-прежнему царское самодержавие душило народные массы.
Марксисты указывали, что свергнуть самодержавие и вообще изменить политический строй в стране может только дружный и организованный революционный напор эксплуатируемых и угнетенных масс. Задача состояла в том, чтобы организовать эти массы и поднять их на борьбу против царизма. А народники своей проповедью личного героизма одиночек отвлекали массы от этой задачи и тем самым толкали их на пассивность, бездействие. К тому же отдельные, разрозненные выступления облегчали царизму борьбу с революционными организациями.
По всем этим причинам марксисты были противниками народничества и в частности его тактики личного террора.

Те, кто были вместе с Лениным за то, чтобы помешать наплыву в партию непролетарских, интеллигентских элементов, кто стоял за строго централизованную, дисциплинированную, единую революционную партию, без колебаний способную вести рабочие массы в бой с царизмом, буржуазией и соглашателями, стали называться (как оказавшиеся в большинстве на съезде при выборе центральных органов партии) большевиками. Те же, кто проводил взгляды оппортунистов из II Интернационала — против диктатуры пролетариата, кто не хотел, кто боялся борьбы против буржуазии, кто был за расширение партии в пользу мелкобуржуазных элементов, кто отрицал необходимость твердой партийной дисциплины, стали (как оказавшиеся в меньшинстве) называться меньшевиками. Меньшевики Мартов, Аксельрод, Потресов — а после II съезда к ним примкнул и Плеханов — отражали колебания мелкой буржуазии, ее боязнь централизованного руководства, ее неверие в силы пролетариата.
В одном лагере с меньшевиками был на II съезде и Троцкий. После съезда он выпустил книжку «Наши политические задачи». В этой книжке наряду с клеветническими выпадами против Ленина получили свое выражение оппортунистическая проповедь свободы фракций и группировок, отрицание роли партии как передового авангарда, как вождя пролетариата, отрицание дисциплины внутри партии. В последующей борьбе против большевистской партии Троцкий применял те же меньшевистские принципы, отстаивал свободу фракций и группировок в рядах партии.
Противники Ленина утверждали, что большевики проявляют упрямство, вредную непримиримость, идя на разрыв из-за организационных вопросов, что они преступные раскольники. Но дальнейший ход развития нашей партии показал, что Ленин был прав, что разногласия по организационным вопросам скрывали за собой различное понимание путей и задач русской революции. Меньшевикам, видевшим в либеральной буржуазии руководителя русской революции, не нужна была партия, которая могла бы сплотить пролетариат, сделать его вождем крестьянства и руководителем революции…
Большевики вели непримиримую борьбу с буржуазной партией русских либералов, в которую входили представители либеральной буржуазии и буржуазной интеллигенции — адвокаты, врачи, инженеры, земские деятели, домовладельцы, профессора и пр. Эта партия называлась «кадетской» партией (от букв «к» и «д», которыми начинались слова «конституционалисты-демократы»). Партия эта хотела под флагом борьбы за демократию добиться от царя конституции, буржуазного парламента, хотела сделки с царем, участия во власти вместе с помещиками и фабрикантами…
Большевики во главе с Лениным вели также борьбу и с партией «социалистов-революционеров» (эсеров). Партия эта возникла в начале 900-х годов из обломков разбитого народничества. Ленин считал эту партию левой фракцией буржуазной демократии. По существу это была партия кулацкой буржуазии, хотя и прикрывавшаяся звонким названием социалистов-революционеров. Эсеры не верили в революционные силы пролетариата. Они считали, что руководящую роль в революции должна играть интеллигенция, а основной силой ее является крестьянство (под которым эсеры в первую голову разумели кулачество).
Большевистская партия всегда указывала на величайший вред, который приносили учение и практика социалистов-революционеров революционному движению. Впоследствии, после февральской революции 1917 г., эта партия себя проявила как подлинная партия контрреволюции. Она устраивала заговоры против советской власти и убийства вождей рабочего класса (два покушения на Ленина, убийство Урицкого и Володарского). В гражданскую войну эсеры организовывали восстания, помогали белогвардейцам и иностранным интервентам в их борьбе против советской власти.




Tags: Большевики, Кадеты, Меньшевики, Народничество, Троцкий, Эсеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments