Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Б. Волин и С. Ингулов об империализме

Из изданной в 1935 году книги Б. Волина и С. Ингулова «Политграмота».

В результате роста промышленности и поглощения мелких предприятий крупными в руках небольшой кучки наиболее мощных заводчиков и фабрикантов в начале XX столетия скопились огромнейшие капиталы.
Для наилучшего извлечения прибылей и для наилучшего ведения конкуренции с другими группами предпринимателей капиталисты, владеющие крупнейшими предприятиями одной или нескольких родственных отраслей промышленности, создают свои союзы — тресты, концерны, синдикаты и т. п. Образовывая такие объединения, капиталисты получают возможность почти без помех диктовать рыночные цены и таким образом успешнее бороться с конкурентами, не вошедшими в объединение и действующими порознь, или с более слабыми объединениями.
Такие большие объединения капиталов, которые охватывают значительную часть какой-нибудь отрасли промышленности, называются монополиями. К концу XIX столетия половина всех капиталов мира была уже в руках различных монополий.
[Читать далее]Монополии заменили собой свободную конкуренцию раздробленных, отдельных капиталистических хозяйств. Но монополии не ликвидировали, а еще более усилили конкурентную борьбу.
Эта конкуренция могущественных монополий между собой и внутри самих монополий, а также борьба трестов и синдикатов против «диких», т. е. фирм, не входящих в монополии, приводят к еще большей анархии производства, к резкому обострению противоречий капитализма, к еще более глубоким и длительным кризисам.
Монополии являются основной чертой новой стадии капитализма — империализма. «Империализм есть монополистический капитализм», — писал Ленин.
Деятельность монополистического капитала теснейшим образом связана с деятельностью банков. Конкурентная борьба монополий сильно задевает интересы и банков. Это вполне понятно: давая деньги взаймы, банк хочет быть уверенным, что фирма, получающая кредит, в состоянии будет ему вовремя уплатить долг. Поэтому банк начинает входить в дела фирмы, контролировать ее деятельность. Если эта фирма акционерная (паевая), он приобретает ее акции и таким путем влияет на ее деятельность уже внутри самой фирмы, вводя в ее правление своих представителей и т. п.
С другой стороны, и фирмы-вкладчики озабоченно следят за состоянием дел в банке, так как если банк не будет вовремя предоставлять им кредит или если банк прогорит, то пропадут и вложенные в него фирмами капиталы, а это может повлечь за собой крах предприятий. Поэтому и промышленные предприятия стараются влиять на дела банка. Они тоже продвигают в состав руководящих органов банков своих людей. Фирмы заинтересованы в этом и для того, чтобы охранить свои вклады, и для того, чтобы не было отказа в кредите, если он потребуется.
Конкуренция банков ведет к развитию мощных банковских объединений, к концентрации банкового дела. Здесь происходит то же, что и в промышленности. Банковские объединения превращаются во всесильных монополистов, распоряжаются почти всем денежным капиталом крупных и мелких хозяев, всеми средствами производства и источниками сырья. Они командуют всей промышленностью, всем хозяйством страны, а то и нескольких стран. Одна и та же небольшая группа капиталистов владеет и промышленными предприятиями, и банками, и транспортом. Происходит, как говорит Ленин, «личная уния банков с крупнейшими предприятиями промышленности и торговли».
Таким путем происходит сращивание, слияние промышленного и банковского капитала, образование так называемого финансового капитала.
«Концентрация производства; монополии, вырастающие из нее; слияние или сращивание банков с промышленностью — вот история возникновения финансового капитала», — писал Ленин.
Империализм есть период господства финансового капитала.
С ростом финансового капитала резко возрастает потребность крупных капиталистических держав в новых рынках сбыта и сырья. До конца XIX столетия капиталисты одной страны могли вывозить свои товары в отсталые страны, не встречая там капитала других стран. Но в годы империализма все крупнейшие капиталистические державы вышли на мировые рынки. Отгородившись внутри страны от иностранной конкуренции таможенными пошлинами (особыми налогами на ввозимые товары), крупные капиталистические страны получили возможность накопить у себя большие капиталы. Обнищание масс в этих странах делало невозможным использование на прежних условиях капиталов для производства и сбыта товаров на внутреннем рынке.
Таким образом возник избыток капиталов, который капиталисты этих стран и начали вывозить в колониальные и полуколониальные страны для организации там предприятий, постройки железных дорог и т. п. Следовательно с возникновением финансового капитала характерным становится вывоз капиталов в огромных размерах.
К 1900 г. весь мир оказался уже поделенным между крупнейшими капиталистическими странами, и в дальнейшем речь могла идти только о новом переделе мира.
Ленин писал об этом разделе мира следующее:
«Колониальная политика капиталистических стран закончила захват незанятых земель на нашей планете. Мир впервые оказался уже поделенным, так что дальше предстоят лишь переделы, т. е. переход от одного «владельца» к другому, а не от бесхозяйности к «хозяину».
А передел капиталистического мира, захваченного сильнейшими капиталистическими странами, возможен только посредством войны. Это означает, что господство финансового капитала неизбежно связано с возникновением империалистических войн. Мировая война 1914—1918 гг. и была войной за передел мира.
Итак развитие капитализма к концу XIX столетия привело к усиленной концентрации производства и капиталов, к широкому развитию мощных монополий, к сращиванию банковского и промышленного капитала, к возникновению финансового капитала, к развитию вывоза капиталов в другие страны, к разделу мира между крупнейшими монополистическими союзами капиталистов, к разделу между крупнейшими капиталистическими державами всей земли, к борьбе за новый передел мира, к войнам.
Вот эта новая (конец XIX — начало XX столетия) стадия капитализма и называется империалистической стадией капитализма, империализмом…
Ленин назвал империализм высшей ступенью капитализма. Но он в то же время является и последней стадией капитализма, загнивающим капитализмом. На этой ступени капитализм становится тормозом для дальнейшего развития промышленности, науки и техники.
В доимпериалистическое время, как мы видели, конкуренция была толкачом, двигателем технического прогресса (развития). Совсем другая картина в эпоху империализма. Развитие техники все больше наталкивается на капиталистические интересы монополий, что замедляет технический рост промышленности и сельского хозяйства. Монополии дают возможность предпринимателям договариваться между собой, устанавливать цены так, чтобы получить большие прибыли, не вводя новых машин и не покупая новых изобретений. Тресты часто покупают чертежи изобретений для того, чтобы их запрятать и не воплотить их в машины, в оборудование, в приборы, чтобы изобретения не попали в руки другого треста и чтобы не снижались таким образом цены. Монополии, стало быть, порождают застой, загнивание, искусственную (умышленную) задержку роста техники и развития хозяйства.
Вот почему в эпоху империализма нередки случаи, когда капиталисты выступают против техники, против машин, против новых усовершенствований и изобретений.
В то же время грабеж колоний способствует скоплению огромных капиталов в империалистических странах. Эти капиталы надо куда-то деть, использовать повыгодней. Одной из форм выгодного помещения капитала является покупка разных займов, облигаций и акций. Это создает класс людей, которые ничего не делают и живут на доходы от своих ценных бумаг.
Праздность, ничегонеделание, лень и разврат характерны для всей буржуазии. Но эти черты особенно усиливаются в условиях господства финансового капитала, когда капиталисты имеют возможность заниматься только «стрижкой купонов», т. е. имеют возможность жить на проценты от капиталов, вложенных в ценные бумаги. Миллионеры очень часто даже не знают, где находятся их предприятия, что их заводы производят, какое на предприятиях оборудование. Все денежные дела и все производство ведут специально нанятые для этого директора, управляющие, инженеры, бухгалтеры, а хозяева только получают свои барыши и тратят деньги на кутежи, азартные игры, на жизнь в роскоши и безделье.
ИМПЕРИАЛИЗМ — КАНУН СОЦИАЛИЗМА
«Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма», — сказал Ленин.
Капиталистические страны всегда развивались неравномерно. Одни развивались быстрее, другие медленнее, одни обгоняли другие, и те, которые шли раньше впереди, оказывались позади. В эпоху империализма эта неравномерность, скачкообразность развития капиталистических стран особенно усилилась. До империалистической войны впереди всех стран шла Англия. Ее стала обгонять Германия, которая стремилась захватить часть английских рынков. Это главным образом и привело к империалистической войне 1914—1918 гг. А после войны впереди всех оказалась не Германия и не Англия, а Америка. Так после войны 1914—1918 гг. стали обостряться противоречия между Англией и Америкой. А Америку и Англию стремится догнать империалистическая Япония — возникают новые противоречия в лагере империалистов.
Это скачкообразное развитие капиталистических стран ведет к постоянной борьбе за передел мира, к войнам. Оно резко обостряет противоречия в капиталистических странах между капиталистами и рабочим классом, между странами угнетающими и угнетенными.
СОМКНУТЫМ СТРОЕМ ПРОТИВ ФАШИЗМА
Что мешало и до сих пор еще мешает рабочему классу в его борьбе за свержение капиталистического строя? Важнейшей помехой было то, что в рабочем классе не было внутреннего единства, что его ряды были расколоты социал-демократами. Этим умело пользовалась буржуазия. Она старалась через своих агентов в рабочем движении — через социал-демократов и разных оппортунистов — углубить этот раскол, чтобы расстроить ряды пролетариата и тем самым спастись от пролетарской революции…
Буржуазия уже не в состоянии методами буржуазной демократии держать трудящиеся массы в повиновении и вынуждена прибегать к новым приемам — к фашизму.
Монополистический капитал, мощные разбойничьи финансово-промышленные объединения, готовящие войны и пытающиеся выйти из кризиса путем дальнейшего ограбления и порабощения трудящихся, вводят свою открытую террористическую диктатуру. Фашизм старается завоевать крестьянство, ремесленников, служащих, разоренных кризисом, пытается проникнуть и к рабочим. Он организует их якобы для борьбы с капиталом, обещает всякие блага, которые, по уверениям капиталистов, якобы сами собой появятся, если будет «ликвидирована классовая борьба» и будут объединены в одно целое богачи и бедняки, капиталисты и пролетарии, помещики и бедные крестьяне. На самом же деле вооруженные банды фашистских головорезов громят рабочие организации, производят кровавую расправу над трудящимися, возрождают звериный антисемитизм и воспитывают в массах крайнюю ненависть к другим народам, готовя новые убийства и войны. Основной удар фашисты направляют против коммунистических партий, против революционного авангарда рабочего класса…
Социал-демократические вожди спасовали, отступили перед фашизмом. Некоторые деятели социал-демократии даже перешли на сторону фашизма.
На своих боевых постах остались только германские большевики. Они не только не сдались на милость Гитлера, но и ведут боевую работу, организуя рабочих и сплачивая их для борьбы. Несмотря на кровавый террор, на жестокие пытки, которым фашисты подвергают арестованных, германские коммунисты ведут большую революционную работу. Они организуют стачки, распространяют газеты и листовки, напечатанные в подпольных типографиях.





Tags: Империализм, Капитализм, Коммунисты, Фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments