Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

М. Беляков об антоновщине

Из вышедшего в 1923 году сборника «Антоновщина».

Восстание эсеро-бандитов в южной части Тамбовской губернии, на границе Борисоглебск. и Тамбовск. уездов назначено было на июль, но затем отложено на один месяц и началось 20 августа 1920 г.
Во всем известном циркуляре Чернова от имени ЦК эсеров о работе среди крестьянства, вышедшем в июне 1920 г., развита весьма обстоятельная программа подготовки крестьян для борьбы с Советской властью. Сначала, — используя недовольство крестьян продовольственными и иными повинностями, создать среди них массовое движение в форме «мирских приговоров»; на основе этого массового движения  организовать беспартийный союз трудового крестьянства и укрепить партийную эсеровскую организацию.
В Тамбовской губернии эсеры для борьбы против власти рабочих и крестьян объединились с самыми отъявленными черносотенцами…
Как раз в момент упорных и кровавых боев на фронте с Врангелем и Польшей в Тамбове и его уезде были разбросаны и расклеены прокламация эсеров, в которых гражданская война именовалась «нелепой чехардой», а красноармейцы призывались к братанию с белогвардейцами. Эсеры быстро нашли отклик прежде всего со стороны уголовных бандитов. В Каменском районе Александровской вол. Тамбов. уезда бандитами были убиты два коммуниста — председатель BИK т. Владимиров и член — тов. Зайцев и тяжело ранен один коммунист — т. Прозоров. Это — еще в мае месяце. В июле был убит т. М. Докукин. На узкоколейке Тамбов — Тулановка эсеро-бандиты несколько ночей подряд пытались устроить крушение поезда, везущего каждый раз до 50 рабочих. Усиленно жгутся заготовки торфа, дров и лесные делянки тамбовских лесничеств. Невероятные грабежи и убийства участились по всем проезжим дорогам. Дезертиры, как лесное зверье, отбирали все до последней крошки хлеба.
[Читать далее]В начале августа бандитами был сделан налет на Степановский совхоз с требовании выдать коммунистов, которых однако там не оказалось. Переговоры с налетчиками вел агроном Фроловнин. Пограбивши, бандиты направилась в Александровский совхоз, что в 10 верстах от Степановки, но по пути встретились с нашими тт. коммунистами, из которых один — т. Оськин был убит и обобран догола... Эсеры усиленно играли на крестьянской темноте, агитируя и распространяя всякие небылицы про Советскую власть. Они старались во что бы то ни стало сорвать продразверстку. Бандиты часто силой заставляли крестьян примыкать к ним: возражающих тут же на месте расстреливали. Таким образом, крестьяне попали между двух огней. Не подчинись бандитам — расстреляют, подчинись — тоже могут расстрелять.
Первая банда (около 150 чел.) открыто выступила 19 августа. В этот день она прибыла в Каменку — в «штаб Губерн. Комитета СТК». Здесь было созвано общее собрание крестьян и матерый эсер — «батько» Плужников официально объявил начало восстания крестьян против Советской власти, изложив при этом свою эсеровскую декларацию. В ту же ночь было совершено нападение на Ивановский совхоз с целью захватить племенных лошадей и убить ненавистного бандитам коммуниста Гаранина (завсовхозом), который перед этим захватил у них фальшивые документы для дезертиров… Нападение на Ивановский совхоз ограничилось на этот раз уводом нескольких лошадей и убийством двух коммунистов.
…эсеровские организаторы не дремали и сколотили новые группы из дезертиров в районе Инжавина и Княже-Богородицкое, где разграбили Волисполком и сельсоветы. Из Княже-Богородицкого почти все крестьяне были выгнаны — идти громить Тамбов: кто с дубьем, кто с колом, кто с вилами и рогачем, а кто и с голыми руками. Лишь небольшая кучка организаторов бандитов — не более 20—30 челов. из всей толпы в 2—3 тысячи была вооружена винтовками и обрезами. Толпа эта дошла до села Козьмина Гать и, не решившись идти дальше, рассеялась — к большому негодованию и позору организаторов-эсеров. Наши части, наскочившие на них у с. Коптева, окончательно отбили охоту идти на Тамбов.
Этот «поход» на Тамбов был эсерам очень важен для немедленного распространения нелепого слуха в других районах о том, что город уже взят. Чрезвычайно характерно, что в селениях, занимаемых эсеровскими так называемыми «партизанскими отрядами», не вводится никакого нового порядка взамен советского. Крестьянское население подымается бесцельно, насильственно, бессознательно и платится за это жесточайшим об разом. Так напр., но сведениям штаба воинских частей, действовавших против бандитов, сорганизовавшихся в Инжавинском районе также в количестве около 2—3 тысяч чел. дезертиров, кулаков и деревенских дураков, эсеровские молодцы подговорили начать наступление на Кирсанов. Понятно, что но успели эти «воины» рта разинуть, как были окружены со всех сторон и при попытке пробиться потеряли около 300 чел. убитыми и около 100 пленными…
Значительное оживление стало наблюдаться на хуторах, что между Верхоценьем и Александровой до Каменки — как, например, на Козолаевских и Олонцовских хуторах, где организатором банд был эсер Александр Павлович Олонцов с сыном Иваном, и в районе деревни Александровки... Здесь же свирепствовал организатор из дер. Бахаревки — Егор Федорович Камбаров. К этому времена относится убийство беспартийного Митрофана Тимофеевича Короткова, которого бандиты растерзали, и агронома Фроловнина из Степановского совхоза, который был заподозрен в сообщении Советвласти сведений о бандитах. Над Фроловниным они учинили суд около Семеновских лесов, где «батько» Плужников отрубил ему голову, указав при этом, что со всеми будет такая же расправа, кто служит Советской власти, а не идет за «союзом трудового крестьянства». Здесь же были уничтожены еще несколько узников, захваченных ими из Волисполкомов…
Надо сказать, что поведение красноармейцев в первый период борьбы часто вредило нашей агитации против бандитов. Но это было только в первое время…
Когда мы вошли в Каменку и устроили облаву, то нашли много укрывавшихся бандитов в разных логовищах и двойных стенках сараев. Между прочим, мы нашли в больнице тяжелораненых бандитов — 12 человек. Наши красноармейцы хотели их вывести и расстрелять. Но мною было приказано не трогать раненых, так как мы признаем открытый бой и лежачих не трогаем. Через несколько времени один из выздоровевших бандитов пришел к нам и сражался у нас в отряде Воробьева против бандитов. В конце октября месяца Уисполком вынужден был отдать приказ о снятии Волисполкомов по уезду, так как начались усиленные нападения на них с убийством захваченных сотрудников и членов ВИК. Вместо ВИК организованы были Ревкомы со всеми правами и полномочиями революционной власти. Было объявлено осадное положение. Объявлена добровольная явка дезертирам, бандитам и заблудшим крестьянам, пошедшим за бандитами… Насаждать Ревкомы в местностях, где не имелось наших войсковых частей, было невозможно, да и крестьяне уже боялись подчиняться Советской власти, так как тех, кто выполнял распоряжения Совет. власти, бандиты жестоко избивали и даже расстреливали…
За исключением Ивановского совхоза, уже к ноябрю месяцу все остальные совхозы и колхозы были разграблены. Поело того как казенного добра не осталось, бандиты обратили свое внимание и на рядовых крестьян. Перегнав на самогонку весь хлеб, который они награбили в совхозах и у крестьянских артелей, бандиты начали реквизировать хлеб у крестьян. Ясно, что крестьянам это не пришлось по вкусу. Тут-то они и поняли, что могут остаться у разбитого корыта. В это время стали проводить уездные беспартийные конференции и созвана губернская. На этих конференциях крестьянам разъяснялся смысл бандитизма. К этому же времени и Москва обратила внимание на затянувшейся бандитизм и выслала надежные, крепкие отряды. Отданы были приказы о беспощадном прекращения мародерства со стороны красных войск Это оказало благотворное влияние на настроение крестьян — особенно после того, как несколько мародеров были расстреляны на месте.
Через некоторое время мы уже видим первых добровольно явившихся бандитов из с. Текино. Хотя в этом селе и имело место убийство нашего волревкомщика т. Волкова, но сами крестьяне предупреждали Волревком о подходе бандитов и указывали их местонахождение. До этого же никто из крестьян не отвечал на вопросы о бандитах. Всегда либо уклонялись незнанием или отвечали в пользу бандитов…
Настроение крестьян приподнялось. К этому надо добавить, что у бандитов уже не хватало одежды и продовольствия и они принялись усиленно грабить крестьян, чем еще сильнее оттолкнули их от себя. Одновременно состоялось освобождение 400, а потом — еще 400 крестьян, обвинявшихся в участии в бандитском движении. Шесть из освобожденных поехали в Москву к тт. Ленину и Калинину — рассказать о всем том, что творится в нашей губернии, о подлом обмане, в который вовлекли их предатели эсеро-бандиты. В Москве и по дороге туда они убедились, что о бандитизме в Тамбов. губернии мало кто знает и что в остальных губерниях России все спокойно. Один из делегатов — старик Бочаров из дер. Бахаревки тут же по приезде в свое село на общем собрании объявил гражданам подлинную правду о положении в Советской России. Бывшие на собрании бандиты хотели зарубить его, но он этого не устрашился, продолжал свою агитацию и в других соседних селениях, обличая при этом бандитов, пытавшихся не давать ему говорить, и называя их «молокососами».
Антонов делает усиленные потуги восстановить свой авторитет и доверие среди крестьян. Он усиленно разбрасывает прокламации о готовящихся нападениях на Тамбов, Кирсанов и Рассказов. Частично ему удалось выполнить свою задачу — напасть на Кирсанов, но безрезультатно. С Рассказовом ему более повезло: сюда он ворвался со своей оравой, захватил с фабрик и заводов много ценного имущества и патронов. Незадолго до нападения на Рассказово на всех рассказовских фабриках создалось тяжелое продовольственное положение, ожидалась даже забастовка из-за неполучения пайка. Получив тревожные сведения о положении па рассказовских фабриках, Губком срочно ночью вызвал пять человек ответственных работников и предложил нам ехать в Рассказово. Утром мы уже была там. Выяснили обстоятельства дела самым подробнейшим образом и установили, что серьезного ничего нет. Объявили после обеда общее собрание рабочих на фабрике быв. Асеева. Рабочие поделились своими нуждами в изложили свои требования. Они заявили, вместе с тем, что «какой-то дурман нашел», что они слушали эсеровских шептунов и даже не хотели сопротивляться нашествию банд, забыв о том, что могло статься с их фабрикой, которой они кормятся…
Перелом среди крестьян углубился после твердых и жестких приказов полномочной комиссии ВЦИК за № 130 и № 171, по которым семьи и все имущество бандитов объявлялись заложниками. За укрытие бандита грозил арест и расстрел. По опубликовании этих приказов даже бандитские семьи не находили себе приюта и тащили за шиворот своих беглецов, вытаскивая их на свет божий из лесов и оврагов.
В некоторых районах, захваченных эсеро-бандитизмом, они ложью и угрозами принуждали граждан отказываться называть их имена. Вследствие этого части, выполнявшие приказ № 130, были поставлены в затруднительное положение: создалась опасность, что пострадают невиновные. Тогда был издан приказ № 171: расстреливать тех, кто в бандитском селе отказывается назвать свое имя комиссии, проводящей приказ № 130.
Чтобы задержать ликвидацию разбитых шаек, эсеро-бандиты начали прятать свои семьи... И вот, в некоторых деревнях семьи бандитов стали покидать свои дома. Это опять несколько задерживало ликвидацию эсеро-бандитизма. Тогда полномочная комиссия постановила:           дом бандита, из которого семейство скрылось, разбирать или сжигать; тех, кто укрывает бандитские семьи, приравнять к укрывателям бандитов; старшего в такой семье расстреливать. В результате на всех участках было зарегистрировано всего несколько случаев применения этого приказа.
Опираясь на деревенских кулаков, эсеры мечтали увлечь за собой и основные слои деревни. Середняки колебались. На почве принудительного взимания разверстки, крайне тяжелой вследствие неурожая, середняцкое крестьянство проявляло недовольство, если не всей Советской властью, то ее продовольственной политикой. Эсеры поставили своей задачей оформить это недовольство и направить середняков под руководством кулачья против Советской власти.
Эту задачу эсерам выполнить не удалось. Затеянные ими восстания были подавлены крестьянской же рукой. Середняцкое крестьянство в массе своей не поддержало дезертиро-кулацкий бунт. Оно не скрывало недовольства продовольственной политикой Советской власти, но и не отрекалось от этой власти. Когда же наша продполитика была изменена в духе пожеланий крестьянства, исчезло и это недовольство. Демобилизация значительного количества возрастов смягчила, в свою очередь, настроение дезертиров — они потянулись по домам или в комдезы с добровольной явкой.
Перед нами стала задача довести до конца уничтожение бандитских шаек, окончательно разоружить кулаков и раздавить их тайную организацию — комитеты СТК. Упорнее других держалось с. Каменка  — осиное эсеро-бандитское гнездо, откуда 19 августа 1920 г был подан сигнал к восстанию, село Каменка, выделившее первый Каменский бандитский полк, приютившее у себя волостной, районный и губернский комитеты «Союза трудового крестьянства»... Только поело изъятия бандитских семей по списку, арестов, обысков и усиленной агитации и в этом селе наступил перелом: трудовики окончательно порвали с кулаками-бандитами. По указаниям середняков было открыто подземелье, в котором захвачено до 80 бандитов, арестовано 20 участников Вохры во главе с ее начальником, весь состав губернского комитета СТК (кроме председателя), и председатель районного комитета союза, начальник штаба и помощник Богуславского, одновременно указаны все деятельные члены СТК. Добровольно явились 72 бандита, и главная крепость бандитизма в Тамбовской губернии была сломлена...
За 10 месяцев крестьянство раскусило сущность и узнало истинную цену предательской лжи эсеро-бандитских атаманов: разбойника Карася, царского офицера Богуславского, бывшего спекулянта Ишина и самого Антонова, про которого даже сами эсеры писали, что он, еще в 1905 году отличался «наклонностями» к грабежу и разбою.

 
Tags: Белый террор, Гражданская война, Крестьяне, Тамбовское восстание, Эсеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments