Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Олег Будницкий о еврейских литераторах на службе у белых

Из книги Олега Витальевича Будницкого «Российские евреи между красными и белыми (1917—1920)».    

Ряд литераторов еврейского происхождения печатался на страницах периодики преимущественно либерально-демократической ориентации, выходившей на территории, контролируемой белыми. Вряд ли читатели любимого поэта советских детей С.Я. Маршака подозревали, что он в период Гражданской войны на страницах кубанской печати публиковал сатирические стихи и эпиграммы, в которых доставалось большевикам. Так, в стихотворении «Два комиссара» он изобразил новых властителей, «семинара Ерему» и «экстерна Соломона»:
Оба правили сурово,
Не боясь жестоких мер.
У того и у другого
Был в кармане револьвер.
[Читать далее]В стихотворном фельетоне «Дебаты о Петрограде», опубликованном тогда, когда надежды на захват Петрограда войсками Н.Н. Юденича еще не рассеялись, д-р Фрикен (псевдоним Маршака - kibalchish75) писал, как
На собраньи комиссаров
Пылкий Троцкий бил в набат,
Призывая «коммунаров»
Отстоять свой Петроград.
Однако комиссаров, которые «грозным ревом поддержали страстный клич», остудил мудрый и рассудительный, «как старик-Экклезиаст», «Ильич», заявивший, что нечего «силы тратить зря», ибо:
Петроград, пустой и нищий,
Позабыл свой прежний хмель,
Превращается в кладбище
Нашей славы колыбель.
Шлет депеши ежедневно
Петроградский мне Совдеп,
Просит ласково и гневно:
«Хлеб нам нужен. Нужен хлеб!...»
Пусть Юденич с бандой финской
Город вымерший возьмут.
(Правда, жаль дворец Кшесинской
Был он первый мой приют!)
Пусть возьмут наш Питер с моря
Иностранцы. Я готов
Уступить его, не споря...
Меньше будет лишних ртов!
Я избавлюсь от обузы
От забот и от затрат...
Пусть британцы и французы
Кормят красный Петроград!
Едкие стихи о деятелях литературы и искусства, сознательно или в силу оппортунизма сотрудничавших с большевиками, публиковал Lolo (Л.Г. Муниггейн)…
Положение евреев — деятелей культуры, настроенных антибольшевистски, было в условиях Русской Вандеи крайне двусмысленным. Возможно, наиболее ярко эта двусмысленность проявилась в публицистике И. Эренбурга. Осенью — зимой 1919 г. он много печатался в киевских и ростовских газетах. В конце сентября 1919 г. Эренбург в статье «В защиту идеи» писал: «С чекистами и китайцами надо бороться штыками, с голодом — булками, но против знамени надо поднять знамя, с идеей надо бороться идеей. Они говорят “интернационал”, мы ответим “Россия”... Что даст Европе Россия, мы не знаем, но в ночи вспыхнет ее негаданный факел...»
Новоявленный славянофил предлагал России вместо «большевистского лозунга гражданской войны — согласие и мир», вместо «арифметической справедливости» — жажду правды и любовь.
Вместо правды и любви случился еврейский погром.
Погром шел с 17 по 20 октября 1919 года.
По случаю киевского погрома В.В. Шульгин написал ставшую знаменитой статью «Пытка страхом», своеобразный манифест идейного антисемитизма. Выступая от имени русского населения, он задавался вопросом: «Научатся ли в эти страшные ночи чему-нибудь евреи?» С его точки зрения, перед евреями было две дороги: одна — признать свою вину в разрушении государства, «не ими созданного», и покаяться; другая — «отрицать и обвинять всех, кроме самих себя». «От того, — заключал Шульгин, — какой дорогой они пойдут, будет зависеть их судьба. Ужели же и “пытка страхом” не укажет им верного пути?»
«Примитивная» мысль, что кричавшие от ужаса по ночам беззащитные перед вооруженными «добровольцами» киевские обыватели «Моисеева закона» состояли с Троцким-Бронштейном примерно в таких же отношениях, как Шульгин с Ульяновым-JIeниным, изначально выносилась автором «Пытки страхом» за скобки.
Эренбург ответил Шульгину статьей «О чем думает жид». «В эти ночи я, затравленный “жид”, — писал Эренбург, — пережил все то, о чем говорит В. Шульгин. Только пытка “страхом” была шире и страшнее, чем он думает. Не только страх за тех, кого громили, но и за тех, кто громил. Не только за часть, за евреев, но и за целое — за Россию. <...> Научились ли евреи чему-нибудь за эти ночи? — спрашивает В. Шульгин. Да, еще сильнее, еще мучительнее научился любить Россию. О, какая это трудная и прекрасная наука».
Погромщики менее всего нуждались в соболезнованиях непрошеного плакальщика; в еврейских кругах «приятие, оправдание плетки» Эренбургом вызвало негодование. В погромные дни «еврей Эренбург, — писал в той же «Киевской жизни» С. Марголин, — забывает обо всем на свете, кроме любви к России, любви во что бы то ни стало, хотя это от психологии раба, но вовсе не от психологии сына великого народа и гордой страны».
Эренбург до конца 1919 г. напечатал еще несколько антибольшевистских статей в «Киевской жизни» и ростовской «Донской речи» («Элегия палачей», «На пути в Дамаск», «Тридцать серебряников»). В конце декабря он добрался в Крым, где обосновался в Коктебеле, у М.А. Волошина. Здесь началась переоценка ценностей; «решающий удар» по его прежним убеждениям нанес, по утверждению Я.И. Соммер, С.Я. Эфрон, доброволец, муж Марины Цветаевой, заехавший в Коктебель то ли в феврале, то ли в марте 1920 г. и несколько часов рассказывавший о разложении войск белых. Если это было и так, то рассказ Эфрона послужил скорее последней каплей. Киевский погром; путешествие поездом из Киева в Ростов через Харьков с постоянной угрозой быть выброшенным из вагона, как это произошло со спутником Эренбурга и компании художником И.М. Рабиновичем; попытка пьяного офицера «крестить» писателя, столкнув его за борт катера Керчь — Феодосия в декабре 1919 г., — все это давало достаточную пищу для размышлений. В конце 1920 г. Эренбург, в отличие от многих других временных обитателей Крыма, оказался не в Константинополе, а в Москве. Белые умели терять самых преданных сторонников.





Tags: Антисемитизм, Белые, Белый террор, Гражданская война, Евреи, Интеллигенция, Маршак, Шульгин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments