Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Меморандум донских казаков

Взято у labas

В Википедии можно прочитать, что атаман Войска Донского Петр Харитонович Попов был "арестован германскими властями за отказ участвовать в формировании казачьих частей в составе Германской армии". Реальность, как часто оказывается, была несколько сложнее.

[начало июля 1941 года]

М Е М О Р А Н Д У М
I.
Исторический день 22 июня 1941 года, когда Великая Германия начала Крестовый Поход против варваров 20-го века, московской красной тирании, всколыхнул рассеянное повсюду эмигрантское казачество и вызвал в его среде священный порыв к новой беспощадной борьбе со своим старым заклятым врагом, безжалостно истреблявшим казачий род и безумно разорявшим его родные гнезда, расхищая или просто предавая огню нажитое веками его имущество.
Страдания, унижения и разорения казачества полностью не могут поддаваться никакому описанию. Не только в тюрьмах, подвалах и палаческих застенках, но и открыто на его глазах насиловались, пытались и убивались его матери, сестры, жены и дочери, истерзывались и убивались его деды, отцы, браться, сыновья и поругались самые большие для него святыни.
Сотни тысяч казаков погибло в неравной борьбе или просто вырезано или постепенно замучено. Не щадились ни беспомощные старики, ни малолетние дети.
[Читать далее]Отсюда так понятен гнев, пылающий в казачьих сердцах к своему врагу-извергу, руководимому жидовско-масонской международной кликою, в человеческих страданиях, слезах и крови которая видит лишь обыкновенный практический способ для достижения своих целей, собственного благополучия и могущества.
Более 20 лет тяжелого эмигрантского существования нетерпеливо ждали казаки случая и возможности для возобновления борьбы c Москвою. И теперь поток их порыва направляется по своему естественному руслу - к казачьему национальному герою, основоположнику и вождю Степного Похода, Освободителю Дона от красной нечисти в 1918 году, теперешнему выборному Донскому Атаману и Главе всеобщего казачьего союза, генералу от кавалерии П.Х. Попову, природному казаку, пользующемуся всеобщим доверием и широкой популярностью как среди казачьих бойцов, так и среди многомиллионного казачьего населения.
Как всегда в переходные исторические времена, появились и теперь разные сомнительные личности, желающие использовать казачий порыв для создания собственной авантюрной карьеры, и они готовы не останавливаться в этом отношении ни перед чем, так же легко, как и большевики, переходя границы божеских и человеческих законов. Однако казаки идти за такими элементами не желают. Они ждут зова своего выборного Вождя ген[ерала] Попова и нет такой жертвы, которую бы они не принесли по первому его приказанию, безгранично веря в его честность, прозорливость и опыт, приобретенный им в практической борьбе с красными ордами.
Достаточно одного взгляда на географическую карту, чтобы сразу понять, какое важное стратегическое, сообщительное и хозяйственное значение имеют заселенные казачеством местности. Неисчислимые природные богатства казачьих земель приобретены потоками казачьей крови и казачество желает и должно быть их хозяином. Только с тем оно разделит разумное использование их, кто поможет ему войти в свободное их обладание. В этом направлении взоры теперешнего Донского Атамана были всегда обращены в сторону Германии, располагающей мощнейшим военным и хозяйственным аппаратом, могущей рационально использовать природные казачьи богатства с выгодою для себя и для казачества. Из донских областей он может получить громадные количества необходимого для ее обширной обрабатывающей промышленности сырья; точно так же она может размещать там значительные количества товаров своей фабрикации.
Теперь что касается вопроса использования казачьих боевых групп в начавшейся титанической борьбе с большевизмом, в кратком виде, можно сказать следующее:
Казачьи боевые качества общеизвестны; казачьи скорость и храбрость беспредельны.
И один только слух, что плечом к плечу с победоносною немецкой армией идут казаки эмигранты со старыми казачьими знаменами и священными для казачества историческими реликвиями, под водительством ген[ерала] Попова, один раз уже освободившего Дон от красной нечисти, будет вносить полное разложение как в казачьих частях, насильно влитых в советскую армию, так и среди всего многомиллионного казачьего населения. Сначала скрытое, а потом и открытое противодействие советскому аппарату станет проявляться стихийно с окончательной целью полного уничтожения его. В этих видах нужна лишь НЕМЕДЛЕННАЯ, УМЕЛАЯ И ШИРОКАЯ ПРОПАГАНДА, которая сократит многочисленные жертвы в открытых боях с большевиками.
Из казаков могут быть сформированы более или менее компактные отряды для авангардных и других самых смелых военных операций и ударов; они могут дать также прекрасных разведчиков и лазутчиков.
Целесообразна скрытая отправка отдельных групп в казачьи местности со специальными заданиями по известному плану, целесообразно и установление тайной связи с кавказскими народностями с целью поднятия там восстаний и парализования некоторых советских операций в самых чувствительных пунктах (транспорт, снабжение и т.д.) Важные подробности в этом направлении могут быть изложены устно. Однако, как для примера, можно указать на целесообразность повреждения нефтепровода между Баку и Батумом, что поставит большевиков в очень затруднительное, а в некоторых отношениях - просто и в безвыходное положение. Обезумевшие от поражений большевики не остановятся и перед уничтожением продовольственных и других запасов, как столь важных теперь и в будущем нефтяных вышек и нефтеобрабатывающих инсталляций. Эти попытки их следует также предупредить вовремя. Расстройство транспорта может сильно помещать подобным безумным их планам. Отдельные советские военные части окажутся в таком случае отрезанными от руководящих центров, быстро разложатся и, объединившись с местным населением, кровно заинтересованным в сохранении жизненных запасов и производств, помогут ему не допускать реализирования этих планов.
Возможна и организация уничтожения английских нефтяных производств, находящихся поблизости к Кавказу. Смелые и способные люди для такой цели также имеются.
Вообще для разлагательных, разрушительных и предупредительных операций, о коих только что упомянуто, казаки неоценимы по своей природной сообразительности, приспособляемости, исключительной смелости и храбрости. Большой риск их даже притягивает, оставляет их удаль и бравурство. Но и самые смелые люди хотят знать, за что и под чьим водительством они рискуют своими головами.
Далее, с разбитием главных советских военных сил не устраняются дальнейшие затруднения по установлению полного господства в занятых областях. Отдельные банды, сознавая неминуемую ответственность за совершенные ими злодеяния, не будут верить никаким заверениям о прощении их, и станут еще долго терроризовать местное население, разрушать транспорт, снабжение и т.д., как и нападать внезапно и планомерно на военные части, устанавливающие порядок. Во главе их будут стоять жидовско-масонские и английские агенты, снабжая их даже и известными средствами. Борьба с ними примет затяжной и жертвенный характер, примером может служить прошлое (освобождение белыми войсками местности и оккупирование Германией в 1918 году Украины). Казаки и тут могут быть неоценимыми, ибо даже сильная царская власть пользовалась их помощью в смутные времена.
Здесь приводятся лишь примерные случаи для использования казаков, более подробные излагаются особо, как они будут также развиты и самим ген[ералом] Поповым, имеющим громадный практический опыт по борьбе и разложению красных.
В настоящее время срочно требуется дать жертвенному казачьему порыву определенное и организованное русло и безо всякого промедления перейти на планомерное, практическое использование их. Отдельные разрозненные бессистемные попытки использования их могут принести даже отрицательные результаты, как это случалось уже и в прошлом.
Происхождение ген[ерала] Попова из казачьей гущи, из самого народа, также не без значения. Он более приемлем для простого населения, чем другие претенденты на руководящие роли в будущей России (или отдельных ее областях), происходящие из дворянско-помещичьей среды и жизненным[и] понятиями о пренебрежении простых народных масс. Эти люди были одними из главных виновников русской революции и провала всего белого движения, и одно новое появление их на политической сцене, несомненно, вызовет оппозицию со стороны простого народа, видящего в их лице реакционных притеснителей.
Как говорится в другом месте, с ними приходилось все время бороться даже самому ген[ералу] Попову, не допускавшему и осуждавшему открыто поведение их в отношении народных масс.
Наконец, ген[ерал] Попов яркий и искренний сторонник самого тесного сотрудничества с современной Германией.

М Е М О Р А Н Д У М
II.
Еще при пресловутом Керенском жидо-масоны заняли уже господствующее положение в судьбах России и ими выжидался лишь удобный момент для полного захвата власти в свои руки. Русский патриот ген[ерал] Корнилов, видя какую смертельную опасность для своей страны таит "правление" Керенского, восстал против последнего, но оказался арестованным и был объявлен "изменником своей Родины". Однако, вскоре после этого события - в конце октября 1917 года жидо-масонство свергнуло самого Керенского и, под эгидой большевизма, сделалось полновластным хозяином обширнейшей в мире империи, подвергнув ее неслыханному еще в истории всего человечества террору.
Керенский позорно бежал, а объявленный им "изменником" ген[ерал] Корнилов поднял на Юге России знамя восстания против жестоких поработителей своей Родины, положив начало так называемому белому противобольшевистскому движению, опиравшемуся на сотрудничество с казачеством.
Первым Донским Атаманом, выбранным свободной волей казачества был ген[ерал] Каледин, сильно сочувствовавший белому движению, но истощенное и разочарованное после великой войны донское казачество не проявило в то время особой жертвенности для противобольшевистской борьбы, белые же части были весьма слабыми, а с Севера непрерывно лилась бесчисленная лавина красных орд. От безнадежности ген[ерал] Каледин застрелился, правительство его разбежалось, а белые части поспешили уйти с Дона.
В этот критический момент походным Атаманом Дона был назначен ген[ерал] П.Х. Попов, известный своими волевыми качествами. Столица донского казачества Новочеркасск была уже окружена красными и ген[ералу] Попову пришлось проявлять героические усилия, чтобы выйти из их железных тисков.
12 февраля 1918 года под натиском красных он ушел со своими партизанами в Задонские степи и там приступил к организации нужных боевых кадров для решительной схватки с большевиками, добывая необходимое оружие отдельными налетами на них. Одновременно он работал по разложению занятых красными казачьих местностей, призывая казаков к восстаниям. Его прозорливый ум предвидел, что, испытав не себе до того неизвестный им коммунизм, казаки скоро от него отшатнутся - и не ошибся. К нему, в Задонские Степи, от которых потом получил название "Степной Поход", стали течь казачьи добровольцы, а по всему Дону началось противобольшевистское движение.
Учтя известный момент как благоприятный для нападения, ген[ерал] Попов атаковал их, постепенно разбил и 23 апреля 1918 года занял донскую столицу Новочеркасск, и весь Дон оказался освобожденным от красной нечисти, как открылась возможность и для дальнейшей борьбы с нею. Степной Поход ген[ерала] Попова сделался историческим, а имя его самого стало легендарным, он стал народным героем, Освободителем Дона.
Уже 3 мая 1918 года, через десять дней после освобождения донской столицы, было приступлено к выбору нового Атамана, вместо застрелившегося ген[ерала] Каледина. Выбранным оказался известный казачий писатель и краснобай ген[ерал] Краснов, до того уклонявшийся от борьбы с красными, бывший раньше на стороне Керенского, в не с "изменником" ген[ералом] Корниловым.
Имея уже в своем распоряжении большую, освобожденную Поповым, территорию, как и возможность опираться на начавшие возвращаться на Дон Белые части, ген[ерал] Краснов в ген[ерале] Попове больше не нуждался и, отчасти из зависти к нему, как сделавшемуся национальным героем, отчасти из опасения встретить в нем опасного политического противника, на третий же день своего избрания уволил его с поста Походного Атамана.
Но в марте 1919 года большевики снова докатились до донской столицы, ген[ерал] Краснов поспешил от звания Донского Атамана отказаться и покинул Дон. При новом Донском Атамане ген[ерале] Богаевском Попов бвл назначен председателем донского правительства. Донскую армию пришлось переформировывать, а красновские ошибки исправлять. Армия донце в это время уже представляла боевую силу, приблизительно в 150000 бойцов. Борьба с большевиками продолжалась еще около полутора лет.
Белые части постепенно разрастались, превратились в довольно внушительную Армию под командованием ген[ерала] Деникина и стали занимать в казачьих областях уже доминирующее положение и, забывшись, стали третировать даже уже самих хозяев-казаков, на территории и при помощи которых они создавались. Впрочем. с деникинской армией то же самое происходило потом и во всех других занимавшихся ею областях и послужило одной из основных причин полного поражения ее. В ней большую роль играла дворянско-помещичья среда, с ее врожденной психологией и жизненными навыками не считаться с народными массами и относиться к ним с пренебрежением.
Ввиду слабовольности нового донского Атамана ген[ерала] Богаевского, борьбы с только что упомянутым ненормальным явлением в армии ген[ерала] Деникина в самой значительной степени пала на плечи ген[ерала] Попова, который, происходя сам из народной гущи и хорошо зная народную душу - делал открытые заявления, что несправедливое третирование народных масс неминуемо приведет белое движение к провалу, что позднее и стало фактом.
В определенное время деникинская армия имела значительный успех, она заняла почти всю Украину и вторгнулась в великороссийские пределы, но население оказалось индифферентным в ее борьбе с красными, ибо оно не видело большой разницы между одними и другими, что, как уже сказано, и послужило одной из главных причин поражения ее красными. В начале 1920 года ей пришлось даже эвакуироваться в Крым, куда за ней последовали и казачьи части, потерявшие по ее ошибкам и свои родные места.
В Крыму вместо Деникина был избран ген[ерал] Врангель, но произошла лишь смена лиц, а способы ведения белого дела остались прежние. Ген[ерал] Попов и тут снова открыто выступал против ошибочного взгляда на простой народ и за это стал нетерпимым и в Крыму. Под благовидным предлогом он был отправлен в Константинополь, куда скоро была вынуждена эвакуироваться и врангелевская армия.
Врангелевская и казачьи армии перешли на эмигрантское существование, управляясь каждая своими вождями, донская - Донским Атаманом ген[ералом] Богаевским, который в 1935 году умер в Париже. Вместо него был избран, чуждый по крои и духу казачеству, бывший Наказной (назначенный царским правительством) ген[ерал] де Граббе. В числе кандидатов при выборе выдвигалась и кандидатура ген[ерала] Попова, но он от нее отказался.
Де Граббе также избрал местом своего пребывания Париж, подпал род полное влияние демократических и масонских кругов и, в конце концов, очутился под полным ярмом французской политики и, в начале настоящей войны призывал казаков открыто к борьбе с Германией, заимствуя по ее адресу эпитеты жидовско-масонского остроумия.
Выбранный в 1938 году вместо него Донской Атаман ген[ерал] Попов, в полную его противоположность, немедленно после своего избрания, объявил себя открытым сторонником современной Германии, избрал местом своего пребывания не Париж, а Прагу, как более центральное место для сношения с рассеянным в Европе казачеством, осевшим преимущественно в славянских странах. В Праге же находятся и столь дорогие для сердца каждого казака святыни - казачьи знамена и реликвии.
В известное время ген[ерал] Попов вошел в общение с немецкими властями с целью тесного сотрудничества с ними, но с изменением перед началом теперешней войны немецкой политики в отношении Советского Союза принудило его занять выжидательное положение, чтобы не стеснять официальных отношений между Берлином и Москвою. Зная отлично советскую природу, он и тут предвидел, что Москва не будет держать себя корректно в отношении Германии, но, находя время не подходящим для своей политической деятельности, он стал употреблять его с другой пользою. Занялся объединением казачества на национально-трудовой базе, черпая основные предпоставки в этом направлении из современного национал-социалистического устройства с затаенною мыслью перенести его в возможное время и на свою Родину.
С целью объединения не только донского, но и всего казачества, он, с согласия немецких властей, основал в Германии Всеобщий Казачий Союз с действием во всех странах. Таким образом, он стремился слить всех казаков в земляческие трудовые группы, устраняя тем существующую среди казаков рознь на почве многочисленных политических и других течений, которая была выгодна лишь сеятелям смуты с известными видами, т.е. жидо-масонству и близко стоящим к нему разным политическим и другим его креатурам.
Объяснив себя честно и открыто сторонником современной национал-социалистической Германии и врагом Москвы, назвав ее врагом №1, а также признав демократизм и другие политические течения, близкие к жидомасонству нетерпимыми для себя, к которым, конечно, присоединились и русские дворянско-помещичьи круги, с которыми он не дружил еще на Родине - получилась враждебная линия от коммунистов до крайне правых монархистов включительно, т.е. такая линия, коя враждебна и теперешней Германии. Против него началась неслыханная скрытая и открытая травля, рычагом коей, понятно, сделалась жидо-масонская Москва.
Роль советского консульства в Праге сейчас общеизвестна и, действительно, могло ли оно оставаться равнодушным к ген[ералу] Попову, живущему у него под боком, в Праге же, и являющемуся заклятым врагом Советского Союза, тем более что он продолжал в своих приказах и печатном органе клеймить открыто: коммунизм, жидомасонство, демократизм, хищнический капитал и т.д., не щадя даже и Америки, подданство которой он приобрел во время своего долгого пребывания там, существуя там тяжелым поварским трудом.
Стоит лишь прочитать его приказы и его печатный орган, чтобы сразу убедиться, насколько он предан и искренен в отношении Германии и открыто враждебен к вышепомянутым "спасителям человечества". Открыто и честно ориентируясь на современную Германию, он также открыто и честно старался, в пределах его возможностей, и бороться с ее врагами.
Но, к сожалению, случилось то, что он, едва ли когда-либо мог даже и представить себе. Сложная и ловкая травля его сумела жестоко ударить по нему даже и на немецкой почве, вернее - на почве Протектората, где жидовско-масонские корни еще не вырваны окончательно.
По политическим событиям прошлого года, казачество оказалось в неописуемо тяжелом положении в занятых немецкими войсками странах. Вопли из были обращены к ген[ералу] Попову, и он довел о них до сведения немецких властей, отнесшихся к ним необычайно сочувственно. Представилась реальная возможность перевозки казаков на работу в Германию сначала из Франции. а потом и из других стран. Мечта генерала по объединению вокруг себя казачества стала превращаться в действительность, превысив даже все его ожидания. Таким образом казаки могли оказаться и ближе к Родине на случай возможного похода на Москву, что ему казалось не утопией, а будущей реальной действительностью.
Москва и другие его недоброжелатели увидели в перевозке казаков в Германию "опасность" для себя, ибо она еще более усилила бы его престиж не только в казачьей среде разных казачьих войск. а и вообще. Некоторые эмигрантские политиканы, не желающие жить тяжелым личным трудом, как, например, жил ген[ерал] Попов в течение двадцати пяти лет своего эмигрантского пребывания, а живущие казачьим потом, могли оказаться без дойной коровы..., поэтому они были особенно недовольны инициативою ген[ерала] Попова по перевозке казаков сюда.
Московские агенты, отлично все учитывающие, знающие и использующие, искусно и непрерывно создают вражду между русской эмиграцией и затем прекрасно используют ее против самой же эмиграции. В нужный для них момент они пользуются теми руками, кои считают более удобными для на[не]сения удара очередной жертве. Какие руки были выбраны в создании последних злоключений ген[ерала] Попова пока официально еще неизвестно, но удар по нему был сокрушающий.
В день русского Нового Года (уже самый этот факт свидетельствует о преднамеренности жестокого "сюрприза" к Новому Году) ген[ерал] Попов был арестован в Праге, пробыл в заключении четыре месяца и 21 мая был освобожден под надзор полиции.
Таким ловко подстроенным трюком была сорвана перевозка казаков на работу в Германию под эгидою ген[ерала] Попова; цель его противников достиглась полностью, а его злоключения все еще продолжаются.
В настоящий момент наивысшего напряжения казаков в их устремленности пойти под водительством ген[ерала] Попова на так долгожданную ими борьбу с тиранической Москвою, ген[ерал] Попов не может прибыть даже в Берлин, чтобы переговорить с официальными властями по поводу использования казачьих сил в начавшемся Крестовом походе против жидо-масонства. Он находится под надзором полиции, в которую должен являться через день.
Так жидомасонство и его агенты могут ловко строить свои преступные планы в отношении своих противников. Случившееся с ген[ералом] Поповым, не допустившим абсолютно ничего предосудительного в отношении Германии, само по себе заслуживает полного изучения немецких органов, занимающихся борьбой с жидомасонством, но по этому вопросу последует особый доклад.


Оба меморандума выявлены в архиве Немецкого министерства иностранных дел. К ним приложен очень краткий немецкий перевод/резюме, в котором еще раз подчеркивается, что "генерал Попов, как говорилось и в других сообщениях, искреннейший друг современной национал-социалистической Германии".
Согласно сопроводительной записке меморандумы были переданы в МИД неким Эртом, скорее бывшим дипломатом Оскаром Эртом (1876 - 1943), чем его сыном Адольфом (1902 - 1975). В записке указано, что меморандумы представлены доверенным лицом Попова - А. Рубцовым, и Рубцов также желает быть принятым в МИДе.
По всей видимости, речь идет об Алексее Рубцове (1891 - ?), который в 1939 году переехал из Софии в Берлин, где торговал "древесиной и табаком".
Из переписки Краснова можно узнать, что практически одновременно с написанием меморандума генерал Попов был вызван в Праге в полицию и принужден подписать обязательство отказаться "от всякого вмешательства в казачьи дела". Какой-либо реакции сотрудников МИДа на меморандумы в архивном деле нет.
После войны генерал Попов как обладатель американского гражданства отплыл в США при первой возможности - уже в июне 1946 года.


Tags: Антикоммунисты, Антисемитизм, Белые, Великая Отечественная война, Гражданская война, Казаки, Коллаборационизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments