Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Михаил Кубанин: Аграрная политика советской власти на украине в 1920 г. и махновщина. Часть II

Из книги Михаила Ильича Кубанина «Махновщина».
Борьба Махно с советской властью в 1920 г.
Тактика Махно в деревне в 1920 году резко изменилась по сравнению с 1919 годом. …советская власть путем проведения земельной политики сумела отколоть от Махно значительные кадры деревни. Продовольственная политика углубила раскол, обеспечила бедноту за счет кулаков и середняков и тем самым лишила Махно той опоры, какую он имел во всех слоях деревни в 1919 году. Не только город, но и часть деревни стали враждебны ему. Если раньше он применял террор по отношению к буржуазии и членам компартии, т. е. бил по всем активным политическим элементам города, то теперь, в 1920 г., он применял террор и по отношению к революционным элементам деревни, не разделявшим его убеждений и не помогавшим ему материально. Удары махновской армии прежде всего направлялись против продовольственного аппарата. Разгром складов, сожжение запасов собранного хлеба — один из обычных методов борьбы.
[Читать далее]
В длинном списке убийств и вреда, причиненного советской власти, данном Белашем суду, фигурируют 4 группы лиц: совработники, милиционеры, продагенты и комнезаможники. Комнезаможник был своим деревенским врагом, а остальные представляли ненавистную администрацию города и подлежали безусловному уничтожению. Характерным являлось то, что все представители власти в деревне подвергались безусловно уничтожению. Из своей деревенской бедноты кулачество уничтожало лишь организаторов, а не целиком всех организованных вокруг комитетов бедноты. Представители же государственной власти в деревне в лице 3-4 милиционеров, 1-2 совработников махновцами начисто уничтожались. Продагенты были даже еще более ненавистными врагами махновцев, чем комнезаможники. Им пощады безусловно не давалось...
Махно и белые
Борьба Махно с советской властью шла целиком на пользу Врангелю. Такой союзник, как Махно, был весьма выгоден для Врангеля, и он попытался установить с ним связь и привлечь его на свою сторону...
Но делегат, посланный с письмом в махновскую армию, был расстрелян махновским штабом. Несмотря на то, что ни один из посылаемых делегатов не возвращался обратно к Врангелю, последний делал всяческие попытки афишировать свой союз с Махно.
Г. Раковский, военный корреспондент белогвардейских газет в армии Врангеля, в своей книге «Конец белых» рассказывает, как Врангель афишировал в белогвардейской печати и за границей свой союз с крестьянством. Но так как Махно все же союзником Врангеля не стал, то нужно было найти какого-нибудь лже-Махно, и такой нашелся в лице называвшего себя анархистом Володина, бывшего командира крымского направления армии Махно...
Не только он, но и ряд махновских командиров, сбитых с толку борьбой Махно с красными частями, перешли на сторону Врангеля. В то время как основное ядро махновской армии, состоявшее из революционных элементов, продолжало бороться против Врангеля, отдельные командиры-махновцы (Яценко, Гришин, Володин, Савченко и другие) выпускали воззвания о необходимости поддержки Врангеля...
Но попытки Врангеля заключить союз с самим Махно оказались неудачными: один из делегатов — капитан царской службы — был повешен в селе Времевке, другой — полковник — был расстрелян. На повешенном приклеили надпись: «Никогда никакого союза у Махно с белогвардейцами не было и не может быть, и если еще кто из белогвардейского стана попытается прислать делегата, то его постигнет участь, какая постигла первого».
Борьба Махно с красными частями нашла свой отзвук за границей. Махно стал фаворитом патриотов и даже еврейской буржуазии, бежавшей за границу…
Но у мелкобуржуазного контрреволюционного блока (кулаки и середняки), действовавшего против советской власти, отношение к Махно было неодинаково. К концу 1920 года середняк хотя и помогал Махно, но начинал тяготиться последним. Содержание собственной армии, которая должна была бороться с белыми и красными, начинало обходиться середняку очень дорого, тем более, что повстанцы боролись не столько с Врангелем, сколько с Красной армией. Кроме того, борьба Махно с Красной армией, нанося ей ущерб, этим самым усиливала Врангеля. …это подрывало мощь Красной армии, а следовательно, борьбу с помещичьей реакцией, чего не мог желать середняк. Середняк с белыми мириться не желал. Разлад с красными был пустяком для него по сравнению с белой опасностью.
Борьба Махно с советской властью дала возможность Врангелю выдвинуться из Крыма и подвинуться вперед. 14 сентября Врангель переходит в наступление на участке Б. Токмак — ст. Нельговка. 19-го он берет Александровск, 23-го — Синельниково и угрожает Екатеринославу. К концу сентября в руках Врангеля Никополь, Александровск, Мариуполь, Бердянск и Мелитополь, т. е. основной район махновщины. Сами махновцы своими руками помогли Врангелю оккупировать их родную территорию.
Отношение населения к белым было абсолютно отрицательным. Положение дел рисует информация перебежчиков: «По словам перебежчиков, — сообщает сводка политотдела 3-й дивизии от 8—10/IX, — пленные красноармейцы ждут случая перейти на нашу сторону. Перебежка затрудняется строгим надзором со стороны офицеров. Объявленная белыми мобилизация в Михайловске и Белозерске не удалась».
«По словам перебежчиков, — сообщает сводка 42-й дивизии, — в армии противника широко применяется смертная казнь за неисполнение боеприказаний... Противник забирает скот и хлеб. Проводит насильственную мобилизацию по 41 год. Уклоняющихся порют и расстреливают. В селе Мордвинове расстреляно 28 взятых в плен коммунаров, командиров и выданных перебежчиков 40-й дивизии. Курс советских денег у белых на 50% дороже врангелевских».
Опять повторилась прошлогодняя история: крестьянин, отшатнувшийся от советской власти, выступивший против нее, помог контрреволюции победить ее, а почувствовав занесенную над собой помещичью плеть, захотел мира с советской властью. Правда, теперь не нужно было белым доходить до Тулы, чтобы середняк выступил против них. Теперь он немедленно реагировал на усиление белых.
Третье соглашение с советской властью и развал махновщины
В конце сентября Махно обратился к советской власти с предложением заключить военное соглашение для совместной борьбы с Врангелем. Две цели преследовал Махно: во-первых, действительно разбить Врангеля, о чем он прямо заявлял и в своем предложении и в своих воззваниях против Врангеля, и другая цель — войдя в состав Красной армии, проделать прошлогодний трюк, т. е. разложить ее изнутри и перетянуть некоторые части на свою сторону. Первая задача совместными силами Красной и махновской армий была проделана. 14 октября начались знаменитые бои на каховском плацдарме. 20-го началось наступление Красной армии на Врангеля. 30-го взят был Перекоп. В начале ноября врангелевская армия была загнана через перекопскую воронку обратно в Крым, а 9 ноября выполнена самая трудная операция — форсирован Перекопский перешеек. Падение перешейка решило судьбу всей армии. Через 6 дней был окончательно ликвидирован Врангель.
Перед Махно выступила вторая задача — разложить изнутри некоторые части Красной армии и получить боеспособные элементы для дальнейшей борьбы с советской властью.
Но из Красной армии в 1920 г. Махно не мог почерпнуть новых сил для этой борьбы. Если в 1919 году недовольство середняка политикой советской власти привело к тому, что некоторые части Красной армии перешли на сторону Махно… то в 1920 году этого быть не могло по многим причинам. Во-первых, за время революции образовался слой Красной армии, который получил на уроках гражданской войны правильное понимание своих классовых интересов. Отдельные ошибки или недостатки аппарата советской власти этот слой понимал как ошибки своего аппарата и даже иногда, будучи недоволен этим аппаратом, не становился врагом его, не выступал против него и не отдавал его на съедение белогвардейщине. Уроки деникинщины научили многому красноармейцев. Если и был ропот среди красноармейцев, то он вызывался «недостатками механизма» — в первую очередь, отсутствием обмундирования, снаряжения и вооружения. Это отмечают все политсводки XIII армии.
Поэтому случаи перехода к Махно были чрезвычайно редки. Лишь из дезорганизованной Сибирской добровольческой бригады, в которой были перебиты в боях почти все коммунисты и комсостав, истрепанной и истомленной в непрерывных боях, бежало к Махно 70 человек. Но вообще, если какая-либо часть терпела поражение от Махно, то случаев массовых переходов не было. Так, например, высланный против Савонова батальон должен был вернуться, так как он оказался малочисленен, причем одна рота была разложена и не выступила в бой, но перешел к Савонову из роты лишь 1 человек. Когда же красноармейцы узнали о союзе Махно с Врангелем, то и мысли о переходе к нему быть не могло. А содействовали распространению слуха о союзе Махно с Врангелем как отдельные махновские командиры, выпускавшие воззвания по сему случаю, так и перебежчики из врангелевской армии, имевшие возможность наблюдать соседство махновских и врангелевских отрядов.
Надежда Махно на измену частей Красной армии не оправдалась. Культурно поднявшаяся, политически закалившаяся в гражданской войне, Красная армия на третий год своего существования изменников из своего старого кадра не давала. Махно нужны были именно эти элементы из коренных украинцев, а не дезертиры, которые все равно не сражались бы и в его армии и у которых с Махно мало было социальных связей.
Здесь Махно прогадал и за недооценку этого момента был наказан.
Советская власть учла необходимость в первую очередь ликвидировать основную враждебную силу — Врангеля, после чего можно будет легче справиться с махновщиной и вообще с хозяйственной разрухой; поэтому она согласилась на прекращение военных действий против Махно на известных договорных началах. Договор был заключен в средних числа октября 1920 г. между советским правительством Украины и революционно-повстанческой армией Украины (махновцами).
Какова была тактика махновщины? Махно в указанном соглашении выговорил себе в политических вопросах следующее: «Пункт 2. Полнейшая свобода агитации и пропаганды — как устно, так и печатно — махновцами и анархистами своих идей и пониманий, без всякого призыва к насильственному низвержению советского правительства и с соблюдением военной цензуры. В деле издания махновцы и анархисты, как революционные организации, признанные советской властью, пользуются техническим аппаратом советского государства, подчиняясь правилам техники издания». «Пункт 3. Свободное участие в выборах советов, право махновцев и анархистов вхождения в таковые и свободное участие в подготовке созыва очередного V Всеукраинского съезда советов, имеющего быть в декабре с. г.».
По военному вопросу договорено было, что РПА  входит в состав вооруженных сил республики как отдельная единица, сохраняя у себя свои прежние принципы и не проводя основ Красной армии; но махновская армия не имеет права принимать в свои ряды ни отдельные части Красной армии ни отдельных лиц, дезертировавших из нее.
Все эти пункты были еще терпимы, ибо не нарушали в области политической Конституции РСФСР и лишь в области военной вносили известный анархический элемент. Но кроме пунктов подписанных был еще один, добавочно внесенный махновцами.
«Ввиду того, что одной из существенных сторон махновского движения является борьба за самоуправление трудящихся масс у себя на местах, повстанческая армия махновцев выдвигает 4-й пункт политического соглашения, а именно: организация в районе действий махновской армии местным рабоче-крестьянским населением вольных органов экономического и политического самоуправления, их автономия и федеративная связь с государственными органами Советских республик».
«Пункт этот еще не подписан по соглашению обеими сторонами, он лишь в ближайшее время будет обсуждаться договаривающимися сторонами».
Но не суждено было вести переговоров. Этот вопрос был основным для обеих сторон. «Вольный советский строй»… абсолютно неприемлем диктатуре пролетариата. Соглашение могло быть действительным, покуда был общий враг. Как только был разгромлен враг, обе стороны настораживаются. Махно готовится к новому удару по советской власти. Для этого он концентрирует в Гуляй-Поле свои силы, доходящие до 3 000 человек, из которых 1000 чел. кавалерии.
Но раньше, чем Махно успел выступить, в ночь с 24 на 25 ноября части Красной армии заняли перешеек и ударили по действующим частям армии Махно. В то же время другие части окружили находящиеся в Гуляй-Поле резервные части махновской армии, где находился и сам Махно.
Разгромить Махно и покончить с ним одним ударом не удалось. Разбив окружившую его советскую дивизию, махновцы, узнали пароль и, пользуясь им, прошли через линию советских войск как красноармейская часть. Но ушло лишь человек 150. После соединения обеих разорванных частей махновская армия насчитывала лишь до 1 000 человек.
Освободившиеся силы Красной армии были брошены на Махно. Махно должен был увертываться от настигавших его ударов частей Красной армии. Снабжался он исключительно за счет крестьянства. Крестьянство этим было очень недовольно, но иногда оно помогало Махно...
Но не всегда крестьяне оказывали в должной мере помощь партизанским отрядам. В 1919 г. крестьянство имело в своем распоряжении урожай с бывших помещичьих имений и живой инвентарь, который остался после свержения гетманщины, а потому тяжесть гражданской войны с советской властью не падала на крестьянские плечи.
В 1920 году положение стало иным. Прежних помещичьих имений не было, и содержать крестьянские отряды должны были сами крестьяне. Они выступали против советской власти из-за вводимой ею продразверстки и трудгужповинности, но «защитники» крестьянства, повстанцы, брали не меньше, а иногда и больше, и тогда крестьянство было недовольно последними. «По донесению начучастка Изюмского от 11/1Х, бандой Савонова в Долженковской волости, что 20 верст южнее Изюма, у жителей отобрано 40 лошадей, а также с крестьян бандой снимается обувь и одежда. Настроение к бандитам враждебное». «В тех местах, где побывал Махно и забрал лошадей, настроение крестьян к советской власти хорошее и презирают Махно».
Кроме того, к концу 1920 г. наблюдается отход бедноты из махновской армии, меняется соотношение социальных групп в его армии. «Социальный состав армии Махно в 1918 и 1919 гг. состоял из чистокровных пролетариев и крестьян, восставших против гетмана, — пишет в своем показании полуграмотный рабочий Белаш. — В 1920 г. социальный состав армии Махно состоит из старых повстанцев 1918 и 1919 гг. В конце 1920 г. и в 1921 г. социальный состав немного изменился, а именно: в армию Махно влились и сынки кулаков и солдаты армии Деникина и Врангеля, которые были Красной армией взяты в плен и потом перешли к Махно». «В начале 1921 г. в махновских отрядах остались преимущественно донцы, екатеринославцы и полтавцы», — рисует положение дела доклад Запор, губчека в ВУЧК. В махновскую армию в значительной мере влились дезертиры из Красной армии, уголовные преступники. Беднота же, наоборот, уходила.
В особенности повальный выход из армии наблюдался после предоставленной Всеукраинским съездом амнистии всем бывшим бандитам...
Нэп к середине 1921 г. произвел второй раскол, изолировавший от кулаков уже и середняков, которые до этого сохраняли с кулачеством союз, местами активный, местами пассивный. Начальник штаба махновской армии В. Белаш пишет, что «в июне 1921 г. крестьянство осознало новую экономическую политику и в большинстве своем отвернулось от Махно и стало на сторону соввласти, за исключением буржуазии и кулаков, которые были все еще на стороне Махно и помогали ему».
На росте и падении махновской армии можно иллюстрировать постепенный отход от Махно бедноты в начале 1920 и середняков в 1921 году. Об изменении социального состава мы уже приводили сведения. Теперь приведем лишь фактические сведения о количественной эволюции состава армии. В конце 1918 г. и начале 1919 г. у Махно было приблизительно 20 тысяч штыков и до 8 000 сабель. Во второй половине 1919 г. (после официального разрыва с советской властью) в армии Махно было до 40 000 штыков и до 15 000 сабель. Как видим, разрыв с советской властью усилил его ряды: к нему влились значительные силы кулачества, которые сумели перетянуть на свою сторону значительные кадры бедноты. Вторая половина 1919 г. была кульминационным пунктом махновского влияния: махновцы установили свою власть в очищенных от Деникина районах Екатеринославской и Таврической губ. со столицей в Екатеринославе. Деревня диктовала законы городу, но самостоятельная крестьянская республика продержалась месяц и была сметена отступавшими с севера белыми частями Слащева. В первой половине 1920 г. численность армии Махно в силу отхода бедноты резко падает — до 3 000 штыков и 1 000 сабель. Во второй половине 1920 г. некоторый рост — до 4 000 штыков и 2 000 сабель (вливаются бывшие деникинцы, врангелевцы, дезертиры, уголовные преступники и т. д.). В первой половине 1921 г. начинается отход середняка. Армия уменьшается до отряда в 1 000—700 сабель и во второй половине 1921 г. (июль) всего до 250 сабель, т. е. незначительной банды, с которой Махно уходит в последний рейд к границам Румынии.
С отходом середняка на сторону пролетариата меняется характер борьбы кулачества с советской властью. Нет прежней грозной армии Махно, а есть отдельные мелкие отряды, занявшиеся уголовщиной, грабежами. Так, информационные сводки Донецкой губчека за период с 1 октября по 31 ноября 1921 г. рисуют положение по Таганрогскому району, одному из районов махновщины, следующим образом: «За отчетный период активных выступлений против соввласти не было ввиду того, что ранее большинство бандитов было навербовано в бандитские отряды из местного населения и, потеряв своих главарей, окончательно распылилось по домам и специально занялось грабежами и убийствами, терроризуя мирное население. Такой бандитизм, чисто уголовного характера, в некоторых крупно-населенных пунктах уезда дошел до такой степени, что граждане ставят условием исправного взноса продналога очистку их сел от бандитов…»
Банды занимаются тем, что уничтожают списки на продналог, сжигают канцелярии сельсоветов, собранный продналог расхищают. Но грабят не только продналоговый хлеб, но и крестьянский...
Сводки рисуют уже не прежнюю политическую борьбу с советской властью, а уголовный бандитизм мелких кулацких шаек, направленный и против советской власти и против всех прочих, кроме кулаков, слоев деревни.
Такова история махновщины, проделавшей полную эволюцию от громких фраз о международной революции до мелкого кулацкого бандитизма, от союза с пролетариатом до союза с румынским королем.
Интернационализм и национализм в махновском движении.
Еще в одном пункте меняется характер махновского движения в 1920 и 1921 годах. Махно и махновцы отбрасывают в сторону свой псевдо-интернационализм и избирают одним из методов борьбы с советской властью шовинизм, от чего было совершенно свободно движение в 1918 г.
Лакмусовой бумажкой, определявшей действительный интернационализм той или иной политической группы в годы гражданской войны, могло служить отношение в первую очередь к Советской России и во вторую — к национальным меньшинствам (на Украине к евреям). В начале 1919 года Махно послал в голодающий Питер несколько вагонов хлеба. В резолюциях съездов, направленных против большевиков, все же подчеркивался союз с Советской Россией. По отношению к евреям в 1918 и 1919 годах ни махновская армия в целом, ни ее руководящие верхи не были антисемитски настроены.
В руководящем составе махновской армии в 1918 и 1919 гг. было много евреев. Председателем Гуляйпольского районного военно-революционного штаба был местный еврей-колонист Коган; в составе махновских отрядов, боровшихся против гетмана и деникинщины и позже против советской власти, была, по словам Аршинова, еврейская батарея, т. е. весь состав ее, повстанцы и командиры, были исключительно евреи. В приказах махновского командования неоднократно подчеркивается недопустимость ограбления и издевательств над трудовым еврейским населением деревень и городов. Когда приехал Каменев в Гуляй-Поле, первое, что он увидел, была надпись на вокзале, сделанная рукой повстанца: «Бей жидов, спасай Россию». Махно расстрелял повстанца за этот монархический лозунг. Наконец, и идейное руководство в махновской армии в 1919 г. целиком было в руках анархистов, большая часть которых были евреи. К их числу принадлежали члены революционного военного совета Иосиф Готман (эмигрант), Алый-Суховольский, Елена Келлер и т. д.
Конечно, антисемитизм имел место в массе и среди отдельных командиров. Не обходилось и без ограблений евреев. Уже то, что приказы настойчиво долбят в головы махновцев о необходимости прекращения отдельных еврейских грабежей и грозят расстрелом за каждый факт грабежа, доказывает, что они имели место. Были даже отдельные случаи убийств и погромов. Так, например, весною 1919 г. успенским отрядом в 22 человека, под командой члена штаба Дерменжи, был устроен погром в еврейской колонии Горькой, в результате которого было расстреляно 33 человека стариков и детей, 2 тяжело ранено и одна девочка 15 лет была изнасилована. Против этого акта протестовал в «Пути к Свободе» один из махновских командиров П. Могила.
Но, не будучи сам антисемитом и выступая в своей печати против антисемитизма, Махно не особенно преследовал своих ближайших сотрудников за отдельные антисемитские акты. После описанного грабежа через несколько дней в штаб бригады Махно (тогда она еще была в составе Красной армии, в качестве бригады) приехал Дыбенко, чтобы познакомиться с состоянием частей. Несмотря на требование Дыбенко наказать Дерменжи за устроенный погром, Махно ничего не предпринял. Волин в своих показаниях трибуналу XIV армии, рассказывая о первой поездке анархиста Готмана к Махно, заявляет: «Отмечу, между прочим, что т. Иосиф (сам еврей) лично упрекал Махно в недостаточном противодействии антисемитскому настроению в его армии. На это Махно возразил: «Отчего же ваши Волины сидят где-то там и не едут сюда работать? Я предоставлю все возможности вести пропаганду — и средства и технические приспособления... Сам же я человек боевой и занят прежде всего фронтом. Мне некогда заниматься пропагандой». В этом был залог легкой возможности для Махно скатиться к антисемитизму.
Все же, несмотря на эти одиночные факты, все движение не являлось антисемитским и тем более враждебно настроенным по отношению к Советской России. В махновской армии не имела места и агитация против Советской России, против «московских насильников», не было также и грандиозных погромов, которые организовывала в этот период петлюровская армия по прямому распоряжению своего командования.
Но совершенно иначе обстояло дело в 1920 году. Надежды на создание своей обособленной махновской республики были разбиты. Из махновской армии уходят, разочарованные движением, идейные представители анархизма (Барон, Марк Мрачный и т. д.). Тонкая анархистская позолота окончательно стирается. Махновский штаб, во главе со своим руководителем, обращается лицом к украинской интеллигенции. Оставшиеся в армии анархисты, во главе с Аршиновым и Д. Поповым (бывш. левым эсэром), слабы, чтобы противостоять напору шовинистической идеологии, завербовавшей себе сторонников в значительной части штаба, во главе с женой Махно. Союз с кулаком оказывает свое действие и на середняцкую часть армии. Махно начинает оказывать содействие петлюровским отрядам, заключает с ними перемирие, соглашение о ненападении и совместном действии против советской власти. Нападки махновских газет и самого Махно направлены против «московских насильников», воззвания пестрят все больше и больше такими перлами, как «освобождение родной Украины от русского гнета» и т. д. Окончательным актом, который должен был оформить переход махновцев в лагерь шовинистов, должен был быть выпуск специального воззвания — универсала — об освобождении «неньки Украины» (показания Белаша и др.). Этот акт Махно не успел издать из-за своего бегства в Румынию.
Так махновщина, начав с прокламирования социальной революции, с того, что она является единственной носительницей третьей революции, с борьбы с «большевистской контрреволюцией», закончила союзом с кулачеством, подпала под влияние последнего. «Носители третьей революции» подняли знамя шовинизма.
Tags: Антисемитизм, Белые, Белый террор, Гражданская война, Евреи, Крестьяне, Махно, Махновцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments