Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Дмитрий Лебедь о махновщине. Часть III

Из книги Дмитрия Захаровича Лебедя «Итоги и уроки трёх лет анархо-махновщины».

В течение трех лет на Украине (да и в России не вполне) почти не было связи города с деревней. Крестьяне смотрели на город, как на чуждый им по интересам, находящийся в руках пришельцев, не знающих нужд крестьян, «центр». Оттуда они ждали представителей для проведения разверстки; оттуда в различные времена к ним приезжали усмирительные отряды гетмана, немцев и Деникина и советские продовольственные отряды. Первые чинили поголовные насилия и грабежи, вторые также иногда рядом с убеждением применяли средства принуждения, что вызывалось неизбежным требованием действительности в условиях военного времени. Надо было дать продукты из деревни с максимальной быстротой. Если же учесть, что различного рода бестолковые и преступные действия отдельных «маленьких и больших» «советских» начальников и командиров вносили капли мелочного, но иногда справедливого раздражения, и что из этих капель создавались иногда восстания и бунты целых деревень, умело провоцируемые всякими махновскими, петлюровскими, белогвардейскими и эсеровскими элементами, то все это только дополнит общее представление о самочувствии обитателей деревни.
Известны случаи, когда крестьяне, раздраженные каким-либо не в меру разошедшимся продотрядником, дико разделывались с ним и его отрядом.

[Читать далее]Что касается бандитов, то они почти все — и на Правобережье, и на Левобережье — беспощадно истребляли продотряды и отдельных продработников, применяя самые дикие средства расправы (распарывали живот, насыпали зерно, оставляли надпись: «разверстка выполнена»). Так только в течение двух месяцев махновцами зверски убито продработников в Запорожской и Полтавской губерниях до 250 чел., милиционеров 171 чел., совработников 197 чел., незаможных, по неполным сведениям, 189 ч.
Само собою разумеется, что это было выявлением кулацкой ненависти в отношении продразверстки. Махно это отлично понимал, поощряя эту ненависть всеми способами. Так, во время пребывания в Изюмском уезде, в Старобельске, Махно выпустил на рынок хлеб, награбленный в уопродкоме, по 200 р. за пуд; такие же операции он производит в Константиноградском уезде, где из сахарного завода было роздано крестьянам тысяча пудов сахару. Он устраивает митинги и раздает награбленное из продорганов, что много раз отмечено в сводках и докладах.
В то же время махновское командование и реввоенсовет декларировали борьбу с антисемитизмом в отличие от других, даже с политической платформой, атаманов, выставлявших откровенно рядом с кличем «бей коммунистов» — «бей жидов», как это видно из прокламаций Струка, Ангела и других бандитов петлюровского типа. Махно и его штаб в своих прокламациях указывали на недопустимость антисемитизма и даже путем репрессий в отдельных случаях боролись с проявлением этого, что видно из следующего объявления, помещенного в газете «Вольный Повстанец» от 11 августа 1920 г.
«По прибытии первых частей в Шишаки неизвестно до сих пор штабу коих частей повстанцами был изрублен местный учитель еврей, который совершенно вне всякой политики (и совершенно невинный человек). Ввиду этого совет армии и штаб группы не намерены дальше допускать самочинных расстрелов кого бы то ни было и загрязнения нашего движения. Приказываю командирам частей и начальникам команд объяснить повстанцам, что для нас не есть враг нашего революционного движения мирный житель, но, наоборот, будь то русский, еврей, армянин и т. д., стоящий у власти, это и есть наш враг»…
Здесь же Махно издает приказ на страницах того же «Вольного Повстанца»:
«По распоряжению командарма б. Махно расстрелян 10-го августа повстанец лазарета А. П. за грабежи у мирной жительницы г. Зенькова».
Однако такое поведение диктуется больше тактическими соображениями, так как Махно надо было расположить к себе местных крестьян и население в период, когда его положение было весьма непрочно. Примеры же почти поголовных грабежей, имевшие место в махновской практике, — явление обычное. Установилось также правило «урочных грабежей», т. е. когда один-два дня махновцы могли грабить в местах, ими занимаемых, что было обычным явлением в 1919 г.
Надо полагать, это правило упрочилось, как компенсация босяцким, уголовным элементам, составлявшим немалый процент в отрядах Махно.
О попытках соглашения некоторых видных махновцев с Врангелем упорно разговаривали даже среди махновцев. Однако их печать говорит совершенно обратное...
Поскольку нет верных данных, вряд ли можно утверждать, что махновское командование официально решило входить в связь с белыми; что касается связи отдельных личностей, то она была в разное время, хотя вожди махновщины скрывают от широкого оглашения данные, подтверждающие этот факт связи с белыми, дабы не дискредитировать свою армию.
Однако установлено с точностью, что махновский штаб вел переговоры с отдельными петлюровскими атаманами в целях объединения борьбы с Советской властью. Так, во время пребывания Махно в Ново-Московском уезде он предлагал бандиту Матвеенко, петлюровцу, руководившему бандой в 300 человек, объединение с ним.
Набатовцы овладели махновщиной, через нее они пытались влиять на крестьянство, с ее помощью они надеялись устанавливать безвластную организацию общежития не только в отдельных районах, а и во всей Украине. Анархисты полагали, что в случае успехов военных операций махновских банд они сумеют осуществить лозунги «третьей революции», которая, по мнению анархистов, должна была свергнуть Советскую власть как выродившуюся в «антисоциалистическую». Но вокруг махновии группировались и группируются не только анархисты. Эсеровская интеллигенция вначале пытается конкурировать с ними. После левоэсеровского мятежа, многие из этой неудачной «партии крестьян» бежали на Украину, уйдя в повстанческие отряды Махно, приблизившись к самой верхушке. Они пытаются соединить, примирить тогда еще сумбурный (даже для анархизма) анархо-идеализм Махно со своей эсеровской программой строительства, они находят общий язык о вольных советах: и анархо-махновцы, и эсеры эти советы рассматривают как всенародные организации, где должен ужиться и кулак, и незаможный, и лавочник-спекулянт, и рабочий. И те и другие не мирятся с диктатурой пролетариата и требуют диктатуру всего народа...
Крестьянство они рассматривали как нечто целое в самом себе; общность его интересов, как внутри, так и с пролетариатом они думали наладить путем ничего не говорящих формул о едином революционном фронте (эсеры), объединении всех трудящихся на платформе «равенства, братства и свободы» (анархисты).
…кроме… экономического фактора, есть еще и другой, определяющий крестьянство, как класс: это его мелкособственническая земледельческая психология...
Куда же сворачивали анархо-махновцы революцию на Украине? Во что превратили бы «пророки-интеллигенты» ее завоевания, если бы история изменила свое течение и пошла по пути, указанному ими?
На этот вопрос может быть только один ответ: его иллюстрировала история фактами вроде Центральной Рады, этого детища мелкобуржуазных политиканов Украины, после примером Директории Грушевского, а в России — сибирской Директории, а еще раньше примеры были в дооктябрьский период: власть, как через передаточный пункт, переходила из рук мелкобуржуазных демократов в руки матерых вождей буржуазии и помещиков. Ясно, что анархо-безвластие было бы этапом для торжества диктатуры буржуазии и генералов. Не понимали этих простых уроков истории «идейные интеллигенты», тем более не могла понять та интеллигенция, которая шла к Махно, влекомая мелкобуржуазными иллюзиями народничества, а вокруг Махно группировались народные учителя, были и врачи и всякие деклассированные интеллигенты, ставшие на одну почву с такими же отбросами города. Часть из них непосредственно принимала участие в махновских бандах, часть же находилась в связи с ними и оказывала всяческую поддержку. Такой разнородный «умственный» аппарат махновщины и явился воплощением мелкобуржуазной стихии, просачивавшейся во все поры деревни.
…анархо-махновцы из «Набата», выдвигая, как очередной лозунг, анархическую коммуну, не хотят видеть того, что ни крестьянин, ни рабочий не готовы к этой коммуне, и что экономика страны требует не болтовни о безвластных экономических организациях, а единого хозяйственного плана и регулирования. Общие условия и обстановка, в которых находится Советская Россия, не позволяют ослаблять аппарата пролетарской диктатуры. И коль скоро эта диктатура в виде Советской власти будет ослаблена, тотчас же открывается широкий путь перед контрреволюцией; уничтожение же Советской власти знаменует торжество реакции, и никакие промежуточные формы доанархической коммуны, как это думают анархо-махновцы, не могут иметь места.
Значит, теоретики анархизма вольно или невольно льют воду на мельницу тех, кто заинтересован в восстановлении буржуазной власти.




Tags: Антисемитизм, Гражданская война, Крестьяне, Махно, Махновцы, Эсеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments