Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Документы, рассказывающие о бароне Унгерне

Из апологетической книги «Барон Унгерн в документах и мемуарах».

Из аттестационной тетради Р.Ф. Унгерн-Штернберга, 1903-1905 гг.
1903 г. Августа 2. Курил ночью в палубе. 3 суток строгого ареста.
Октября 13. Несмотря на приказание постричься в отпуску, вернулся из отпуска с длинными волосами.
Октября 14. Бегал по классному коридору. Без отпуска 2 очереди.
1904 10 янв. Поздно встал. Суб[бота] без отп[уска].
17 февр. Самовольно вышел из фронта. 1 сут. ареста.
15 мая. Курил в палубе, лежа на койке. Стр[огий] арест на 2 сут.
2 июня. Стоя при вахт[енном] начальнике, уходил со своего места и на замечание вахт. начальника: “Куда Вы все уходите, несмотря на то, что Вам мною приказано быть на шканцах” — отвечал: “Я не рассыльный, чтобы стоять на одном месте”. Стр. арест на 3 сут. и ставить на время отдыха на шканцы в течение месяца.
15 июля. Курил в палубе, будучи дежурным по палубе. Стр[огий] арест на 3 сут.
17 июля. Будучи арестован, убежал из карцера и гулял по шканцам, пока часовой уносил посуду от обеда. Продолжен арест на 1 сутки.
Октября 9. При выходе кадет на двор на утр[еннюю] гимнастику, проходя мимо лестницы в офицерский коридор, вышел из фронта и одевался на ней. 1 оч[ередь] без отп.
Ноября 16. Курил в постели в 11,5 вечера.
Ноября 18. Выслан из класса за драку с товарищем. Не был на веч[ернем] уроке Зак[она] Божия. Идя во фронте, держал руку в кармане. Стр[огий] арест на 3 сут.
Ноября 26. В отсутствие дежурного офицера сидел на диване и курил папиросу. Стр[огий] ар[ест] на 1 сут.
Ноября 29. Был на гимнастике не в своем отделении.
Декабря 2. Испачкал стол чернилами и на замечание преподавателя ответил: “Я делаю это по привычке”. Стр[огий] арест на 3 сут.
1904. Декабря 3. Просил дежурного оф[ицера] разрешения выйти из класса и, не получив разрешения, встал и вышел. Написано родителям.
Декабря 14. Выслан из класса на уроке кораб[ельной] архитектуры]: во время ответа урока, которого не знал, на замечание преподавателя: “Ваше объяснение непонятно” ответил: “Очень жаль”. Стр[огий] арест на 2 сут.
1905 г. Январь 6. Явился из отпуска в ботинках на пуговицах; потерял отпускной билет. 2 очереди без отпуска.
Январь 15. Уклонялся от утренней гимнастики.
Января 18. Потушил лампочку в курилке перед входом офицера. Строг[ий] арест на 1 сутки.
Январь 25. Выслан из класса за то, что в то время, когда помощн[ик] инспектора делал замечание, смеялся. Строг[ий] арест на 1 сутки.
Январь 28. Был в ботинках с пуговицами.
Февраль 6. Дурно стоял в церкви.
[Читать далее]
Краткое содержание постановлений Учебно-воспитательного совета
1903 г., авг. 12. Очень хороший кадет, но ленив, очень любит физические упражнения и прекрасно работает на марсе. Не особенно опрятен.
1904 г., мая 5. Оставлен на второй год в младшем специальном классе.
1905, январь. Весьма плохой нравственности, при тупом умственном развитии; правила корпуса не исполняет упорно, неопрятен, груб.
1905, февраля 8. Предложено родителям барона Унгерн-Штернберга, поведение которого достигло предельного балла (4) и продолжает ухудшаться, взять его на свое попечение в двухнедельный срок, предупредив их, что, если по истечении этого времени означенный кадет не будет взят, то он будет из корпуса исключен.
1905 г. 18 февраля. Приказом по корпусу № 49 барон Унгерн-Штернберг, взятый по прошению на попечение родителей, из списков исключен.
Допрос Р.Ф. Унгерна 26 октября 1916 г. в Черновцах
Протокол № 2 допроса обвиняемого [неразборчиво], октября 26 дня, гор. Черновицы
Роман Федорович, барон Унгерн-Штернберг, 29 лет, лютеранского вероисповедания, есаул 1-го Нерчинского казачьего полка Забайкальского казачьего войска, живу при своей части, под судом и следствием не был.
Я признаю себя виновным в предъявленных ко мне обвинениях... Не помню точно, какого числа, но несколько дней тому назад я и мой товарищ подъесаул Артамонов получили от командира полка отпуск в гор. Черновцы на три дня. Приехали мы сюда на автомобилях с каким-то генералом поздно ночью и [неразборчиво] направились в гостиницу “Черный Орел”. В этой гостинице я лежал раненным недели две. Швейцар гостиницы отказался дать нам номер без удостоверения коменданта города. Я решил наверху отыскать известного мне лакея: не найдя, я спустился вниз. Там уже был городовой и три патрульных нижних чина; подъесаула Артамонова не было. Швейцар чего-то тут увивался, кричал, что это безобразие. Я сильно рассердился и хотел ударить его шашкой в ножнах, но промахнулся и разбил стекло в дверях. Я не помню, чтобы ударил швейцара рукой по лицу. В тот день я пил спирт, но в таких количествах, что не был в состоянии опьянения; где был подъесаул Артамонов, не знаю. В гостинице были свободные номера, но нам не позволили оставить там даже своих вещей. Я отправился в комендантское управление. Поднимаясь по лестнице, я услыхал громкий возбужденный разговор подъесаула Артамонова, очевидно, с комендантским адъютантом и понял, что адъютант не дает удостоверения на номер. Там, в комендантском управлении, есть адъютант, который хотел меня раненного удалить из гостиницы “Черный Орел”, и я к нему за это питал неприязненное чувство; этот же адъютант, фамилии его не знаю, обычно устраивает всяческие препятствия при выдаче удостоверений на право занять номер в гостинице. Зайдя в комнату, где разговаривал подъесаул Артамонов с адъютантом, я настоящего принял за того именно адъютанта, к которому у меня было враждебное чувство. Приблизившись, я, насколько помню, сказал: “Кому тут морду бить”, возможно, что сказал и “а, сволочь прапорщик”. Адъютанты, как тот, к которому у меня была вражда, так и тот, который стоял передо мною, как раз были в чине прапорщика. Услышав мои слова, адъютант стал пятиться назад и заслонять лицо руками. Тогда я махнул на него своей шашкой в ножнах; но ударил ли я его, не помню, не чувствовал, возможно, что задел кончиком ножны. Твердо помню, что рукой, с целью нанести удар по лицу, я на него не замахивался. Адъютант куда-то ушел. Я сел в кресло переждать, что будет дальше; подъесаул Артамонов тоже ждал. Явился другой адъютант и арестовал меня, причем сам отстегнул мою шашку. Я страшно сожалею, что оскорбил не того адъютанта, который отличается своим некорректным отношением к офицерам, а другого...
Обвинительный акт по делу об есауле I Нерчинского казачьего полка бароне Унгерн-Штернберге.
В ночь на 22 октября 1916 года в гостиницу “Черный Орел”, в г. Черновицах, явились 2 неизвестных офицера с требованием об отводе им номера. На отказ швейцара гостиницы Ивана Домогацкого отвести номер без разрешения коменданта города один из офицеров, бывший в явно нетрезвом виде и оказавшийся впоследствии есаулом I Нерчинского казачьего полка бароном Унгерн-Штернберг, приказал, тем не менее, отпереть свободный номер и на вторичный отказ швейцара Домогацкого ударил последнего рукою по лицу; затем тот же офицер выхватил свою шашку из ножен, когда же Домогацкий убежал, то ударил шашкою в ножнах по окну в конторе и разбил одно стекло.
Вслед за изложенным, часов около 2 ночи в управление коменданта города Черновиц, в Буковине, явился подъесаул I Нерчинского казачьего полка Артамонов с требованием выдать ему разрешение на занятие номера в одной из гостиниц города.
Дежуривший в означенную ночь по комендантскому управлению прапорщик Загорский, имея сведения, что все номера в гостиницах заняты, отказал подъесаулу Артамонову в выдаче им разрешения. Вследствие настойчивых требований подъесаула Артамонова прапорщик Загорский обратился по телефону к коменданту города подполковнику Трещеву, который просимого разрешения на номер выдавать не велел. Во время дальнейших объяснений подъесаула Артамонова с прапорщиком Загорским раздался шум быстро бежавшего по лестнице человека, в комнату вбежал есаул барон Унгерн-Штернберг и возбужденно крикнул: “Кому тут морду бить?!” Увидев прапорщика Загорского, есаул крикнул: “А, сволочь прапорщик!” и, бросившись к названному обер-офицеру, очевидно, с целью нанести ему удар по лицу, замахнулся на него рукой. Прапорщик Загорский, защищаясь, отстранил этот удар своей правой рукой и, заявив: “Господин капитан, Вы оскорбляете офицера”, повернулся, чтобы уйти от него, тогда барон Унгерн-Штернберг, замахнувшись, ударил своей шашкой в ножнах прапорщика Загорского по голове около правого уха.
Старший адъютант коменданта города Черновиц прапорщик Лиховоз, вызванный на место происшествия, нашел есаула барона Унгерн-Штернберг дремлющим на кресле и, отстегнув у него шашку, арестовал его...
Увольнение Р.Ф. Унгерна в резерв чинов в 1917 г.
Офицер в боевом отношении выдающийся, беззаветно храбр, отлично ориентируется в обстановке, энергичный, знающий психологию подчиненных и умеющий на них влиять. Здоровья выдающегося. В нравственном отношении его порок — постоянное пьянство, причем в состоянии опьянения способен на поступки, роняющие честь офицерского мундира. За пьянство отчислен в резерв чинов по несоответствию, согласно постановлению старших офицеров полка, мною утвержденному.
Командир полка флигель-адъютант полковник барон Врангель.
Наложение Р.Ф. Унгерном взыскания на офицеров
Приказ по отдельной конной Инородческой дивизии <...> 22 января 1919 г. <...>
На солдатском спектакле 19-го января произошел возмутительный случай: сразу же по приходе на спектакль некоторые из офицеров напились и затеяли скандал, который потом перешел в драку. На первый раз я ограничился арестом одного из командиров полков на 7 суток, а других участников на 3 суток, двоих же был вынужден предать суду…
Краткая характеристика барона Унгерна по рапорту генерал-майора Казачихина — начальника гарнизона пос. Маньчжурия от 20/V-20 года за № 150
По словам генерала Казачихина, барон Унгерн, генерал-лейтенант, по-видимому, бывшей Колчаковской или Семеновской банды. Человек живого дела. Не терпит никакой канцелярии и ко всем бумагам относится небрежно и даже бывают случаи, что бумаги, хотя и делового характера, бросает в печь и сжигает их. Если кто-либо спрашивает какую-либо бумагу или предписание — в ответ получает: “Вам бумагу — хорошо”, это делалось только на словах. Что же касается снабжения своей части, как продовольствием, снаряжением, обмундированием, вооружением и деньгами — этих средств у него не было, тогда он, пользуясь тем, что район Монголии, где размещалась его часть, является богатым рынком, он отдавал категорические приказы конфисковать и реквизировать все, что попадается под руки своим помощникам и продавать почем бы то ни было, дабы улучшить положение своей части. Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что барон Унгерн — человек непостоянный, или человек без завтрашнего дня.
Казачихин — генерал, по-видимому, Колчаковской банды, всю свою жизнь провел на военной службе, у барона служил начгаром поселка Маньчжурия, вернее сказать, был снабженцем барона. Казачихин, человек, который вечно плачет и ссылается на барона, якобы он его заставляет реквизировать, конфисковать, продавать и грабить все, что попадается под руки.
Краснокутский — полковник, по-видимому, бывшей Колчаковской банды, является комендантом дивизии или дивизионным интендантом, человек, который всецело старался только улучшить свое положение и занимался тоже реквизицией и торговлей, как Казачихин, Парамонов, Федоров, Кимов и др., и являлись прямыми помощниками барона во всех грабежах и торговлях.
Дезертирство китайского отряда от Р.Ф. Унгерна
В расположение частей Народно-революционной армии, в районе Мензинской станицы, на днях вышел полковник-китаец, заявивший, что он начальник отряда в 150 человек, ушедшего от барона. Далее он сообщил, что его отряд находится в тайге, в нескольких днях пути, абсолютно без всего, в крайне бедственном положении, и просил помощи.
“Дальневосточная республика” (Верхнеудинск), № 145, 30 октября 1920. С.1.
Письмо Л. Вольфовича Р.Ф. Унгерну от 24 ноября 1920 г.
Семенова окончательно выгнали из Забайкалья в середине сентября 20 года, когда войска вошли в Маньчжурию, сдав оружие частью китайцам, частью японской миссии... Семенов уже удрал из Гродеково, не назначив заместителя. …пожив 5 дней в Гродекове, удул на Владивосток, где пробыл три дня и уехал на японском крейсере в Порт-Артур...
Ходят упорные слухи, что с войной японцы займутся оккупацией Забайкалья... Из войск атамана Семенова при эвакуации много рассосалось по всем станциям. Многие с охотой едут группами в Советскую Россию, где поступают в ряды Красной армии.
Приказ по Азиатской Конной дивизии гор. Урга — 12 февраля 1921 г.
Воспрещаю производство самочинно без разрешения коменданта города арестов (кроме евреев), обысков и реквизиций.
Евреев, имеющих от меня записки, приказываю не задерживать.
Глупее людей, сидящих в штабе дивизии, нет, приказываю никому, кроме посыльных, не выдавать три дня продуктов.
Начальник Азиатской конной дивизии генерал-майор Унгерн
Письмо Р.Ф. Унгерна И. Шемелину 26 марта 1921 г.
Дорогой Илья,
ты не наказной атаман Амурского войска, а болван. 24 марта получил от тебя письмо от 7-го марта. В своем ли уме ты писал его, прося выслать 5000? Посылаю тебе 1000 долларов, а до твоих расходов на квартиру мне нет дела, можешь хоть целые дворцы снимать, но для этого денег не дам.
Письмо Р.Ф. Унгерна неизвестному лицу
Времена, вероятно, плохие, что оказалась трезвая минута написать письмо...
Рабинович, хотя и друг, но повешу, как жида, если он перейдет границу Монголии.
Автомобили держи неисправными: Монголия не настолько еще окрепла, чтобы кормить дармоедов.
Лучше сообщи, где жидовский скот, дам за него процент.
Приказ Р.Ф. Унгерна о борьбе с пьянством
Начальник Азиатской дивизии приказал принять самые энергичные меры к недопущению появления всадников, а тем более офицеров на улицах в пьяном виде. Виновные будут арестованы и выпороты, не считаясь со званием.
/От себя: это ж каких размеров должно было достичь пьянство среди белых рыцарей, чтобы потребовался такой приказ!/
Письмо Р.Ф. Унгерна В.М. Молчанову 18 мая 1921 г.
Ваше Превосходительство,
с восторгом и глубоким удивлением следил я за Вашей деятельностью и всегда вполне сочувствовал и сочувствую вашей идеологии в вопросе о страшном зле, каковым является еврейство, этот разлагающий мировой паразит...
Теперь с восхищением узнаю, что Вы вновь в деле с нашим врагом и что красные имеют перед собою такого испытанного и бесстрашного противника. В настоящее время Вам удастся осуществить свой план действий в отношении евреев, от которых даже на семя не должно остаться ни мужчин, ни женщин.
Приказ Р.Ф. Унгерна № 15 о наступлении на Сибирь
Комиссаров, коммунистов и евреев уничтожать вместе с семьями. Все имущество их конфисковывать.
Суд над виновными может быть или дисциплинарный, или в виде применения разнородных степеней смертной казни. В борьбе с преступными разрушителями и осквернителями России помнить, что по мере совершенного упадка нравов в России и полного душевного и телесного разврата нельзя руководствоваться старой оценкой. Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней. Старые основы правосудия изменились. Нет “правды и милости”. Теперь должны существовать “Правда и безжалостная суровость”. Зло, пришедшее на землю, чтобы уничтожить божественное начало в душе человеческой, должно быть вырвано с корнем. Ярости народной против руководителей, преданных слуг красных учений, не ставить преград. Помнить, что пред народом стал вопрос “быть или не быть”. Единоличным начальникам, карающим преступников, помнить об искоренении зла до конца и навсегда, и о том, что справедливость — в неуклонности суда.
Продовольствие и др. снабжение конфисковывать у тех жителей, у которых оно не было взято красными. У бежавших жителей брать продовольствие по мере надобности. Если поселок, занятый белыми, дает добровольцев и мобилизованных бойцов, он обязан дать своим людям продовольствие и другое (кроме боевого), снаряжение на 3 месяца, что и поступает в интендантскую часть отряда безвозвратно.
Мне известно позорное стремление многих офицеров и солдат устраиваться при штабах на нестроевые должности, а также в тыловые войсковые части. Против этого необходимы самые неуклонные меры пресечения.
Нужен мир — высший дар неба. Ждет от нас подвига в борьбе за мир и Тот, о ком говорит Св. Пророк Даниил (гл. XI), предсказавший жестокое время гибели носителей разврата и нечестия и пришествия дней мира: “И восстанет в то время Михаил, Князь Великий, стоящий за сынов народа Твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени, но спасутся в это время из народа Твоего все, которые найдены будут записанными в книге. Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении, нечестивые же будут поступать нечестиво, и не разумеет сего никто из нечестивых, а мудрые разумеют. Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет 1290 дней. Блажен, кто ожидает и достигнет 1330 дней”.
Твердо уповая на помощь Божию, отдаю настоящий приказ и призываю вас, офицеры и солдаты, к стойкости и подвигу.
Причины расхождения монголов с Р.Ф. Унгерном
Да-лама, очень влиятельный в ламских кругах, говорил [после ухода Унгерна из Урги для похода на Сибирь]: “Несмотря на заявление Унгерна о невмешательстве во внутренние дела Монголии, получается обратное явление. Унгерн старается использовать все материальные ресурсы Монголии и втянуть ее в войну с красными” (Телеграмма начальника штаба и военкома 35 дивизии, ЦГАКА, ф. 185, оп. 9, л. 967, ч. Д л. 363). <...>
В сводке штаба 5-й армии и ВСВО указывалось, что по сведениям, “подтверждающимся сообщениями из других источников, монголы, как ламы, князья, так и простонародье, в период борьбы с китайцами смотрели на Унгерна как на освободителя от засилья и насилия китайцев и, как только могли, оказывали ему поддержку. Но, когда китайцы были изгнаны и Унгерн стал откровенно захватывать власть, живую силу и народные богатства Монголии в свои руки, и в своих целях борьбы с Совроссией, в целях чуждых для монголов в целом, монгольский народ — и князья, и ламы, и простонародье стали выражать недовольство, перешедшее в последнее время в открытый протест” (ЦГАКА, ф. 185, оп. 8, д. 694, л. 32-39) —Цибиков Б. 1947. Разгром унгерновщины. Улан-Удэ: Бур.-Монг. госиздат. С. 111-112.
Письмо Р.Ф. Унгерна Богдо-гэгэну 19 июля 1921 г.
Сущность и задачи красной партии знают немногие люди, а также немногие им верят. Эта партия является тайной еврейской партией, возникшей 3000 лет тому назад для захвата власти во всех странах и цели ее теперь осуществляются. Все еврейские государства тайно и явно пошли за ней — осталась только Япония. По заветам нашего Бога, Он должен услышать мучения и страдания народа и разбить голову этого ядовитого змея. Это должно случиться в 3-м месяце этой зимы. Этот завет был дан свыше 2000 лет тому назад, а потому монгольскому народу осталось недолго ждать, кроме того, если всякий человек не будет заблуждаться и сумеет сохранить свои веру и обычаи, то Бог смилостивится над ними и не допустит распространения грабежей и насилий красных.
Обстоятельства пленения Р.Ф. Унгерна
Полевой штаб [неразборчиво] Добровольческого партизанского отряда Реввоенсовет 5 и Уполкоминтерн Д.В.Р.
Из подробного опроса пленного выяснилось, что в ночь на 19/8 в лагере Унгерна было совершено нападение на последнего с целью его уничтожения, но вследствие темноты ночи по ошибке обстреляли палатку его личного адъютанта, какового и убили и с ним 3-х солдат. В этом деле пленный участие не принимал, так как во время обстрела он двигался в группу Резухина. О недовольстве среди банды Унгерна он знал и даже состоял участником в организации по уничтожению Унгерна и Резухина... Повод недовольства среди бандитов к своим вождям вырос на почве неосуществившихся обещаний Унгерна, как он говорил. Что, по выходе на Совтерриторию, население и войска красных будут переходить на его сторону и что они пойдут занимать Иркутск и соединятся с японцами, наступающими якобы на Верхнеудинск.
Выяснив опросом точное расположение Унгерна, я всем отрядом двинулся к месту его дневки, имея целью, воспользовавшись в его банде разложением, захватить его. Двигаясь по дороге к месту его расположения, были захвачены 12 бандитов-монгол, от которых новых сведений получить не удалось. Двинулись дальше, захватили еще одного пленного — унтер-офицера бурята, который показал, что Унгерн связан и отправлен с его Монголдивизионом в штаб Резухинской банды, тем временем разведгруппа отряда в числе 17 чел., двигающаяся вперед, заметила беспорядочную группу конных чел. до 80, которые, стоя на месте, были чем-то заняты. Разведчики лихим налетом атаковали группу и, захватив, таковых обезоружили. В числе захваченных пленных в этой группе оказался сам барон Унгерн, при подходе наших разведчиков последний, будучи связанным и узнав красных, подавал команду рассыпаться в цепь и отражать атаку, крича во весь голос: “Красные идут, в цепь!” Растерявшиеся монголы от неожиданности парализовались, что и способствовало захвату всех без потерь...
Начотряда он же военком [подпись:] Щетинкин
Объяснение Сундуй-гуна о том, как он состоял в войске барона Унгерна и потом задержал его
Я, Бишерельту Сундуй-гун, вместе со многими монгольскими солдатами из Тушэтуханского и Сайн[нойон]ханского аймаков был захвачен бароном из жестокой, бандитской белой русской партии и был под мучительным гнетом. Мне, Сундую, в феврале 1921 г. был приказ от Военного министерства и главнокомандующего о том, чтобы я произвел мобилизацию 2000 солдат в обеих частях Тушэтуханского аймака и командовал ими в районе местности Тосон при русском бароне — главнокомандующем. В это время приехал главнокомандующий — русский барон и показал мне тот приказ министерства и главнокомандующего, и ругался, почему я не мобилизовал солдат и, если я их не мобилизую, то он вместо солдат мобилизует самих нойонов и лиц, облеченных властью - поэтому солдат надо собрать; на этом барон уехал... В связи с тем, что барон собирает так много солдат, я стал подозревать, что он хочет захватить всю Халху, и я стал подумывать, не лучше ли мне оставить затею мобилизовать солдат... Я, Сундуй, был во главе многих монгольских солдат, мы не хотели воевать за пределами своей страны, и мы написали разрешительное письмо правительству и тайно отправили через человека, который приносил нам молоко. Когда мы это письмо отправили, нас заставили воевать за границей, но мы сопротивлялись, тогда белые нас окружили и убили 4 человека; генерал Резухин, ругаясь, сказал, что ваша жизнь в моих руках, и заставил нас воевать. Он сказал, что, если кто-то будет сопротивляться, он будет их обстреливать из пулемета, после этого мы вынуждены были под гнетом белых идти за пределы русской границы, воевать и убивать, и участвовали много раз в боевых действиях. Но вскоре, когда мы были на стоянке на западном берегу Селенги, пришло письмо из Военного министерства, в котором был приказ мне и Резухину о том, что я, Сундуй-гун, и монгольские солдаты должны нести в Духнарсе караульную службу. Узнав об этом, Резухин очень сердился и сказал, что, если кто-то еще раз тайно напишет подобное письмо — того сразу расстреляют. Когда пришел барон Унгерн, он не разбирался, кто виноват, а кто нет, он утопил, сжег и повесил многих монгольских солдат. Вернувшись после нескольких вылазок на русскую территорию, не достигнув успеха, занимался мародерством среди бедных слоев населения монголов и бурятов... Я, Сундуй-гун и бурят Авид, примерно с тремя сотнями монгольских и бурятских солдат, не выдержав унижений и деспотизма барона, который ненавистен как у нас в стране, так и за рубежом, решили его физически уничтожить или схватить, чтобы отдать в руки властям Советской России и этим выразить дружбу двух народов...
Когда барон спросил меня, почему я его арестовал, я, Сундуй-гун, сказал ему, что ты, барон, командовав многими монгольскими солдатами, вынудил их воевать вне Халхи и они погибали в сражениях из-за таких русских, как ты с твоим Резухиным, которые провозгласили для халхасской земли мирную жизнь и процветание буддийской религии, но на самом деле внесли вражду между государствами и они стали враждебны друг другу, как огонь и вода, разделили братьев, родителей с детьми, а солдат, которые в мыслях и действиях были с вами, вы так угнетали, что пришел конец их терпению, и поэтому мы отдадим тебя в руки властей Советской России и будем открывать дружбу между двумя народами, и мы, незначительный народ монголов, будем бороться за свое освобождение.



Tags: Антисемитизм, Белые, Белый террор, Гражданская война, Пьянство, Унгерн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments