Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Из письма руководителей эсеро-меньшевистского Политцентра о событиях 1919 года в Сибири

Из книги «Воспоминания участников Гражданской войны в Восточной Сибири 1918-1920 годов (по материалам ГАНИИО)».

1. С осени еще 1918 г. по Сибири разлилось крестьянское движение, в большинстве случаев стихийное, без ясных лозунгов, вызванное разгулом реакции. К осени 1919 г. оно достигло максимального развития. Образовалось до двух десятков внутренних фронтов, на подавление которых требовались уже регулярные войска, на западе на войну с крестьянами втягивались чехи, на востоке охотно и корыстно роль подавителей выполнили японцы. На Алтае и в некоторых частях соседней Сибири эти движения имели земско-народнический фактор, в редких случаях были чисто большевистскими. Эти движения накаляли общественную атмосферу, неизбежно в них втягивались силы деревни, даже деревенской кооперации, гонимой колчаковским правительством.
[Читать далее]
Как пример размеров восстаний могу указать на Минусинское крестьянское движение, где под командой капитана Щетинкина оперировала крестьянская армия, насчитывающая 12 тысяч бойцов, правда, слабо вооруженных.
Регулярные войска, шедшие на усмирение, часто просто переходили к повстанцам.
Среди пестрых и неясных лозунгов крестьянского движения можно было выделить один лозунг, как общий - мир с Советской Россией.
Рабочее движение, разбитое совершенно осенью 1918-го г., к осени 1919 г. тоже оживилось. Центральный исполнительный комитет Совета профессиональных союзов Сибири, где, кстати сказать, было значительное влияние рабочей партии, пытался объединить организационные силы, и не без успеха, на начало всеобщей стачки. Были созданы стачечные комитеты, и угроза стачки конкретно повисла над Сибирью. Настроение рабочих в громадном проценте было советское.
2. Летом 1919 г. генерал Гайда, сорганизовав вокруг себя молодое фронтовое офицерство, повел довольно широкую политическую кампанию против адмирала. У него была военная сила, но не хватало общественной поддержки, которую они и пытались искать в самых разнообразных слоях общественности (вплоть до переговоров с некоторыми из членов старого правительства). Поддержку он нашел в части земств и, особенно, на Дальнем Востоке в группе Якушева.
Социалистическая партия и, в частности, партия эсеров отмежевалась от этого движения (что, по моему мнению, раскололо земство). Причиной отмежевания служили коалиционные устремления направо, отказ от категорического проведения принципа однородно-социалистического правительства и их отношение к интервенции.
Это движение, рассосавшись в центре, закончилось разрастанием в Дальнем Востоке 18-го ноября 1919 г. подавлением японцами.
Наряду с самостоятельно возникшими низовыми земскими брожениями [и] Колчаком, к широкому земскому движению был и заговор Гайды. Кроме того, они имели и некоторое международное значение, дискредитировав Колчака в глазах иностранцев.
Земское движение как таковое оформилось приблизительно в октябре месяце, когда по инициативе иркутского земства в г. Иркутске созвано было нелегальное земское совещание (16 земств областных и уездных), на котором было избрано Земское Политическое Бюро. Оно, не имея самостоятельной реальной силы, но окончательно определившись, как резко оппозиционное, естественно, искало союзников по борьбе и нащупывало почву среди левых течений общественности. Наряду с идеей Земского Собора, Земское Политическое Бюро выдвинуло лозунг мирных переговоров с Советской Россией.
3. Партия эсеров, разбитая омским переворотом, долгое время переживала в Сибири острый кризис. Вследствие идейного развала произошли отколы... Но летом 1919 г., сначала без ведома краевого центра, но по почину ответственных партийных работников, были сделаны попытки создать беспартийные крестьянские организации... Почти одновременно с иркутским краевым комитетом возник Военно-Социалистический Союз защиты народовластия. Он быстро и успешно развернул работу по Сибири и во всех городах от Читы до Омска были его руководящие группы и организации. Хотя Союз был и беспартийный, но его центральный орган был чисто эсеровский, то же и на местах, средства на его организацию отпускались краевым комитетом. Эта организация впитала в себя все активные силы партии, к ней примкнули и многие диссиденты.
Но чистая позиция двух фронтов здесь, в практической работе среди армии, потерпела значительные изменения. Выдвинута была идея развития и накопления сил народовластия для осуществления реального мира с Советской Россией.
В связи с общим нарастанием общественной энергии и в силу особых условий работы в армии и деревни Сибири, эти организации, впитавшие активные силы партии, не могли строить свои расчеты на дальний срок. Развивавшаяся инерция затрагивала другие силы и ускорила развязку. Одновременно с развитием этих беспартийных организаций осуществлялось собирание партийных сил и устанавливалась партийная позиция. Кстати, отмечу, что Военно-Социалистический Союз сыграл большую роль в рядах восстаний по магистрали, в Черемхово и, главным образом, в Иркутске.
4. После ряда поражений на Западном фронте, имея постоянную угрозу в тылу со стороны партизанских, крестьянских отрядов, правительство адмирала Колчака пыталось создать видимость улучшения первоначального курса. Рекламировалась Комиссия по выборам в Национальное Собрание (которая не работала) и возвещено было о созыве Земского Совещания (без законодательных функций).
Но крайняя опасность создавала агонию реакционных сил, легальная демократия, кооперация, земство, профессиональные организации стояли под непосредственным ударом теряющей почву и изолированной реакции. Разгром и физическое уничтожение демократии казались неизбежными.
5. Успехи красных армий на Уральском фронте, занятие ими почти всей Западной Сибири к октябрю 1919 г. делало вероятным и возможным непосредственное столкновение Советской России с Японией. Если и можно было рассчитывать на противоречия американской и японской политики на Востоке, хотя американский флот и расположился под парами у Филиппин, то все же советская опасность неизбежно должна была объединить союзников, которые и выдали бы себя на Дальнем Востоке, в руки которых неизбежно должны были попасть чехи, заманенные на Восток обещаниями японского тоннажа. Активное выступление Японии означало бы для России потерю навсегда Забайкалья и Дальнего Востока и всего русского национального имущества, сдвинутого на Восток правительственной эвакуацией из западных областей и чехами. Расслоить союзников и связать руки Японии могла бы только демократическая власть, хотя бы и с ориентацией на Советскую Россию.
Учитывая все перечисленные выше моменты, Всесибирский краевой комитет, измененный несколько в октябре месяце в своем личном составе, встал на точку зрения неизбежности вооруженной борьбы с Колчаком теперь же, не откладывая и возглавляя совместно с другими родственными политическими группами эту борьбу. По инициативе Сибирского краевого комитета и была создана та повстанческая организация, которая впоследствии названа Политическим Центром. В основу переговоров с другими группами были положены следующие положения:
1. Создание в Сибири демократической буферной государственности с однородно-социалистическим правительством.
2. Полный отказ от союзнической и вообще иностранной интервенции.
3. Мирные договорные отношения с Советской Россией и ликвидация Западно-Сибирского фронта.
4. Созыв Сибирского Народного Собрания.
Tags: Белые, Гражданская война, Интервенция, Чехи, Япония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments