Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Автобиография Помазкина, участника борьбы в отряде Каландаришвили в 1920 году

Из книги «Воспоминания участников Гражданской войны в Восточной Сибири 1918-1920 годов (по материалам ГАНИИО)».

Я - крестьянин Енисейской губернии, Ачинского уезда, Шарыповской волости, того же села. Родился в 1900 году, в 12 лет окончил сельско-приходскую школу и поступил работать на конфектную фабрику, находившуюся на Большой Блиновской улице в г. Иркутске, работал в ней до 1918 года. В 1918 г., когда в Сибири появились первые большевики и отвоевали от капиталистов рабоче-крестьянскую власть, я понял, что нужно вставать в ряды рабочих и защищать свое право.
Нисколько не медля, я поступил в партизанский отряд имени дедушки Каландаришвили...
[Читать далее]Прибыв утром в Култук на пароходах и баржах, высадились на берег и сразу же были посланы в Култукские горы, так как там шел ожесточенный бой с белогвардейцами и чехами. Бой длился шесть дней, на седьмой день нам, т. е. всему фронту, пришлось отступить за Слюдянку. Наш отряд почему-то на фронте не остался, а от командующего фронтом поступило распоряжение, чтоб наш отряд направлялся в Кяхту. В Кяхте на нас почти со всех сторон стали наступать. Мы подались в Монголию… шли тропинкой, тайгой, тропинкой, слякотью. Этой тропинкой шли мы три месяца, оставляя много убитого народа монгольцами по дороге, ели одну конину без соли и без хлеба.
После трехмесячного скитания мы вышли в д. Ангу Черемховского уезда, [там] усталых и голодных нас забрали в плен. Началась расправа. Били кто чем мог: нагайками, прикладами, обухами шашек, кулаками и гнали нас 90 верст не кормя. Которые не могли идти, их рубили и оставляли на дороге. Пройдя эти 90 верст, на дороге осталось лежать человек 20. Когда нас пригнали в Голуметь, то там стояли чехи. Они стали спрашивать: «Есть ли среди вас мадьяры?» Мы молчали.
Тогда они начали спрашивать каждого по отдельности, по разговору узнавали мадьяр. Вывели шесть человек и тут же расстреляли. После чего нас до нательного белья раздели и погнали в Черемхово. За все время дав нам полфунта хлеба. Когда мы прибыли в Черемхово, то там нас снабдили немного хлебом черемховские рабочие.
Здесь мы ожили немного. В 12 часов ночи нас загнали в холодные теплушки-вагоны, стоял холод, и мы были [до] основания раздеты. И вот наконец нас прислали в Иркутск.
Здесь нас встретили иркутские казаки и стали нас бить нагайками, так как мы их в 18 году били, как Сидоровых коз. И вот они над нами стали отыгрываться. Наконец нас посадили в тюремные бараки. Здесь мы переносили холод и голод, и грязь, и вшей, в бараке было холодно, хлеба давали 3\4 фунта, голод переносили ужасный. Тифом болели много. В обед давали только сварную капусту - только этим наполняли желудки. Да как понесешь нечистоты, так напротив нашего барака был мусорный ящик, в этом мусорном ящике были капустные листы, вот еще ими питались, да бывало в драку пустишься из-за них. И вот просидев полтора месяца, благодаря ходатайствам отца, я был выпущен на свободу.




Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война, Интервенция, Рокомпот, Чехи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments