Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Из доклада Киселева Д. Д. об организации Советской власти в Верхоленске

Из книги «Воспоминания участников Гражданской войны в Восточной Сибири 1918-1920 годов (по материалам ГАНИИО)».     

После падения Советской власти в Иркутске… мне удалось уехать на подводе одного крестьянина... Таким образом, я остался жив. После моего отъезда сейчас же был арестован Мерцалов и посажен в тюрьму. Я уже говорил, что у меня в Верхоленске осталась семья и пять человек детей, которые были посажены в тюрьму вместе с семьей нашего большого работника Трилиссера М. А. Потом там был арестован целый ряд товарищей, работников из Иркутска...
[Читать далее]Когда пала Советская власть в Иркутской губернии, был арестован целый ряд товарищей. Я вспомнил одного учителя М. П. Черепанова... Он вместе с моей женой Е. А. Киселевой был посажен в тюрьму в г. Верхоленске белыми. Как это ни странно, над ним злобствовало учительство... Когда в Иркутске пала Советская власть, то была стрельба. Тогда пули летали, как шмели. Я в тот момент перебегал от квартиры Мерцалова на свою конспиративную квартиру, бежал через площадь. У Амурских ворот, в другом направлении я увидел, [как] перебегал дорогу Петровский (председатель съезда учителей). Я благополучно перебежал, а он, сраженный пулей, упал...
В Верхоленске при белых мировой судья спрашивал мою жену, сколько платили денег вашему мужу за агитацию в пользу Советской власти. Это говорил интеллигентный человек. Она ответила, что муж получал жалование учителя и больше ему ничего не платили. Когда арестовали моих товарищей по Верхоленску, то потом они были расстреляны. Я тоже заочно был приговорен к смертной казни. Мне товарищи говорили, что их пытали каленым железом, все время добиваясь узнать, где нахожусь я. Мне говорил тов. Бакановский, что кузнец заковал ему руки и жег каленым железом. Еще я вспоминаю такой момент: когда наши уехали 11-го июля из Иркутска, то остался только один Шевцов - комендант. В то время помощником начальника милиции был Доброхотов. Я вместе с Мерцаловым поехал осмотреть штаб, не оставили ли чего наши отступающие части. Мы нашли там пулемет. Я вместе с Мерцаловым отправился через понтонный мост на станцию, чтобы сдать этот пулемет. Мы видим, что из милиции высыпала толпа, и я слышу голос: «Зачем увозят пулемет? Нужно отобрать пулемет». Они могли меня растерзать. Хорошо, что тут был Доброхотов. Благодаря Доброхотову, я имел возможность отвезти и сдать пулемет Шевцову. Вспоминаются мне и те моменты, когда чехи вошли в г. Иркутск. Тогда я был еще полон энергии и сил. Из своего подполья я пришел на Казарменскую улицу к Мерцалову. У него на квартире было все перерыто, там искали меня, но все сошло благополучно...
Во время падения Советской власти в Иркутске мне вспоминается несколько моментов, а именно: когда пала Советская власть, пришли чехи и белые, тогда на улицах задерживали интеллигенцию с советским настроением. Там был один учитель (мой знакомый), Федор Филиппов. Судьба этого учителя очень трагична. Летом 18 года он проявил себя как контрреволюционер. В 1920 году он трагически погиб от рук белых на пароходе «Байкал», в то время был убит 31 человек. Вот и все, что я хотел пока сказать.


Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments