Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Category:

А. В. Силин: Белый террор на Европейском Севере

Из книги «Международная интервенция и Гражданская война в России и на Русском Севере: ключевые проблемы, историческая память и уроки истории: сб. материалов международной научной конференции».

На протяжении практически всего периода существования советской историографии Гражданская война рассматривалась с классовых позиций и в тесной связи с иностранной интервенцией. Согласно установкам «Краткого курса истории ВКП(б)», гражданское противостояние в стране представало как «война рабочих и крестьян России против внешних и внутренних врагов Советской власти», а хозяйничанье интервентов на занятых территориях доходило до дикого зверства, до расправ, учиняемых над целыми группами рабочих и крестьян». И в «прорывной» для лет «перестройки» статье Ю.А. Кораблева утверждалось: «Белый же террор — это террор буржуазии, монархистов и их прислужников против рабочих и крестьян, против большинства народа»...
[Читать далее]Принадлежность к партии большевиков, членство в губернских и уездных исполнительных комитетах Советов, сотрудничество с органами советской власти или даже сочувствие им, служба в Красной армии на командных или политических должностях — вот неполный список оснований, по которым можно было быть привлеченным к судебной ответственности по законам военного времени.
Примером формулировок, согласно которым привлекали к ответственности репрессивно-карательные органы белых, могут служить формулировки в отношении председателя комитета служащих железнодорожной станции Архангельск Батманова, указанные в представлении исполняющего обязанности прокурора Архангельского Окружного суда управляющему Отделом юстиции Временного правительства Северной области (октябрь 1918 г.). В документе указывается, что Батманов «...проявлял все “приемы” большевистского управления: вмешивался в распоряжения железнодорожной администрации, держал себя крайне вызывающе..., угрожал арестом, и, наконец, открыто одобрял распоряжения и действия большевиков»...
В школьных учебниках второй половины 1930-х — 1950-х гг. много внимания уделялось и политике интервентов и белогвардейцев на занятых ими территориях бывшей Российской империи. Уже в учебнике «Краткий курс истории СССР», вышедшем под редакцией профессора А.В. Шестакова и выдержавшем в 1937-1955 гг. несколько переизданий, на примере режима генерала Деникина, велось повествование о репрессиях против рабочих и крестьян, сочувствовавших советской власти, еврейских погромах. В учебнике под редакцией академика А.М. Панкратовой подчеркивалось, что интервенты на Севере безжалостно вырубали леса, беззастенчиво грабили край, вывозили пушнину. Всех сочувствовавших советской власти ждала жестокая участь — оказаться в каторжных тюрьмах, организованных на отдаленных островах.
Учебное пособие И.Б. Берхина, вышедшее в 1970-е гг., доносило до учащихся информацию о том, что интервенты совместно с белогвардейцами установили на Севере жесткий оккупационный режим, бросив в тюрьмы свыше 50 тыс. человек и расстреляв больше 4 тыс. человек. «Детская энциклопедия», относимая к так называемой литературе сопровождения учебного процесса, упоминала об острове Мудьюг на Белом море — «острове смерти» с его тысячами жертв. А.Н. Аксенов в учебном пособии «Наш край в истории СССР» достаточно подробно описал ужасы Мудьюга и Иоканьги. Историк уточнил число узников архангельской губернской тюрьмы в период с августа 1918 г. по октябрь 1919 г. — 9760 человек. А.Н. Аксенов подчеркивал, что в тюрьме по ночам заседал военный суд, по расстрельным приговорам которого к месту казни — Мхам — вывозились целые группы людей.
В своих оценках ужасов Мудьюга советские историки и методисты вполне могли опереться на авторитетное мнение П.П. Рассказова, автора переиздававшихся в различных версиях «Записок заключенного», в которых он, как узник Мудьюга, писал: «Представление о Мудьюге неразрывно связано с представлением о высшем человеческом страдании, высшей человеческой жестокости и неизбежной мучительной смерти. <...> Кто попал на Мудьюг,тот живой труп, тот уже никогда не вернется к жизни»...
Уже отмечалось, что в советской научной и учебной литературе второй половины 1930-х — 1980-х гг. внимание читателей акцентировалось на том, что жертвами террора интервентов и белогвардейцев становились большевики-подпольщики, комсомольцы-подпольщики, рабочие и крестьяне, сочувствовавшие советской власти. В «Детской энциклопедии» приводились выдержки из предсмертных писем молодых коммунистов-подпольщиков Одессы, приговоренных белым военно-полевым судом в январе 1920 г. к смертной казни.
При этом авторы учебников обходили стороной то обстоятельство, что жертвами этого террора становились и члены тех российских политических партий, которых официальная советская историография именовала «непролетарскими», «мелкобуржуазными», эволюционировавших от «мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции». Примером могут служить судьбы ряда членов партии левых социалистов-революционеров (ПЛСР)...
На научно-практической конференции «Остров Мудьюг в истории Севера», состоявшейся в Архангельске в сентябре 1989 г., был поднят вопрос о северных левых эсерах, ставших жертвами белого террора...
Автор этих строк, опираясь на извлеченные из спецхрана мемуары современников событий, а также документы местного архивохранилища и рассекреченные материалы белогвардейских фондов Государственного архива Российской Федерации, предпринял в свое время попытку проследить судьбу двух видных деятелей емецкой организации левых эсеров — Ивана Григорьевича Рехачева и Николая Михайловича Жанина (Бачурина).
И.Г. Рехачев входил в ядро емецкой организации левых социалистов-революционеров... боролся с контрреволюцией, участвовал в конфискациях имущества спекулянтов, принимал участие в ликвидации земских учреждений. При этом он проявлял известные колебания в политике, был склонен к компромиссам с правыми эсерами. И.Г. Рехачев был арестован после антисоветского переворота в Архангельске 2 августа 1918 г. комендантом Емецкого района, находился в Архангельской губернской тюрьме, 9 августа 1918 г. отправлен на о. Мудьюг, умер на Иоканьге.
Н.М. Жанин (Бачурин)... После антисоветского переворота 2 августа 1918 года Николай Михайлович проявил «конституционные иллюзии» по поводу «демократии» новой власти и остался в Емецке, был арестован и отправлен в Архангельскую губернскую тюрьму. В сентябре 1918 г. Жанин (Бачурин) выслан на о. Мудьюг. Председатель Холмогорской уездной следственной комиссии в докладе прокурору Архангельского окружного суда от 1 ноября 1918 г. характеризовал Н.М. Жанина (Бачурина) как «агитатора за советскую власть». Погиб Н.М. Жанин (Бачурин) на Иоканьге.
Жертвами белого террора 1918-1920 гг. стали также емецкие левые эсеры А.А. Иванов, М.М.




Tags: Белые, Белый террор, Гражданская война, Интервенция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments