Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Материалы об антоновщине. Часть VI

Взято отсюда.

Доклад председателя Полномочной комиссии ВЦИК В.А. Антонова-Овсеенко в Реввоенсовет Республики о положении дел в Тамбовской губернии и деятельности комиссии за период с 16 февраля по 3 марта 1921 г.
3 марта 1921 г.
1. Состояние партийной организации. По болезням, отзыве ЦК и отпускам в губкоме только трое... К 17 февраля и Шестакова выбыла на 2 мес. по болезни. Информационно-инструкторский отдел губкома отсутствует, отчеты в ЦК не посылались 2 месяца, никакой руководящей работы со времени 10-й партийной конференции. Агитпропотдел с января месяца почти бездействует, в нем один беспомощный секретарь, губкомом предоставлен сам себе. Связь с местами случайна, никакого руководства со стороны губкома. Обильные факты свидетельствуют о разложении местных организаций, начавшемся с января, особенно усилившимся со времени 10-й партконференции (начало февраля). Укомпарты (вплоть до обычно дисциплинированного Моршанского) упорно не выполняют распоряжения губкома о переводе различных работников. Расцвела отчаянная склока, подрывающая всякую работу (Усмань, Козлов, отчасти Темников и др.). Крайний упадок партдисциплины, откровенное пьянство, беспардонная травля ответственных работников, беспринципная демагогия со стороны коммунистов не только на общих собраниях, но и на беспартийных конференциях... Массовый выход из партии - организация ослабела численно с ноября месяца почти вдвое. Всякое проявление недисциплинированности, весь разнобой в работе и само отсутствие работы прикрывается торжественным именем "рабочей демократии". Причины ясны - помимо причин общего порядка и эсеровского восстания, отсутствие твердой линии ЦК, отказ от военных методов управления партии, заигрывания с "рабочей оппозицией"...
[Читать далее]2. Состояние советских органов. Крайняя качественная слабость губисполкома. Отсутствие планомерности в работе, отсутствие руководства экономическими органами. Несогласованность между ними, обостренность жилищного и топливного вопроса в связи с немощью уисполкомов. Топливный кризис, вывозка слаба, на железных дорогах и ж.д. мастерских запасов на несколько часов. Суконные фабрики в Рассказове едва дышат, мыловаренные, маслодельные - стоят. Без всякой подготовки объявлен топливный месячник, о ходе его никаких известий, никакой агитации, курсы лесозаготовителей не состоялись. Продработа отсутствует. Полное снятие хлебной продразверстки доведено местами (в Козлове) до снятия всякой (и мясной, и фуражной) и до отказа от внутреннего перераспределения. Гражданское население ничего не получает, а дороговизна страшная. Рабочие снабжаются совершенно нерегулярно, а местами не снабжаются месяцами (Рассказово). В еду пущен семенной овес (в Грязях). Партийные школы местами (в Лебедяни и др.) не работают из-за отсутствия питания. Посевная кампания едва началась. Важнейшие инструкции (по учету семян, по их распределению и т.д.) отсутствуют. Центр, совершенно не считаясь с бандитским движением, со слабостью организации, с громадным неурожаем, настоял на увеличении посевной площади более чем на 100 тыс. дес[ятин], дав всего наряд на 500 тыс. пудов семян. Этот план был разверстан по уездам, несмотря на заявки уездов (особенно Темников) о невозможности его выполнения и вполовину. Совхозы на добрую 1/3 (до 50) разгромлены бандитами. Погибло много скота, лошадей, инвентаря, семян, 200 тыс. пудов сена. Плана для них нет. Колхозов нет. План огородный не разработан. Словом - беспомощность и мертвая спячка.
Губполитпросвет отсутствует. Никакого руководства внешкольной работой, никакого руководства политкампаниями, взаимоотношения с партией не установлены. Производственной пропаганды почти нет. Коммунистические ун[иверсите]ты только открываются.
Чека насыщена развращенными и подозрительными лицами и совершенно парализована. Особый отдел никуда не годен.
3. Военная работа. Политработа в Красной Армии без руководства.
Никакого учета и попыток перераспределения партийных школ. Комиссарский состав слаб. Поарм неработоспособен. Агитация против эсеров, бандитов эпизодична. В штабе - засилие местных, ненадежных людей, коммунистов почти нет, связь слаба, разведка - бессистемна, контрразведка отсутствует. Никакой систематизации и изучения данных о восстании ни в чека, ни в штабе, ни в губкоме.
Реввоентрибунал работает над мелочами, совершенно не ведется политических кампаний.
В частях - мародерство, подножный корм, ненадежность комсостава, боеспособность крайне низка, отсутствие простейшего понимания обстановки, умения применяться к ней. Эти части - чудовищная мозаика всяких войсковых отбросов (за небольшими исключениями), в одном Тамбове до 16 мелких частей. Некоторые определенно связаны с бандитами...
Повсеместная болтливость, игнорирование простейших правил конспирации, неосведомленность - мать паники (ряд ложных тревог в Тамбове - "противник 20-го занял Пушкари в 5 верстах от Тамбова" и т.п. сведения от частей, от разведки, прибывающие в штаб и будоражащие весь гарнизон).
Комвойсками одинок в штабе, без опоры в пустом губкоме. Начинает несколько нервничать. Комучастками - особенно нач. 15-й дивизии, слабы, не понимают особенностей обстановки.
4. Боевая обстановка в самых общих чертах такова. Восстание подготовлено вполне систематически и опирается на прочную, корневую организацию соц[иалистов]-революц[ионеров] в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах. Уезды разбиты на районы, в которые входят несколько волостей, иногда сел, во главе стоят комитеты эсеров и штабы. Волостные тайные (и явные, где свергнута власть Советов) правления имеют волостной военный отдел, производящий районные и открытые мобилизации по приказу штабов. В месте пребывания штабов организованы и комендатуры, ведающие обысками, арестами, внутренней охраной. Сторожевая служба, связь и разведка поставлены своеобразно, но вполне надежно. В каждом селе сформирована воинская часть (от взвода до рот), собирающаяся по первому приказу штаба и расходящаяся немедленно по домам в случае неудачи и т.п.. Действия военных частей точно инструктированы. Высшие штабы довольно энергично борются с недисциплинированностью частей - об этом свидетельствуют приказы, устанавливающие шкалу наказаний от 20 до 2-х розог в дисциплинарном порядке. Не имея печатного станка, эсеры ведут агитации листовками, отбитыми на машинках или гектографе. Эсеры работают под вывеской "Союз трудового крестьянства", программу его они выразили в 17 пунктах. Она значительно отступает от официальной, разработанной в центре. В ней открытый призыв к восстановлению учредилки; денационализация промышленности, кроме жел. дорог, рудников и шахт. В ней требование всяких свобод и мира с заграничными капиталистами. В ней требование твердых цен на изделия промышленности и умолчание о твердых ценах на хлеб, снабжение продовольствием через кооперативы, свобода преподавания в школах - следы работы учащейся интеллигенции и деревенского кулачья. Программа имеет успех среди крестьян. На беспартийной конференции крестьяне дали понять, что учредилка им представляется "ближе и проще" Советской власти - выборы прямые и кажется им, что это будет постоянная, законно стоящая и управляющая власть.
Снятие хлебной продразверстки крестьянство истолковывает во вред нам, как следствие победы "своих" войск, признание полной "ограбленности" крестьян и совсем не ощущает признательности в ряде уездов, выполнивших разверстку почти полностью.
В агитации нередки выражения - "жиды-коммунисты" наряду с обычными эсеровскими выкриками - помесь эсера с "черной сотней". Агитация напирает на злоупотребления и насилия агентов Советской власти, непомерную продразверстку, затягивание войны; она особенно усиленно обращена к красноармейцам. Несомненно наличие хороших связей среди жел[езно]дор[ожников], прод[работник]ов, кооперативов. Осведомление быстрое и точное. Планомерность в действиях отдельных шаек также налицо. Несмотря на усилия эсеровских дружин обособиться от разбойных элементов, взаимопроникновение этих двух начал совершенно неразрывно, и под влиянием военных неудач бандитское начало решительно преобладает, влияние эсеровского командования теряется, дисциплина падает. В настоящее время главные военные силы повстанцев, сгруппировавшиеся в смежных волостях Кирсановского и Тамбовского уездов, оказались разбитыми. Лучшие полки Антонова почти уничтожены, большая часть их остатков перешла в своих селах на мирное положение, часть (до 600 конных с Антоновым во главе) прорвалась в Моршанский уезд...
Таково положение. Мы, опирающиеся почти исключительно на города с рабочим и совслужащим населением и на воинские части, мы, потерявшие почти целиком все свои связи с деревней в трех уездах, охваченных восстанием. И крестьянство, объединенное корневой партией, выделившее несколько тысяч активных борцов - кулацкая армия. Насколько мы слабо связаны с крестьянством, показывает хотя бы то, что лучшим источником нашего осведомления является воздушная разведка. Остальная ничего путного не дает.

Доклад Я.А. Левина в ЦК РКП(б) о состоянии борьбы с повстанцами и поведении красноармейских частей
8 марта 1921 г.
Прибыв в Тамбовскую губернию для ликвидации банд Антонова… [узнал, что] бандитов всего существовало около 2000. Существовавшие банды были скверно вооружены, [испытывали] большой недостаток в патронах и [имели] мало пулеметов. В данное же время можно определенно сказать, что все население тех уездов, в которых находятся антоновцы, поголовно симпатизируют Антонову и его сообщникам и количество банд увеличилось в данное время раз в 25. Хотя в отрядах приходилось встречать приблизительно по 10000. Произошло усиление банд вот по каким причинам: полное отсутствие политической тактики, а также военной. Части, участвовавшие в подавлении восстания, ввиду быстрых переходов, были лишены возможности систематически снабжаться, т.к. в среднем двигались по 65 верст в сутки, то вполне понятно, что никакой аппарат не в состоянии был снабжать соответственно части. Остановки для отдыха на 1,5 - 2 часа также не давали возможности выдавать хотя бы расписки или разбираться, у кого можно брать фураж, продукты и у кого нельзя. Политическая работа в частях также почти не велась, т.к. физически усталые люди не в состоянии за отсутствием времени бывать на собраниях и собеседованиях. Среди населения работа совершенно не велась, за исключением тех плакатов и воззваний, и то в очень ограниченном количестве, которые иногда расклеивались нашими частями. Быстрые переходы вызывали также необходимость замены лошадей, т.к. конский состав, сырой и невтянутый, а также кавалеристы - в большинстве случаев пехотинцы, посаженные на лошадей, то вполне понятно, что было очень много набивок, и часто уставших лошадей бросали в поле и в первом же селе приходилось брать для пополнения других лошадей. Очень часто села приходилось проходить не останавливаясь. Лошади брались по инициативе самих красноармейцев и записок выдавать было некогда. Ко всему этому еще добавилось то, что красноармейцы в высшей степени элемент несознательный, это касается также и комсостава, при арестах мужского населения производили самочинные обыски и мародерствовали вовсю. Оправданием служило всегда то, что в некоторых опальных селах приказывалось сжигать и брать все, что кому нужно, были также и случаи насилия. Факты установлены. Во время боев приходится обратить внимание на то, что, согласно сводкам, банды разбиты и бегут, а это далеко не так. Совершенно правильно указывают сводки, что много убитых бандитов, но это не бандиты, а, вернее всего, темные крестьяне, которые благодаря агитации Антонова, с одной стороны, нашему террору - с другой (если его можно так назвать, жандармскому способу подавления), отступали вместе с Антоновым, и так как у крестьян конский состав гораздо хуже нашего, то они были жертвами той перестрелки, которую при отступлении завязал Антонов. Примером того, что это не банды, может служить и то, что если убитых было 500 человек, то где же трофейное оружие? Самое большое при таком количестве убитых было 10 - 20 винтовок. Вообще расстрелы в большинстве случаев велись без всякого разбора. Стоило только при каком-либо вопросе крестьянину замяться, как моментально его обзывали бандитом и в большинстве случаев расстреливали. Что касается военной тактики, то до 10 января все время старались держаться у противника на хвосте, что совершенно недопустимо, т.к. противника догнать не представлялось возможным ввиду того, что он имел свободу действий и очень хорошо налаженную связь и разведку; и если удавалось его после долгой погони настигнуть, то лошади были настолько усталыми, что двигаться в атаку не имели никакой возможности, а так, двигались по какому-то волшебному кругу, как указал выше до 10 января.
О том, что контрразведка совершенно не работала, доказательством может служить то, что все время Антонов неизвестно куда девает своих раненых, я касаюсь вопроса по 1 февраля. Что касается сводок, что [якобы] банды разбегаются, то это не вполне правильно, т.к. Антонов отступает в большинстве случаев в порядке, хотя и рассеивается мелкими группами, но в данном случае он лишает возможности преследовать себя и собирается в условном месте, а такое отступление противника не может называться поражением.
В общем, произвол в частях был полный, мародерство, поджоги, расстрелы и насилия. [Все это] усилило банды Антонова...
…то, что проделали некоторые части Красной Армии, это сплошной ужас. В данном случае это касается 1-й конной группы и отряда Альтова. Связи между частями тоже почти не существовало, благодаря чему иногда бывали перестрелки между своими частями.

Письмо землемера Кирсановского уземотдела Насонова председателю Полномочной комиссии ВЦИК В.А. Антонову-Овсеенко
11 марта 1921 г.
В сентябре 1920 г., когда в Кирсанове был организован оперативный штаб по борьбе с бандитизмом, меня пригласили выполнять должность секретаря. В штаб приводили бандитов. Здесь мне пришлось сталкиваться не с помещиками и банкирами, а я воочию встретился с крестьянами-бедняками, которые возмутились "тиранами коммунистами" и стали уничтожать их без пощады. Пойманные бандиты были одеты в рубища, часто босые, истощенные. Я едва сдерживал себя, сгорая от стыда, что до этого довели, быть может, все здесь сидящие ответственные работники...
Мне тяжело и горько слышать, как эти темные и несознательные крестьяне сами себе роют могилу на радость российской и европейской буржуазии. Я пришел к глубокому убеждению, что не пушками, не пулеметами, не расстрелами можно остановить нападение крестьян на Соввласти, а решительным и быстрым проведением в жизнь декрета о земле...
На основании фактов я утверждаю, что уничтожить бандитизм, поднять сельское хозяйство можно только земельною политикою по проекту расселения крестьян в добровольном и срочном порядке, для чего необходимо безотлагательно повести агитацию, выпустить листовки, брошюры и т.д. и тогда крестьянская масса почувствует, что земля действительно принадлежит им, и они все потянутся к земле, на новые места, а бомбы и винтовки побросают в мусорные ямы как ненужный хлам.

Письмо командира 14-го Архангельского полка командиру 5-й Токайской бригады т. Чумичеву
19 марта 1921 г.
Тов. Чумичев! Вот уже 6 месяцев Вы занимаетесь строительством партизанских отрядов для борьбы с "отбросами", как Вы говорили, общества, примазавшихся к коммунистической партии. Около двух месяцев существовал и наш 14-й Архангельский полк. Но что мы вместе сделали за это время? Разве только разорили крестьян, отбирая последних лошадей, поедая последний хлеб, лишили жизни несколько случайно попавшихся людей, представителей местной Соввласти. Лишили жизней без всякого суда, анархическим порядком. Надо подумать, можно ли таким путем придти к чему хорошему, можно ли сказать, что они достойны такого наказания? Каждая капля братской крови говорит о мести самой жизнью. Каждая капля братской крови говорит о неправоте нашего дела. Сколько скитаний, сколько волнений перенесено нами за это время? Сколько слез и страданий перенесено от нас населением?
Находясь в полку, я, как и все мои партизаны, болели душой за братскую кровь, за преступное дело. Хотели искать выхода, искали его, и после переговоров с тов. Качаловым выход нами найден: ныне мы уже не преступники против Советской власти, мы получили полное прощение и составляем отдельный полк по борьбе с бандитами. Ни одного волоса не упало с наших партизанов, а даже была оказана братская встреча нам, недостойным, без нарекания о прошлом.
При первой же встрече нам стало ясно, что цели нашей борьбы одинаковы с идейным коммунистом. Средство же борьбы нашей преступно, Советская власть не потерпит подрывающих ее, не потерпит и жестоко накажет примазавшихся к партии, но только путем следствия, путем правосудия.
Тов. Чумичев! Советская власть крепка, и борьба Ваша преступна, бесцельна. Бросьте свое ремесло, приходите к нам. И вам будет гарантирована полная безопасность и прощение. Советская власть сильна и милостива. Приходите и искупите позор в борьбе с бандитами, агентами буржуазии, дабы дать возможность трудовому крестьянству заниматься хлебопашеством, рабочим стать к станкам и общими усилиями бороться с экономической разрухой, наследием империалистической бойни и трехлетней гражданской войны. Итак, т. Чумичев, обращаемся к Вам, а в лице Вас к партизанам бригады, с горячим призывом: подумайте, не теряя дорогого времени, бросьте пролитие братской крови, приходите и общими усилиями смоем позор в борьбе с бандитизмом.

Обращения и воззвания Полномочной комиссии ВЦИК "Ко всем участникам бандитских шаек о добровольной явке с повинной"
20 марта 1921 г.
Полномочная комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета заявляет:
1. Советская власть строго карает подстрекателей и вожаков бандитских шаек, но она милостива к трудовым крестьянам, втянутым по неразумению или обманом в это разбойное дело.
2. Рядовые участники бандитских шаек, которые явятся добровольно и с оружием в штаб красных войск, получат полное прощение, те из них, кто являются дезертирами, будут отправлены в Красную Армию без всякого наказания, остальные будут отпущены по домам на честное крестьянское слово.
3. Вожаки и подстрекатели, если явятся добровольно и принесут чистосердечное раскаяние, будут преданы гласному суду, но без применения высшей меры наказания, причем суду предложено применять в самых широких размерах условное осуждение, т.е. отпускать на свободу с указанием, что если совершит новый проступок, то будет взыскано вдвое.
4. Разграбленное в советских хозяйствах и кооперативах народное имущество должно быть возвращено.

Обращения и воззвания Полномочной комиссии ВЦИК "К крестьянам, втянутым в бандитские шайки"
20 марта 1921 г.
Советская власть готова вас простить. Она назначает с 21 марта до 5 апреля двухнедельник добровольной явки участников белых шаек. Кто явится к этому сроку добровольно с оружием в штаб какой-либо красной части, тот будет прощен и отпущен домой, если он не является дезертиром. Дезертир пойдет в Красную Армию, но не подвергнется никакому наказанию.
Вожаки и подстрекатели, если явятся добровольно, будут избавлены от высшей меры наказания, от расстрела. К ним будет широко применено условное осуждение - суд может их отпустить с тем, чтобы в случае повторного проступка взыскать с них вдвойне...
Крестьяне! Честные пахари! Все, кто по недоразумению, обманом или силой был втянут в постыдное дело борьбы с Советской властью, двухнедельник кончается 5 апреля. Торопитесь примириться с Советской властью! Следуйте смело примеру инжавинцев, курдюковцев, горельцев. Следуйте примеру Архангельского белого полка (из села Архангельское Борисоглебского уезда), который в полном составе и вооружении принес повинную Советской власти.
Помните, близок посев, земля зовет. Помните, ваши списки большей частью уже в руках чека. Явитесь добровольно с оружием и будете прощены. Не явитесь, не сдадите оружия и награбленного народного добра - пеняйте на себя. Помните, раньше или позже расплата будет.

Приказ губисполкома и командующего войсками в Тамбовской губернии местным органам власти об отношении к населению сел, принимавших участие в повстанческом движении
Март 1921 г.
Материалы о действиях бандитов и крестьянских бунтах в Тамбовском, Кирсановском и Борисоглебском уездах документально доказывают, что все эти выступления организованы продажными наймитами европейских буржуев - социалистами-революционерами, завербовавшими шайки уголовных бандитов.
Тщательное расследование участия крестьян в бунтах против Советской власти показало, что крестьяне делали это по своей большой темноте, обманутые искусными интригами и ложью. И сейчас, после нескольких месяцев тяжелых испытаний, крестьяне убедились на деле, что социалисты-революционеры оторвали их от мирного труда, втянули в преступнейшую авантюру братоубийственной войны, расхитили в деревнях множество крестьянского имущества и не дают возможности начать подготовку к весенней посевной кампании.
Крестьяне убедились на деле, что все обещания социалистов-революционеров скверная ложь и они начинают избивать социалистов-революционеров и бандитов, и селение за селением, волость за волостью начинают составлять приговоры о своей верности Советской власти. С обманутыми темными крестьянами Советская власть, власть крестьянская и рабочая, не воюет и воевать не должна. Поэтому губернский исполнительный комитет и командующий войсками Тамбовской губернии приказывают:
1. Бандитские шайки и боевые дружины социалистов-революционеров ловить и уничтожать, как хищных зверей, как тяжких преступников перед трудовым народом.
2. Восставшим крестьянам перед битвой предлагать сдать оружие и всех сдавшихся не трогать и охранять их жизнь и имущество от преступной мести агентов социалистов-революционеров и их подручных бандитов.
3. Всех, кто откажется сложить оружие и будет сопротивляться, расстреливать на месте.
4. При занятии частями Красной Армии селений предлагать населению немедленно через сходы и письменные приказы немедленно сдать оружие и выдавать руководителей восстания.
5. При выполнении этого приказа всех остальных участников восстания, которые имеются в селении, помиловать и само селение избавить от всяких мер наказания.
6. В случае невыполнения приказа о выдаче оружия и руководителей восстания произвести тщательные обыски и дознание, по результатам которых уличенных руководителей восстания расстрелять на месте, остальных участников подвергнуть другим тяжким карам по законам военного времени, а их имущество конфисковать.
7. В случае повторных вспышек восстания все здоровое мужское население от 17 до 50 лет арестовывать и заключать в концентрационные лагеря.
8. Призывать честное крестьянское население всемерно помочь в деле очистки земли губернии от злостного бандитского и эсеровского чертополоха.


Tags: Крестьяне, Тамбовское восстание, Ужасы тоталитаризма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments