Владимир Александрович Кухаришин (kibalchish75) wrote,
Владимир Александрович Кухаришин
kibalchish75

Categories:

Вадим Андрюхин: Очень белая идейка. Часть II

Взято с сайта «Посольский приказ».

Примерно таким же «белым партийным патриотом» /как и Ильин – Kibalchish75/ был и Иван Солоневич. Сразу после побега из СССР он написал книгу «Россия в концлагере», в которой представил жизнь советского человека как сплошное существование заключённого в тюрьме — книга практически художественная, где правда переплеталась с откровенными вымыслами. Неудивительно, что книга вызвала большой восторг у пропагандистских структур Третьего рейха. В Германии она вышла под названием «Потерянные: хроника неизвестных страданий». Самым восторженным читателем Солоневича оказался не кто иной, как доктор Геббельс.
[Читать далее]Из его дневников:
«01.07.37 Читаю ужасающую книгу о России. Солоневич «Потерянные». Фюрер тоже хочет её прочитать. Следующий партсъезд будет опять посвящен борьбе с большевизмом. Мне фюрер даёт тему Испании.
Фюрер поговорил с нашим московским послом Шуленбургом, который рисует очень мрачную картину России. Только террор, интриги, убийства, предательство, коррупция. И это родина рабочего класса!
05.07.37 Потрясённо продолжаю чтение «Потерянных» Солоневича.
22.07.37 Дочитал «Потерянных» Солоневича до конца. Жуткая хроника. Вот он, большевизм в чистом виде.
14.10.37 С ужасом читаю вторую часть «Потерянных» Солоневича. Да в России просто кромешный ад! Стереть с лица земли. Пусть исчезнет.
22.10.37 Читаю «Потерянных» дальше. Ужасно, ужасно, ужасно! Мы должны защитить Европу от этой чумы.
27.10.37 Вчера проснулся очень рано. Дочитал «Потерянных» Солоневича. Эта книга должна попасть ко всем. Документ 20-го столетия. Вот до чего мы довели Европу.
04.02.38 ГПУ взорвало бомбу в Софии. Покушение на Солоневича. Его жена погибла, он невредим. Это Москва... Эти Советы – настоящий преступный синдикат. Их надо уничтожить огнём и мечом!
04.03.38 Гестапо не хочет пускать Солоневича в Германию. Якобы он агент ГПУ. Несусветная чушь. Придется проявить настойчивость.
10.03.38 Солоневича, наконец, несмотря на все сомнения, пустят в Германию. Хорошо сработано!
28.04.38 Солоневич побывал у Ханке. Произвёл приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.
01.05.38 Даю Солоневичу субсидию в 30000 марок для его антибольшевистской газеты. Он работает хорошо.
29.05.38 Солоневич всё же остаётся в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.
07.09.38 Говорил с Розенбергом о Солоневиче. Он считает того не слишком искренним. Буду действовать более осторожно.
07.06.41 Солоневич предлагает своё сотрудничество. Прямо сейчас я еще не могу его использовать, но наверняка смогу очень скоро.
08.06.41 Солоневич предлагает себя, чтобы работать против Москвы. Гестапо считает его подсадной уткой. Пускай за ним понаблюдают...».
Примечательно, что Солоневич сотрудничал с нацистами буквально до самого их конца.
Из статьи историков Дмитрия Жукова и Ивана Ковтуна (газета «Совершенно секретно», No.31/326, 2014г.):
«В 30-е годы публицист старался поддерживать контакты с симпатизирующими ему русскими эмигрантами из пронацистского лагеря – генералом В. В. Бискупским, бароном А. В. Меллер-Закомельским, генералом А. В. Туркулом. 18 мая 1938 года в Берлине был организован так называемый Российский национальный фронт (РНФ), в который... вошли «Русский национальный союз участников войны», «Российский фашистский союз» К. В. Родзаевского и «движение штабс-капитанов» Солоневича. Основание РНФ было последней предвоенной попыткой объединения, предпринятой правыми кругами российской политической эмиграции...
В конце 1939 году Солоневич был приглашён финскими военными для участия в организации антисоветской пропаганды в Советско-финской войне. После встреч с генералом Вальденом и полковником Линдом Солоневич написал меморандум на имя премьер-министра Финляндии Ристо Рюти, однако приём ему не был оказан.
Одновременно с этим Солоневич не переставал обивать пороги различных нацистских пропагандистских инстанций, предлагая им свои услуги. Весьма характерна на этот счёт запись, которую сделал 7 июня 1941 года министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс. В своем дневнике он отметил: «Солоневич предлагает своё сотрудничество. В настоящее время не могу его использовать, но вскоре, определённо, это будет возможно».
3 июля 1941 года (то есть, уже после начала Великой Отечественной войны! — В. А.) в газете Геббельса «Атака» (Der Angriff) появилась статья Солоневича «Патриоты и комиссары. Враг №1 русских народных масс». В этой статье Солоневич не чурался антисемитской риторики и даже отвел в своем материале место «классическому» для нацистской пропаганды образу «еврея-комиссара»:
«Никакие патриотические и национальные лозунги не смогут отвратить ненависть русского народа от его истинного врага – еврейского комиссара… Для русских народных масс еврейский большевизм – это враг №1, давнишний враг, враг нации и враг Отечества… Никакая ложь и никакие напоминания о Суворове не вытеснят запечатлевшуюся в народном сознании картинку еврейского комиссара, который в случае победы уничтожит не только мужика и рабочего, но и всех крестьян и рабочих в Европе».
В целом ничего удивительного в этих словах не было, так как в политических тезисах «штабс-капитанского» движения, построенных с оглядкой на нацистскую политическую программу («25 пунктов»), Солоневич и его единомышленники не признавали за евреями гражданства в будущей России (они назвали их «нежелательными иностранцами») и пропагандировали идею высылки всех евреев из страны.
В своих послевоенных мемуарах Солоневич утверждал, что он «пытался повлиять на изменение вектора немецкой политики в отношении России». Он якобы входил в контакт с партийной верхушкой рейха, направил на имя Гитлера меморандум, в котором изложил свою позицию относительно немецкой политики, и заявил, что война против России и русского народа окончится разгромом и гибелью Германии. Все эти заявления, как представляется, можно смело отнести на счёт богатой фантазии Солоневича.
Он вполне успешно работал на ниве нацистской пропаганды, а кроме того, умудрился жениться на немке, некой Рут Беттнер, молодой вдове немецкого обер-лейтенанта. Уже сам по себе этот факт говорит о том, что со стороны нацистских властей Солоневич пользовался более чем благожелательным отношением.
Несколько раз Солоневич выезжал в Берлин. Во время этих наездов ему довелось пообщаться с главными фигурами немецкой пропагандистской акции по вербовке коллаборационистов в состав Русской освободительной армии (РОА) – генералами А. А. Власовым, Г. Н. Жиленковым и Ф. И. Трухиным, которые, как следует из его воспоминаний, произвели на него не самое приятное впечатление. Впрочем, истинный характер этих отношений ещё нуждается в прояснении.
Работы Солоневича на протяжении почти всей войны продолжали активно служить задачам нацистской пропаганды. Книга «Россия в концлагере» распространялась на оккупированной территории СССР, отрывки из неё в виде статей публиковались в немецких и коллаборационистских газетах. В 1944 году он подготовил брошюру «Большевизм и крестьянство». Правда, брошюра не была напечатана, поскольку, как утверждал Солоневич, этому помешали его недруги из окружения Власова, в частности Жиленков. Не приходится удивляться тому, что генерала Жиленкова, руководителя власовской пропаганды, Солоневич, ничуть не смущаясь, именует «агентом НКВД», хотя того после войны судили вместе с Власовым и приговорили к повешению.
Разумеется, после войны Солоневич, как и многие другие эмигранты, сотрудничавшие с нацистами, попытался представить дело так, будто он был жертвой коричневого режима, а не его верным помощником. Тем не менее факт кооперации Солоневича с пропагандистскими структурами Третьего рейха никаких сомнений не вызывает».
На идейном поприще это сотрудничество продолжилось и после войны, когда Солоневич с сыном и его семьёй бежали в Аргентину. Здесь Солоневич взялся за издание нового печатного органа, газеты «Наша страна»:
«Вокруг газеты «Наша страна» вскоре собрались авторы, многие из которых в годы войны были коллаборационистами. Среди них – Б. Башилов, М. Спасовский, Н. Потоцкий, М. Зызыкин, Б. Ширяев, Н. Былов и другие... А 5 сентября 1948 года Солоневич участвовал в собрании, на котором был учреждён «Союз русских бывших участников войны имени фельдмаршала А. В. Суворова» под руководством бывшего генерал-майора Вермахта и сотрудника Абвера Б. А. Хольмстон-Смысловского (после войны тесно сотрудничавшего с ЦРУ США — В. А.)».
В общем, налицо точно такая же «эволюция» как и у Ильина, словно под копирку — прыжок из объятий Гитлера в объятия ненавистников России из западного мира...
Надо сказать, что Солоневич сослужил очень дурную службу как самим нацистам, так и их русским приспешникам из числа «белых». Ибо это именно он пустил по предвоенной Европе слух о том, что русский народ якобы настолько ненавидит большевиков, что в случае любой внешней войны непременно бросит оружие перед внешним врагом, или обратит его против Сталина. Вот что он писал в 1935 году:
«Ни о какой защите «социалистического отечества» со стороны народных масс не может быть и речи. Наоборот, с кем бы ни велась война и какими бы последствиями ни грозил военный разгром, все штыки и все вилы, которые только могут быть воткнуты в спину красной армии, будут воткнуты обязательно. Каждый мужик знает это точно так же, как это знает и каждый коммунист! Каждый мужик знает, что при первых же выстрелах войны он в первую голову будет резать своего ближайшего председателя сельсовета, председателя колхоза и т. д., и эти последние совершенно ясно знают, что в первые же дни войны они будут зарезаны, как бараны».
Даже очень неглупые люди из числа эмиграции заразились такими же настроениями. Например, Василий Витальевич Шульгин, который писал: «Пусть только будет война! Пусть только дадут русскому народу в руки оружие! Он обернёт его против ненавистной ему советской власти! И он свергнет её!».
Подытоживая эти настроения, историк Игорь Пыхалов справедливо отмечает:
«Проиграв Гражданскую войну, бывшие хозяева жизни нашли пристанище на Западе, в бессильной злобе глядя, как Россия обходится без них. Сейчас, сейчас, ещё немного, и возомнившие о себе хамы поймут, что же они натворили. Осознают, раскаются, приползут на коленях, умоляя бывших господ смилостивиться и вернуться. Стоит явиться освободителям в иноземных мундирах, неважно, английских, французских или германских, как измученные сталинским режимом мужики тут же бросятся резать ненавистных большевиков».
Однако, как всегда, всё это оказалось очередной «белой иллюзией» — русский народ во время войны сплотился вокруг  большевиков и дал очень жёсткий отпор Гитлеру. Кого-то из эмигрантов это отрезвило, и они присоединились к борьбе своего народа против самого страшного в отечественной истории иноземного нашествия... Но только не пламенных сторонников «белой идеи»!
Например, для наших людей, живших на оккупированных территориях, очень страшную память о себе оставил карательный батальон «Березина», боровшийся с партизанским движением на стыке России, Украины и Белоруссии. Батальоном командовал капитан Вермахта Гольфельд, профессиональный разведчик, один из руководителей разведывательного подразделения 1«Ц» группы армий «Центр». Антипартизанскую борьбу Гольфельд организовал с помощью недобитых белогвардейцев, проводивших вербовку карателей в лагерях для военнопленных.
Речь идёт о бывших офицерах деникинской армии Николае Георгиевиче Яненко и Игоре Константиновиче Соломоновском. Они как раз являлись представителями той части белой эмиграции, которые с началом вторжения Гитлера не просто жаждали вернуться на Родину, но и страшно отомстить большевикам за своё поражение в Гражданской войне. Они и мстили безо всякой пощады! Правда, основными жертвами их мести стали не столько коммунисты, сколько мирные русские люди, кого белогвардейцы подозревали в поддержке партизан — по их приказам каратели сжигали деревни, угоняли людей в Германию, проводили массовые расстрелы.
Особо здесь отличался Соломоновский. Уже после войны бывшие его бывшие сослуживцы по карательному подразделению свидетельствовали, что в гестаповских застенках Соломоновского подозреваемых зверски истязали специальными кнутами, сделанных из бычьих жил и проволоки: насмерть забивали взятых в плен партизан и привезённых из соседних сёл женщин и старух, чьи дети или внуки находились в партизанских отрядах. Также беспощаден Соломоновский был и к своим солдатам. За малейшее подозрение в сочувствии к «красным» провинившихся расстреливали перед строем. При этом Соломоновский был... очень набожен (!): он каждое воскресенье аккуратно посещал церковь...
Впрочем, «белый партийный патриотизм» просто не мог привести этого садиста к чему-то иному... Кстати, он и в самом деле  был большим почитателем Ивана Ильина...




Tags: Антикоммунисты, Белые, Великая Отечественная война, Солоневич, Фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments