Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Процесс над колчаковскими министрами. Часть XIII. Речь обвинителя (окончание)

Из сборника документов «Процесс над колчаковскими министрами. Май 1920».

Они отбросы человечества, раньше принадлежавшие к политическим деятелям, но с их точки зрения уважаемых людей [вроде] Алексинского, Савинкова и столь известного подсудимому Клафтону Бурцева снабжали обильными деньгами, а затем, как говорил здесь подсудимый Писарев и др., посылали для оглашения известия Папе Римскому, архиепископу Кентерберийскому, что большевики насилуют монахинь, национализировали женщин и т. д. Они посылали эти известия, несмотря на то, что в кармане у их руководителя, у их уважаемого лица, у их Верховного правителя находился пасквиль — декрет о национализации — анархистов в Саратове, в котором было сказано о такой национализации. И они, несмотря на это, все-таки миллионы [рублей] тратили для внушения трудящимся всего мира: зрите, какие там, в этой [советской] России, ужасные преступники; идите к нам на помощь, чтобы свергнуть национализирующих женщин и т. д. И, может быть, когда Маклаков и Набоков просили, чтобы социалисты из Омского правительства оказали поддержку Алексинскому, может быть, социалисты, имевшие сношения с иностранными социалистами, посылали [им] сведения о том, что такие декреты существуют в советской России, и Каутскому, который тоже повторяет о национализации, так как группа социалистическая из России об этой национализации женщин говорит.
[Читать далее]И тем не менее они политикой не занимались. Кровь миллионов рабочих и крестьян, разрушение всего транспорта для целей фронта, как тут безобидно сегодня пояснял в своей лекции Ларионов, — это не политика. Фронт неизвестно откуда появился. Точно так [же] неизвестно, откуда появились так называемые министры, куда они на один — два дня на какой-то предмет заходили, а потом, стряхнув прах от ног своих, выходили. Фронт неизвестно откуда появился. И правительство неизвестно откуда появилось. И все их объяснения здесь кажутся такими, будто правительство это тысячу лет существует. И будто бы перед нами, скажем, английское правительство сидит на скамье подсудимых и отвечает.
Они здесь ведь не добровольно зародились: ведь были какие-то организации и лица, которые свергли советскую власть, которые при помощи денежных затрат устраивали возможность воспользоваться неукрепившимся положением трудящихся масс, тем, что они еще не очистились от скверны капиталистической. Их науськивали на свержение советской власти социалистические партии, у которых руки были связаны в большей степени, социалист Шумиловский с развязанными руками. Воспользовавшись тем, что эти массы еще не сознательны, они при помощи денежных средств создавали военные организации. Тут могут быть деяния рискованные и сложные, как в Москве, где действовали опытные культурники из партии народной свободы. Они эти средства давали, и давали авансом, а потом с невинным видом, по предложению министра финансов, уплачивали по этим счетам. И это называется, что они не принимали участия в свержении советской власти. «Власть была здесь установлена чехами. Мы зашли туда, когда она уже окончательно сконструировалась», — это, главным образом, заявляли [лица] с юридическим образованием.
Она уже сконструировалась, и поэтому не может быть речи о том, что мы принимали участие в ее создании. А поэтому не можем мы обвиняться в участии в бунте и [в] содействии организации этой власти. Вот юристы, у которых для себя одна мерка, а для большевиков — другая. Они принимали участие в издании «закона» для лиц, причастных к большевистскому бунту, начавшемуся в [19]17 году. И всякое лицо, как выяснилось из бесподобных разъяснений Цеслинского, Степаненко и др., подходящее под эту мерку, после допроса мобилизованными юристами попадало к Анненкову и др. Какая это была власть? «Мы вошли туда, но мы не можем отвечать за историю ее возникновения», — говорят они нам.
И второе — фронт откуда-то появился. Характерное было заявление. Политикой совершенно никогда не занимавшийся [такой] научный деятель, практик, известный железнодорожный деятель, как Ларионов, объяснял, почему он угонял на восток поезда, из опыта на Западном фронте (а я для точности спросил [его], кто на этом Западном фронте воевал; [оказалось] — Германия с Россией). Он ввиду аналогии, что правительство Колчака то же самое сделает с подвижным составом, угнал его на восток. И выходит, что он отстаивал интересы грядущей советской власти. Он этот подвижной состав на востоке согнал в бесконечную ленту. Он чуть не заявляет нам: «И теперь вы можете кататься на поездах, которые я для вас сберег». Это деятельность техника, а не политика?
Причем эти техники иногда обладают такими сведениями, что остальные политики и не подозревают. Он объясняет такое неожиданное явление, как представление министерства финансов о выдаче награды за энергичное преследование большевиков. Он объясняет, что это было не за то, о чем я спрашивал Матковского, не за головы, а за карманы большевиков. Большая была сумма взята, отчего же не выдать маленькую награду. И если защита, я должен это припомнить, не удержалась, заявив, что раз это было сделано министерством финансов, то, значит, это [была] награда не за головы, а за деньги, на что я тогда не имел возможности возразить. Я спрошу, если министерством земледелия вносится предложение о недопущении расселения задержанных большевиков на территории Сибири, для чего это могло быть сделано: здесь дело касается предания земле или удобрения земли? Тем не менее все это случайные явления, хотя и слишком многочисленные. Но они за все это отвечать не собираются.
Вы подумайте — жуткая картина! — существует атаманщина, существует военщина, на которую они так жалуются, но с которой под руку они сюда пришли, которая их поддерживает и которая, через некоторое время убедившись в полном отсутствии какого бы то ни было риска, и их начала сбрасывать. И тем не менее они почти каждый день принимают постановления о введении смертной казни, как обычное явление. Но они поспешно заявляют: мы на этот счет не ответственны. У нас в канцелярии сидел юрисконсульт, уважаемая женщина-профессор, или еще более уважаемый мужчина. Они давали заключение.
И крупный ученый Введенский, которому раньше по роду деятельности приходилось убивать ну какое-нибудь под стеклом зримое живое существо и который никогда в жизни не подписывал ничего касающегося смерти, он с наивным видом разъяснял: я пошел в министерство по другому делу. Там на повестке [дня] стояли еще какие-то вопросы, была предложена смертная казнь, какие-то 18 номеров, что не помню, я не возражал.
Другой «защитник труда», Василевский, говорит, что ему приходилось возражать против смертной казни, но он также не помнит этих статей. Я не имел раньше этой книги, но я теперь могу напомнить, за что там предусматривается смертная казнь: за порчу лошади; за взятие денег в большем размере, чем предписано; за требование денег раньше срока. Вот за какие вещи ученые люди и «защитники труда», ждавшие с душевной тревогой и с раздвоением душевным момента, когда им удастся спасти социальные завоевания революции, назначали смертную казнь. После этого они смеют говорить: мы не политики, мы не знали тех действий, которые проходили перед нами. И, разумеется, если бы знали, мы не могли бы их поддерживать.
Позвольте, даже этого не говорили. Когда мы предъявили им весь непосредственный ужас полуторагодового подавления Сибири, Урала и Поволжья, их гуманистические души заколебались. У кого-то даже появились слезы на глазах. Но на следующий день они дружно выступили перед нами, [предварительно] поговорив между собою. И мы слышали здесь: ничего не было; кто там был, кто это делал, мы не знаем; мы все были хорошие люди; мы стремились отстаивать интересы рабочих, как подсудимые Ларионов и Степаненко; мы создавали комитеты помощи безработным, защищали завоевания революции; вообще неизвестно каким путем сюда попали; мы были избраны общественными учреждениями; приехали сюда по поручению народных комиссаров; политикой никогда не занимались. Правда, я иногда председательствовал, иногда делал доклады о политическом положении в Иркутске, о политическом настроении железнодорожных служащих, которые не совсем так дружелюбно относились, по-видимому, как пытался изобразить Ларионов, который хотел все сделать в интересах советской власти.
А припомните, что он не останавливался перед тем, чтобы грабить десятки миллионов трудового народа. Правда, рассылал сведения, что большевики совершают зверства, до самой последней минуты, до той декларации, которая им сейчас кажется немного странной, но которая единодушно всем составом министерства и социалистом Шумиловским подписана.
Они перед нами такую неслыханную бездну падения обнаружили. Они старались доказать, что заслуги у них есть: куски большевизма они стремились сохранить. За эти больничные кассы, для некоторых рабочих ими оставленные, история их поблагодарит. А в советской России разве есть хоть один рабочий, который не получает [такой] помощи? Там все получают [пособия] и по безработице, и по болезни. Если бы у вас было такое стремление, для вас путь был один — в советскую Россию. Но у вас было другое. Вы восстали против нас, против осуществления того, что стремились сделать мы. Вам было известно, какие меры там принимались, — это ваши заграничные друзья сообщали. А вот свидетель Деминов говорит, раз такие меры принимались в советской России, то необходимо было часть этих мероприятий проводить и здесь, а то будет плохо.
Вот Преображенский, великий геолог, говорит, что если будут напечатаны его труды о единой школе (думаю, что бумажный кризис, в значительной степени усиленный существованием навязанного нам этого фронта, помешает этому), он полагает, что если эта бумажка будет напечатана, то все его оценят. Позвольте, ведь в советской России единая [трудовая] школа достигла таких результатов, какие ему и не снились. А выезжая из советской России, вы знали, что там вводится единая [трудовая] школа. И вы хотели содействовать большевизму в местах, которые обагрены кровью при помощи ваших рук. О, как низко падают величайшие ученые, когда они связывают свою судьбу с интересами кучки грабителей, капиталистов и банкиров!
Это страшное падение ученых, потерявших всякую идейную связь с наукой, внушает ужас рабоче-крестьянской России, которая страстно ждет своих ученых, может быть таких, как покойный Тимирязев, связавший всю свою судьбу с нами, но не может без скорби смотреть на падение великих людей, которые во все времена стремились к просвещению трудовых масс и в создании такого университета, как лутугинский, принимали участие. Их последующая деятельность не только уничтожила все это, но привела к худшим результатам. Геолог Преображенский говорил, что судьба золота науку не интересует. Оно попадает к государству, а куда пойдет, неизвестно. Но оказывается, что в том учреждении, в котором были разные ученые, некоторым было известно, куда золото попадает, но они вступили туда не в качестве ученых, а в качестве товарищей министра.
Товарищи члены революционного трибунала! Может быть, вы припомните, хотя я думаю, что трудно припомнить, за что они, по их словам, подняли восстание против власти рабочих и крестьян? Перед вами выступали здесь члены партии, председатели партийных комитетов, и члены партий, которые случайно из организации вышли по случаю отъезда, и члены партий, которые все время находились в партии, [но] не платили членского взноса, и другие лица, здесь подписавшиеся сами, своей рукой через год после того, как советская власть свергла германское насилие, и когда они начинали разговаривать понемножку с Германией, чтобы затеять с нею для начала деловые сношения, которые сейчас заканчиваются членом ЦК партии народной свободы Гессеном, который сейчас в Берлине с монархическими элементами Германии организует единый противобольшевистский центр, очевидно передвинутый с востока, куда этому помогали в последние дни передвигаться подсудимый Червен-Водали и техник Ларионов.
Все они тогда писали на весь мир, что преступления так называемых большевиков продолжаются, беззакония все время царят и т. д. и т. д., [что] Россия отдана во власть немцев и мадьяров. И не было у них большего ужаса для изображения порядков в советской России, как то, что в рядах ее Красной армии, которая имеет отряды угнетенных всего мира, имеются и китайцы. Они нисколько не смущались, когда их председатель, почетный гражданин Сибири, уважаемый человек Вологодский, почти всеми ими признанный заслуживающим этого звания и в самые последние дни в Иркутске [признанный] заслуживающим особой пенсии за его заслуги как основоположника борьбы с насильниками-большевиками, они нисколько не смущались, что их председатель получил сообщение о том, что Кудашев, тоже идейный дипломат царя Николая, в период советской власти на Амуре разрешил продать русские суда в руки китайцев.
Вот если китайцы — судопромышленники и спекулянты — с ними вступают в альянс, это соответствует той любви к родине, о которой тут рассуждал Червен-Водали. А если угнетенные рабочие Китая вместе со своими братьями, русскими рабочими и крестьянами, составляли одну армию, это[го] достаточно для того, чтобы говорить: необходимо идти на Москву, спасти ее от китайцев, на которых исключительно опираются большевики. Эти вещи продолжали они говорить. Но здесь, перед лицом революционного трибунала, они все перебывали перед вами, разных партийных мастей и окрасок, и подавляющее большинство не помнящих партийного родства. И они хоть слово вам здесь сказали о том, что мы продолжаем считать правильным свое первое поведение? Или, быть может, они стали считать, что власть рабочих и крестьян была настоящей сильной рабоче-крестьянской властью, опиравшейся на миллионы, а они были примазавшейся кучкой насильников?
Нет, никто из них этого не говорил. Никто из них не говорил и того, что они раскаиваются в том, что было. Вообще быль таким молодцам не в укор. Они в свое время дело сделали, известное количество средств затратили на свержение советской власти под флагом демократического и социалистического фигового листка. А теперь нам не обязательно это припоминать. А может быть, если в подробностях выяснить, то окажется, что по распределению функций, на основании письма министра или на основании законоположения за номером таким-то к их ведомству не относилось выяснение этого вопроса.
Все [они] прошли перед вами. Вся их первоначальная деятельность, лишенная хотя бы грана идеи, которую они развили в своих посланиях. Все они себя жертвами считали: «Меня вызывали в правительство отстаивать социальные завоевания революции». Да позвольте, зачем их надо было отстаивать? Ведь советской властью они защищались полностью. А когда пришли эти так называемые возродители и спасители с гайдами, Розановыми, сипайловыми и Семеновыми на основании ваших настойчивых пожеланий, вот когда все эти лица пришли к вам, вы теперь хотите от них отказаться. И вообще изложить все дело так обывательски мирно, будто ничего в сущности не было: не было полуторагодовалого здесь ужаса белых, книгу о котором собираются писать некоторые из ваших сподвижников. Всего этого не было, все это забыто, причины, ради которых это сделано, неизвестны.
Прошли перед глазами революционного трибунала картины сплошных хищений, сплошных убийств, сплошных разрушений. Ради чего все это сделано? Дайте объяснение, дайте какой-нибудь смысл этим неслыханным в мире разрушениям.
Ведь в течение полутора лет при разных, как тут безобидно выражался подсудимый Ларионов, колебаниях фронта, ведь когда все это разрушалось, женщины и дети уничтожались тысячами. Ведь на основании предложения министра земледелия предавались мучительной смерти десятки тысяч выводимых из тюрем.
И не смеет, не должен подсудимый Шумиловский заявить мне: «Я случайно только один снимок видел тех ужасов, которые были в Новониколаевске». Я думаю, он прекрасно знает, что нет ни одного города и городка, откуда бы не выводили на расстрел из всех тюрем.
И если бы подсудимый Ларионов, выглядывая из автомобиля, не смотрел только на мост [через Иртыш], к разрушению которого он не имел никакого отношения, [а] если бы он посмотрел на витрины, [то] он бы видел снимки тех, которые были выведены при вашей эвакуации из Омска из тюрем и которых мы, придя сюда, хоронили через несколько дней, когда гробы тянулись на версту с лишком. Это было [не] только в Омске. Не было ни одного города, где бы это не делалось. И что же? Ничего. Высокие лбы лиц, сидящих здесь, от этого не омрачаются.
Но вот в последнем случае, когда Сипайлов или другой спустили под винт 31 человека, [говорят:] «Ох, только не это. В этом меня не вините. Там, видите ли, были люди из общества, там были их родители — Марков и [П. Я.] Михайлов. Я в этом деле не повинен». А во всех тех зверствах, о которых тут свидетель [Сыромятников], который занимал должность [начальника штаба] у Розанова, рассказывал? У Розанова, которого вы назначили на эту должность, потому что он успел заявить себя хорошим военачальником при подавлении беспорядков в Енисейской губернии. Вот за все эти преступления вы принимаете на себя ответственность? За них вы не возмущаетесь? Или вам страшен только Сипайлов с четвертью водки в руке? Хотя возможность этой четверти водки вы ему создали, открыв монопольки. За все эти жуткие, страшные, неслыханные, не опубликованные до сих пор преступления, какие проходили перед вашими глазами, вы на себя ответственность принимаете? Это не вызывает вашего возмущения? [Или вы говорите:] «Только в этом гнусном деле Сипайлова я не повинен». Путем исключения дозволительно подумать, что в остальном вас это не возмущает. И за те страшные преступления, которые прошли здесь перед глазами всех присутствующих, они, лица, их совершившие, лица, участвовавшие в них, лица, прикосновенные к ним, лица, технически подготовлявшие возможность совершения этих преступлений, — что же они, несут ответственность?
Если вспомнить все то, что прошло перед нашими глазами, и то, что ведь перед нашими глазами прошла лишь тысячная доля того, что делалось в действительности, то невольно из горла рвется вопрос: «Что полагается за такие преступления?». (Значительная часть из публики: «Расстрелять! Расстрелять!»)
Председатель. Тише, товарищи, к порядку.
Гойхбарг. Тише, тише, тише... Уймись, гнев трудового народа! Революционный трибунал не есть орган возмездия. Ибо разве мыслимо возмездие, разве хватило бы у них жизней, чтобы покрыть то, что было ими сделано?! Революционный трибунал не лживый орган их или, во всяком случае, их единомышленников правосудия, о котором они говорили, что нарушение правосудия, имевшее, может быть, место в ночь на 22 декабря [1918 г.], если окажется, что оно соответствует действительности, то дело о нем должно быть направлено в законном порядке. К сожалению, не добавлено, по какому департаменту. Ведь, во всяком случае, с точки зрения обвинителя, представителя законной всероссийской рабоче-крестьянской власти, о которой с таким поздним раскаянием вспомнил, признавая ее, Краснов, ведь с точки зрения обвинителя тут нет никаких министров, а есть шайка преступников, бунтовщически восставших в личных и групповых интересах против власти огромной, подавляющей массы рабочих и крестьян.
У них, конечно, суда не было. Они пытались подражать иностранным так называемым независимым судам. Там в судах стоит древняя богиня Фемида с повязкой на глазах, которая якобы должна быть слепа. А между тем у нее повязка очень часто приподнимается. И если на правый глаз видно, что свой человек, из господствующего класса, то можно опустить повязку и меч правосудия для беспристрастной Фемиды не опустится. А если на левый глаз приподнимается повязка и будет видно, что [это] представитель трудящихся масс, то меч правосудия решительно рубанет.
Везде в этих правосудных странах заграничных, в тех местах, где военный министр Черчилль и другие тайком от своих рабочих масс под флагом Красного креста подсылали к ним на помощь убийц, — вот во всех этих местах только и может существовать такой суд. У них тоже был суд Матковского, который разбирал дела Волкова, Красильникова и Катанаева, где эти Волков, Красильников и Катанаев приезжают вместе с защищавшим их председателем партии народной свободы Жардецким. И этот суд Матковского решил, что преступления нет. У суда Матковского Фемида не стояла, но повязка приподнимающаяся была...
Революционный трибунал, прежде всего, есть орган политической борьбы, есть орган, прежде всего, политически умертвляющий партии, стоящие против власти рабочих и крестьян. Я думаю, что то, что прошло здесь перед революционным трибуналом, политически убило все партии, которые прикрывались какими-то идеями, а на самом деле были чисто хищническими, ничем не прикрывающимися партиями, которые от сипайловых отличались (и то в некоторых случаях только отсутствием в их руках четверти водки), — эти партии убиты. И трудящиеся массы, не только здесь присутствующие, но и во всем мире, узнав о гнусных деяниях, проходивших здесь перед нашими глазами, узнав о том, как великие ученые, ученые, чуть ли не представляющие собой какую-то шестую державу, государственники прикрывали теми или иными словами возможность борьбы с настоящей рабоче-крестьянской властью, они все узнают, что скрывалось за этими попытками обмана. Они все увидят, что ни единого грана идеи у них не было.
И все, кто прикрывались какими-то мыслями, выступая против власти рабочих и крестьян, все они политически уничтожены. Их нет во всем мире.
Но не только политическое уничтожение этих партий есть задача трибунала, но и наказание. С точки зрения советской власти, советской власти рабочих и крестьян под руководством передовых элементов пролетариата, стоящего на точке зрения научного социализма, на точке зрения сознательности этой власти. И ее органам — конечно, не так, как подсудимому Шумиловскому, — чужд всякий дух мести; они не могут быть причастны к этому чувству мести, ибо, как я уже имел случай спросить, чем можно возместить то, что [было] сделано? Чем можно было бы возместить эти миллионы загубленных жизней?
Чувство мести, безусловно, чуждо рабоче-крестьянской власти и ее органам. Но ей не чуждо чувство необходимости обезопасить себя. И основные начала наказания установлены у нас, как установлены и все основные положения уголовного права советской республики. Вот здесь (указывая на два листочка) изложены все основные начала наказания.
Совершение преступного деяния, указанного в обвинительном заключении, установлено. Оно должно быть признано за всеми здесь сидящими без всякого исключения. Но вопрос о наказании есть вопрос другой. Нам тут приходилось слышать, что борьба закончена: «Мы побежденные — вы победители».
Мы здесь слышали, с другой стороны, что остатки ваших организаций, остатки ваших средств и вашей помощи перебрались в другую нацию, к нации капиталистов всех стран, к вашим беженцам, к вашим крупным фигурам, которые бежали, потому что вы им дали средства. Ибо ведь [И. А.] Михайлов, не имей он возможности распоряжаться десятками миллионов [рублей], разве он мог бы бежать? Ведь если бы Гинс не получал 10 миллионов, разве он мог бы бежать? Разве Вологодский, не имея средств, мог бы бежать? Все эти лица сейчас с открытым челом, перебравшись за границу, продолжают отстаивать идею единой России, которую вы тут так неудачно закончили. Они получили средства от вас. Они сохранили связь с вами, и связь с разными лицами у некоторых, несомненно, имеется. И неизвестно, сейчас средства, тем или иным способом припрятанные, не дадут ли им возможность скрыться от изоляции и потом, правда, не быть страшными советской власти как таковой, но завирушку какую-нибудь, в результате которой тысячи трудящихся погибнут, они могут сделать.
И революционный трибунал должен учесть основные начала наших наказаний: что преступника, прежде всего, пытаются приспособить к существующему общественному порядку, если известно, что при помощи тех или иных принудительных работ, при помощи перевоспитания этими принудительными работами и при помощи принудительного отучения его от замашек, которые они сохраняют и на скамье подсудимых, это возможно. Это первое.
Второе — по отношению к целому ряду лиц выясняется, что их приспособить к общественному порядку, не изолируя, трудно, ибо они обладают некоторыми способностями, они обладают способностью вступать в сношения. Они неожиданно могут появиться в местах, где есть некоторые колебания фронта, вообще какое-нибудь колебание. Они, там появившись, могут временно принести большой ущерб. И вот для таких лиц изоляция необходима.
Пойдем еще дальше. Революционному трибуналу советской республики чуждо всякое чувство мести. Но интересы рабочих и крестьян он защищать обязан. И если существует основательное предположение, что изоляция открывает возможность к бегству и к таким действиям, в результате которых погибнет хотя бы один труженик, то революционный трибунал, охраняющий жизни тружеников, должен предотвратить такую возможность.
Из обстоятельств дела выясняется, что некоторые сидящие на этой скамье сохранили до самого последнего времени неразрывные связи с организациями, ведущими и поныне преступную борьбу против рабочих и крестьянских масс, и возможность использования этих связей имеется. Этим лицам должна быть преграждена возможность вызвать смерть хотя бы одного рабочего и крестьянина.
Что же касается других, и в частности тех, которые, несомненно, не сохранили связи, которые в свое время ушли [из правительства] по тем или иным хорошим или даже плохим побуждениям, которые, может быть, производят неблагоприятное, а иногда — я удерживаюсь от более резкого слова — [и] иное впечатление, [но] раз они не грозят опасностью жизни рабочих и крестьян, по отношению к ним изоляция необходима.
И возможно, что здесь имеются некоторые, действительно только случайно забредшие в это преступное сообщество. В частности, я должен сказать — я других фамилий не называю...
Но, в частности, относительно двух лиц указываю, что, пожалуй, по отношению к ним приспособление к существующему общественному порядку мыслимо, а посему и возможно. Это подсудимый Карликов, действительно попавшийся как кур в эти грязные щи. И второй, может быть, в силу тех обстоятельств, что этот подсудимый содействовал в деле свержения этой преступной шайки с оружием в руках, я имею в виду подсудимого Третьяка, его тоже, может быть, можно приспособить к существующему общественному порядку...




Процесс над колчаковскими министрами. Часть XII. Речь обвинителя (начало)

Из сборника документов «Процесс над колчаковскими министрами. Май 1920».

Гойхбарг. …Я предлагаю вам, товарищи члены революционного трибунала, вместе со мною отшвырнуть в сторону те огромные бутыли розовой воды, которыми пытались в так называемых объяснениях подсудимые закрыть от ваших глаз ту кровь, те преступления, которые проходили перед вашими глазами...
Когда я слышал заявления подсудимого Шумиловского о том, он всегда придерживался чувства красоты и высокой человечности, когда он ссылался на поэтов, мне невольно должно было вспомниться, что такое сочетание чувств красоты и высокой человечности [у него уживается] с теми действиями, за которые Шумиловский выражал благодарность розановским войскам, всем частям гарнизона, которые здесь, в Омске, совершили те действия 22 декабря [1918 г.], проходившие перед вашими глазами.
Я тогда не мог не вспомнить, что такое сочетание уже писатель русский [И. С.] Тургенев охарактеризовал в свое время [словами]: «Сидит эдакий помещик-крепостник, любитель „красоты и высокой человечности, угощает своего приятеля на балкончике вечером чайком, ведет беседу о красоте и высокой человечности. И в это же время в нежном воздухе тихого вечера на балкончик из конюшни доносится чики-чики-чик, чики-чики-чик. Это засекают конюха на конюшне у крепостника».

[Читать далее]Это вполне возможное сочетание у культурных любителей красоты и высокой человечности. А [когда] заканчивавший свое объяснение перед вами поздний потомок этих любителей красоты и высокой человечности, выродившихся в бездушное машинное выражение всевозможных убийств по первому департаменту в форме бюрократического, строго установившегося правового порядка, подсудимый Малиновский, который, когда я ему предъявил действия бывших его сотоварищей Матковского, Рубцова и других лиц, проходивших здесь, действия Розанова, который каждого десятого расстреливал по образцу, выработанному культурными людьми в Москве, заявил, что в этих случаях вопрос вносился «в Правительствующий сенат по первому департаменту», я понял, что помещики-крепостники с чувством красоты и высокой человечности все-таки еще не дошли до того страшного машинного ужаса, который прошел перед вами в форме бесконечного убийства людей, сопровождаемого запросами «в Правительствующий сенат по первому департаменту».
Я предлагаю все эти рассуждения, всю эту розовую водичку отшвырнуть и вернуться к тому, что прошло перед вашими глазами. И в этом отношении речь обвинителя, пожалуй, не будет продолжительной. В этой речи почти нет надобности. Она произносилась раньше, в течение семи дней с перерывом на один день. Говорили факты, акты и документы. Говорили страшным языком. Говорили лучше, громче и точнее, чем это могла бы выразить какая-нибудь обвинительная речь.
Перед вашими глазами развернулась длинная лента. Гораздо более длинная, чем та страшная лента поездов, которые угнал от голодных рабочих и крестьян России на восток подсудимый Ларионов. Перед вами такой длинной лентой развернулась цепь самых кошмарных преступлений: измен, предательства, хищения, воровства, мелкого, крупного и крупнейшего, убийств, истязаний, уничтожения целых поселений, безжалостного отношения к трудовым массам. Обвинение не представляло со своей стороны доказательств в этом отношении. Обвинение по техническим условиям не могло вызвать вам сюда сотни тысяч свидетелей, пострадавших от этих действий. Обвинение не могло положить на стол [в качестве] вещественных доказательств сотни тысяч трупов, которые являлись результатом этой «мирной» деятельности лиц, сидящих на скамье подсудимых. Обвинение не могло вам сюда представить те сотни тысяч поротых людей, которые перед вашими глазами проходили здесь в виде фактов и документов, явившихся в результате существования [в Приволжье,] на Урале и в Сибири — к счастью, кратковременного существования — правительства того адмирала Колчака, который по признанию подсудимого Шумиловского был благородным человеком, искренним, честным и ни к чему плохому не способным.
Обвинение заставило говорить самих подсудимых, их свидетелей, их сторонников, их недавних единомышленников. И получившаяся картина, развернувшаяся перед вами картина таившихся от окружающих преступлений оказалась такой потрясающей ум человеческий, что один из подсудимых (и ранее, по-видимому, скорбный умом), Писарев, повредился еще более в уме. И ему стало представляться, что в его камере имеется радио, по которому ревком узнает мысли подсудимых. Действительно, мысли черные, страшные, которые не оставались только мыслями, но которые осуществлялись и продолжают осуществляться теми, кому при их помощи удалось ускользнуть от суда, с которыми они сохранили еще связь и по сей час.
Что же могло послужить причиной существования таких тяжелых, таких неслыханных, таких беспримерных, по крайней мере не раскрытых до сих пор никем в другом месте преступлений? Даже в скромных рамках этого судебного процесса, который по необходимости должен был ограничиться только тем, что творилось на предгорьях Урала, у реки Волги и на равнинах Сибири, даже в рамках этого скромного процесса, где не приходится выяснять того, что делалось на юге России, что делалось под Питером, что делалось на Севере этими бунтовщическими шайками, которые получили от здесь сидящих, как это выяснилось перед революционным трибуналом, огромные суммы, которым оказывалась поддержка личная и денежная и иная со стороны той бунтовщической шайки, которая называла себя Российским правительством, — даже в самых скромных рамках этого процесса можно было без труда выяснить следующие обстоятельства.
В конце [19]17 года трудящиеся массы России, рабочие и беднейшие крестьяне под руководством наиболее передовых слоев пролетариата решили, что они не желают больше принимать участия в той мировой бойне, которая велась каждым из правительств, участвовавших в этой бойне с целью захвата и насилия. И они решили еще больше, [а именно:] что они желают уничтожить, по крайней мере в своей стране, возможность насильнической и хищнической воины. А так как эта война диктовалась интересами гнусными, интересами капиталистов, банкиров и помещиков, то трудящиеся массы России для того, чтобы обеспечить себя, обезопасить 95% всего населения России от всевозможных потрясений и ужасов мировой бойни, по крайней мере для себя, решили вырвать почву из-под ног на первое время у своих помещиков, капиталистов и банкиров. Но тогда, тогда кучки капиталистов, банкиров, помещиков России и главная защитница их интересов — партия народной свободы решили, сознавая себя, по выражению подсудимого Червен-Водали, частью того же отечества, встать на платформу, враждебную власти рабочих и крестьян, на платформу, враждебную советской власти.
Что же? Первое время это стояние на платформе было довольно невинным, культурным стремлением. На этой платформе тогда не находилось ни ружей, ни пулеметов, ни пушек, ни бронепоездов, ни танков, которые они потом стали получать от заграничных империалистов, т. е. от членов своей же нации, т. е. от членов той же части нации, того же отечества, которое разделяло их хищнические интересы и которое помогало им по этим причинам, спасая и себя этими пушками. У них тогда на платформе еще не стояли ни иностранные генералы жанены и сыровые, ни генералы гайды, которые по образцу, указанному культурными людьми из Москвы, отдавали приказы расстреливать каждого десятого; ни генералы Розановы, которые отдавали приказания уничтожать целые села; ни Волковы, Катанаевы, Красильниковы, которые являлись с председателем комитета партии народной свободы к другим деятелям, как Матковский, чтобы он оправдал их в их патриотической деятельности, являвшейся выражением их «любви к родине»; ни Анненков с его молодцами, которые имели знак черепа и перекрещенных костей и «вагоны смерти»; ни скипетровы и сипайловы, которые с четвертью водки в одной руке и стаканом в другой похвалялись, как они три тысячи человек отправили собственноручно в сопки.
Ничего этого не было. Они стояли довольно невинно, в первобытном невинном виде. И чтобы прикрыть свою наготу, они на первое время выпятили вперед социалистический и демократический фиговый листок, предмет довольно небольшой, получивший свое, в силу счастливой игры природы, выражение в профигурировавшем перед вами свидетеле Дербере, который был назначен на тайном заседании первым премьер-министром на предмет свержения советской власти. Этот социалистический и демократический фиговый листок им был нужен, пока не было вооружения и пока не было тех военных людей, которых я имел случай в порядке постепенности и приличности здесь перечислить. И всякий раз, когда у них оказывалась заминка в вооруженных силах, потребность в чешских или иных генералах, опять возникала необходимость прикрываться перед кем-нибудь того или другого размера демократическим фиговым листком.
В первое время этот социалистический и демократический фиговый листок играл решающую роль. Так называемые социалистические правительства, правительства эсеров и меньшевиков, которые они выдвигали на первый план, они первое время прошли под флагом восстановления демократии, под флагом любви к своей родине, которую власть рабочих и крестьян, как они говорили, уничтожает, разрушает. Именно эти промежуточные партии казались первое [время] решающими. По наружности имело вид, будто они принимают к себе на службу целый ряд лиц, которые здесь фигурировали перед вами в качестве членов Административного совета [Временного Сибирского правительства].
В действительности же оказывается, что не они (меньшевики и эсеры. — В. Ш.) их (членов Административного совета. — В. Ш.) на службу принимали, а они им службу служили, ограждали их интересы. Они проложили первые тропинки, первые дорожки, по которым потом раскинулись и в конце концов с четвертью водки в одной руке и [со] стаканом в другой шли военные силы атаманщины, уже ничем не стеснявшиеся и ни в каких прикрытиях не нуждавшиеся. Они проложили первые тропинки, они издали первые законы, уничтожавшие все, что успели трудящиеся массы, завоевав [государственную власть], закрепить в своих постановлениях.
Они это первым долгом уничтожили. Уничтожив [советские] декреты, осуществили этим возможность появления для колчаков и сипайловых, их преемников. Все приятели Скипетрова и Сипайлова, все они были приняты по личной рекомендации эсеров. Все они попали в деловой аппарат, обладая громадными связями с промышленным миром, железнодорожным миром и [с] другими предприятиями. Всех их принимали к себе.
Через некоторое время, когда удалось им сгруппировать в одну кучу анненковых, сипайловых и т. д., когда удалось путем призыва иностранных войск, которым они платили жалованье из средств, ими захваченных при помощи приятелей своих — Волковых и других, тогда они почувствовали, что им нет необходимости в таком ярко выраженном демократическом листке, как Дербер и его министры, перед вами здесь прошедшие. Не считаясь с юридическими или правовыми нормами, не считаясь с подлогами в [актах и] протоколах учреждений и организаций, которые они называли то Административным советом, то Советом министров, они постепенно сбрасывали этот фиговый листок и появлялись, подобно Мефистофелю в Вальпургиевую ночь, во всей своей безобразной наготе.
Перед вами прошла целая цепь таких заявлений. По предписанию из Владивостока, по предписанию Вологодского все это подготовлялось лицами, которые здесь сидят. Все [они] принимали активное участие в проведении этих дел. А их единогласно избранный председатель [Михайлов] играет самую активную роль. Он получает указания за несколько часов до этих подлогов. Вологодский ведет важные дипломатические переговоры: необходимо восстановить Восточный фронт, ибо Западному фронту врагов русского государства, так называемых союзников, может угрожать опасность. И если они этого не сделают, может быть, этот демократический фиговый листок зашуршит, заколеблется. А раз нужно поддерживать этот фронт, поэтому нужно тем или другим способом сплавить неугодных лиц.
И поэтому этим лицам предъявляется подписка в 24 часа выехать. Но мы уже знаем, что означает подписка о выезде в другое место. Они в этом прогрессировали: сначала им нужен был подлог; в следующий раз, когда нужно было уничтожить так называемую [Уфимскую] Директорию, оказалось возможным двух эсеров сплавить, а одного подозрительного эсера, почетного гражданина Сибири Вологодского оставить. Эти эсеры получают от своего друга Старынкевича указание о необходимости выехать за границу.
И когда [колчаковское] «правительство» потом опубликовывает [информацию] о добровольном выезде Авксентьева и Зензинова, те не удержались и по переезде китайской границы напечатали объяснение действительных обстоятельств дела. Но в дальнейшем, когда фигурировал Сипайлов, от которого они так старательно отмежевываются, но из приятельских объятий которого им не удастся отмежеваться, подписка о выезде за границу палочками и пальцами 31 человека, в том числе П. Михайлова и Маркова, спущенных в Ангару, также предъявляется. Тут такая картина и прошла перед вами, картина постепенного сбрасывания фигового листка. Под конец, когда он оказывается совсем неудобным, он оказывается сброшенным под винт парохода бесшумно, неслышно, ибо пароход в это время прорезает толстый слой льда.
Они для этой-то «демократической» цели свой переворот и совершили. Они хотели отстоять власть кучки [лиц]. И [сейчас] они заявляют, что попали в скверную историю. Как мне пришлось по отношению к одному из подсудимых слышать от его близких, [он] «попался как кур во щи».
Если позволите припомнить, как они объяснили свое попадание в правительство, тогда вы увидите, что активные политические деятели, организовывавшие вместе со своими единомышленниками заговоры, взрывы, восстания, дают до того пошлые объяснения, которых и представить нельзя было. Такая фигура, [например,] как председатель Червен-Водали, активный деятель и организатор «Национального центра»... Он объясняет, что ввиду затруднительного продовольственного положения в Москве я поехал в Киев на поправку, там попал на совещание к Деникину, потом попадает в Омск, потом ведет переговоры о призыве японцев, семеновцев и т. д., потом попадает председателем Совета министров.
Все они прошли перед вами. Были такие, которые «случайно» попали в Сибирь, которые «не были политическими деятелями», которые были «командированы» какими-нибудь советскими учреждениями. Почти все они под тем или иным предлогом, которые они здесь пытались опровергнуть, на средства трудящихся масс советской России пробирались — хотя им это слово не нравится — через фронт и, пользуясь русским гостеприимством, состоя на службе советской власти в незначительной или более или менее значительной роли, попадали через некоторое время в [колчаковские] министры.
Послушайте их объяснения: здесь случайные люди; зашел в министерство и вышел; я был только два раза, подписал. А все остальное время? Разрешите мне сказать. Здесь они неоднократно пытались указать, что они техники, специалисты, [что] каждый в своей области занимались своим делом.
Защита — с юридическим образованием, работавшая в царских судах, и в судах Керенского, и в судах Колчака. И среди подсудимых есть тоже много лиц с юридическим образованием. Некоторые из них были на судейских должностях. Все остальные тоже достаточно развиты, чтобы понимать, что такое соучастие, что такое шайка. Всякая сложная шайка, они это понимают, требует разделения труда. И только если каждый из числа шайки выполняет в отдельности свое небольшое дело, то в результате получается деятельность шайки.
Ведь вот, если для пояснения, кому это неясно, представим себе такой случай. Имеется атаман шайки грабителей, который создает основные планы. Имеются приближенные советники, которые дают ему указания. Имеются технические исполнители, которые с кистенем или чем-нибудь другим на большой дороге на основании указаний, данных этими лицами, выполняют этот план. Имеется «снабженческий» орган, который увозит награбленное. Имеются лица, на стороне наводящие справки о путешественниках, которые должны попасться в руки членов этой шайки. И, наконец, так как, по-видимому, шайке такой приходится быть в лесу, то имеется и по «хозяйственной части» кашевар, который обслуживает их нужды и потребности.
И если иногда кашевар со стеснением сердечным и с душевной болью или же лица, которые наводят справки о путешественниках, тоже с таким чувством вспомнят их общие разговоры за трапезой, как они в том или другом случае вели себя, то на следующий день это не помешает кашевару накормить их для подкрепления их сил и для продолжения их деятельности. А людям, наводящим справки, это не помешает с точностью давать справки, какие им нужны.
И если бы в колчаковском суде дело о такой шайке попало в руки судейского, [ныне] подсудимого Морозова или работавшего по первому департаменту подсудимому Малиновскому, то, я думаю, ни малейшего сомнения нет, что они их сочли бы шайкой и всех их признали участниками соответственных преступлений. Поэтому мне не придется подробно, а может быть, и совсем не придется останавливаться на отдельных шагах или шажках того или иного участника этой шайки.
Правда, может быть, некоторая, та или иная черта особо будет отмечена. Но все вместе снимались [на фото]. Все действовали вместе. Все с добродушным видом, покуривая папироски, стояли друг перед другом и с теми лицами, которые выносили самые страшные решения. И им теперь нечего говорить: «Я случайно зашел в это место. Подписал раз за какие-то 18 номеров смертную казнь, не зная за что. Разве меня можно считать членом, участником [шайки]? Разве можно на меня возлагать ответственность за всю деятельность этой шайки?»
И вдобавок совсем не случайность даже и разделение труда. Совершенно неожиданно менялись роли: специалист по железным дорогам Ларионов получает правомочие от так называемого Совета министров вести переговоры о передаче власти. Человек, не рожденный для политики, которому, по словам поэта, «битвы мешали быть поэтом, а песни мешают быть бойцом» (хотя другому бойцу — Жуковскому — битва не мешала быть поэтом), эти лица совершенно неожиданно получают поручение составить декларации для правительства тогда, когда чехи требуют фигового листка и когда на всякий случай запасенный остаток фигового листка — бывший социал-демократ Шумиловский — за эту роль берется и на эту роль годится. Не может быть у них речи о том, что они являлись, как говорили здесь, например, относительно областников не только Новомбергский, но и Молодых, рассеченными членами. [На самом деле они] все вместе составляли преступную шайку, восставшую против власти рабочих и крестьян. И все они несут ответственность за ту всю деятельность, какая получилась в результате их незаконного и мятежного существования.
События дальше как развивались? Мы видели, что они выбрасывали постепенно фиговые листки, так называемые демократические и социалистические. Вот они дошли до 18 ноября [1918 г.], когда, никому из них почти не известный, по их словам, появился на горизонте «честный и бескорыстный», по словам подсудимого Шумиловского, даже после того как раскрылись здесь все ужасы, вице-адмирал Колчак.
Несмотря на то, что им теперь стало известно, что он считал единственной целью своей жизни не какую-то там демократию… считал единственно необходимым для себя участие в истребительной бойне, которая должна дать хищнические завоевательные результаты; который произнес ужасающую ум человеческий фразу: «Первый день войны был самым лучшим днем моей жизни»; который нарушил даже то, что принято в их кругах… который сам с бесстыдной откровенностью перед своим недавним сотрудником по Государственному экономическому совещанию Алексеевским признавался, что он надул свое правительство, которому он присягал, обманул его, принял на себя задание от американского правительства, потом поступил на службу к английскому правительству, потом побывал в японских кругах, потом пытался общее дело защитить с простым грабителем Семеновым, который знал Калмыкова как своего подчиненного, у которого здесь [имелись] приближенные Волков, Красильников и Катанаев, являвшиеся, как я уже указывал, с председателем [Омского комитета] партии народной свободы Жардецким на суд Матковского; вот этот вице-адмирал является, никому не известный, и эти птенцы невинные, политикой не занимавшиеся, они голосуют за Колчака и провозглашают его Верховным правителем в целях спасения Родины и сохранения демократии и, может быть, даже [для] сохранения социальных завоеваний революции, о которых тут говорил по старой памяти подсудимый Шумиловский.
И даже после того, как здесь раскрылось, что по записке этого «бескорыстного и благородного» человека явились в тюрьму для того, чтобы взять и расстрелять Кириенко и Девятова, [то есть] тех, кто лично интересовал Колчака, так как Девятов заявил: «За ваш переворот я иду на вас войной»; взять сверх того и Попова, на которого так добродушно ссылались потом здесь подсудимые, в том числе и выбиравшие Колчака, признавая, что К. А. Попов может беспристрастно удостоверить такие-то и такие-то обстоятельства; что по его записке явились его приближенные офицер Черченко, офицер конвоя его величества — извиняюсь, Колчака — и искали там больных сыпным тифом Попова и Миткевича, чтобы их спустить в клоаку; но только потому, что технических условий подходящих не оказалось, что раковина была узкая, не совершивших этого своего подвига по поручению и во исполнение обязательного поручения уничтожить их со стороны так называемого Верховного правителя Колчака, который потом всех их за это дело, по их собственному признанию, скрыл в «чуждом» ему отряде атамана Анненкова; даже после [всего] этого хватает открытого чела у некоторых подсудимых говорить: «А все-таки был благородный человек. И если подумать, то еще неизвестно, может быть, опять голосовал бы за него».
Дальше начинается осуществление всех тех «великих идей», ради которых они привели к пролитию крови сотен тысяч русских рабочих и крестьян, к уничтожению целых поселений, к разрушениям таким, над восстановлением которых приходится с невероятным напряжением сил работать. Вот тогда они начинают осуществлять свои «высокие идеи», которые, как вы видели, не содержали ни грана идеи.
Перед вами прошла картина хищничества самого беззастенчивого и возмутительного, хищничества крупного и невиданного, по крайней мере на судебных заседаниях во всем мире до сих пор. Прошла перед вашими глазами картина обманов и подлогов, злоупотреблений, нарушений даже их так называемых постановлений, от которых волосы дыбом встали здесь у присутствующих, и за какие нарушения, несмотря на некоторые попытки уподобиться так называемому правительству и по первому или по другому департаменту провести то или иное замечание, все эти лица, оказывается, буквально ни разу ни нравственного, ни какого-либо другого наказания не несут, а только награды получают, только благодарность впоследствии получают. И [за] дела относительно самого простого воровства, в котором никакого сомнения нет, защитники которого прямо и открыто заявляют: «Такие-то миллионные хищения совершили такие-то лица», — наказания быть не могло. Ибо они связаны один с другим неразрывными узами. Ибо эти лица их поддержали. Их душою являются все эти деятели военно-промышленных комитетов, разных предприятий и т. д. Ведь для сохранения этого хищничества на основе сохранения частной собственности, ведь ради этого они подняли мятеж против власти рабочих и крестьян, выпятив вперед социалистический фиговый листок. Они, конечно, не могли ничего против этого поделать, ибо рука руку моет, а как раскрылось здесь на суде, и собственная их рука в таком омовении неоднократно нуждалась.
Дальше, чем труднее становилось их положение, как они выражаются, иными словами, чем безнадежнее становилась возможность сохранить так называемую власть этой кучки насильников, не преследующих ни одного грана идеи, а желающих сохранить возможность жить сладко и пользоваться всем незначительной кучке [лиц] при ужасных мучениях всех трудовых масс, вот для осуществления только этой цели они начинают прибегать к приемам таким, какие, конечно, самодержавцу, свергнутому в 1917 году, и не снились. Если обратиться к отдаленной истории, то, может быть, нашествия ханов Мамая и Батыя произвели большие опустошения в России. Но тогда было меньше что уничтожать. А нашествие Колчака привело, конечно, к гораздо более ужасным опустошениям. И все это перед вашими глазами проходило.
Само собой разумеется, чем меньше оставалось вооруженной почвы под их ногами, чем меньше [они] имели возможности обманывать некоторые части трудовых масс, тем меньше возможности оставалось путем прикрытия флагом Красного креста требовать от иностранных насильнических правительств вооруженной поддержки, потому что там рабочие массы, [постепенно] раскрывающие глаза, начинали относиться с отвращением и ужасом к этой форме помощи одной из двух борющихся частей «одной и той же нации». После этого [им] приходится идти по двум путям: с одной стороны, составляют декларацию относительно общественности — это на левую руку, а на правую руку — Семеновы, сипайловы, скипетровы и другие, пожалуйте к нам на поддержку. И эта поддержка им оказывалась по их просьбе, что тут с несомненностью было установлено в этом процессе.
Нет, кажется, ни одного иностранного хищнического правительства, силы которого они не призвали бы против своего трудового народа, который они, как некоторые здесь заявляли, любили от всей души, со всей горячностью, на которую способна искренняя душа русского человека, скажем, Червен-Водали. Нет ни одного такого правительства, даже того, по поводу которого они на весь мир при содействии подсудимого Клафтона посылали лживые сообщения, правительства германского, что большевики продали ему Россию. Они говорили, что они якобы против недопустимого, неслыханного, унизительного для родины Брестского мира, который русские рабочие и крестьяне вынуждены были заключить, не скрывая, что это грабительский, вынужденный мир, и ясным, открытым языком, прозвучавшим на весь мир, заявив, что они для спасения трудовых масс, для выхода из истребительной бойни вынуждены были принять этот Брестский мир.
Они же сами продались и подчинились иностранным правительствам всего мира, звали их для того, чтобы сохранить себе хоть кусочек, хоть остатки прежнего хорошего житья капиталистов, банкиров и помещиков. И нет ни одного иностранного правительства, которому бы они не давали мзду. Они были против Брестского мира, который возлагал на трудящиеся массы России обязанность отправлять в Германию, быть может, бесполезное тогда золото. А сами они отдали, как было оглашено, 240 миллионов — сумму несколько большую — на приобретение пушек или пулеметов Кольта, на обеспечение своих соучастников, на организацию банков, которые могли бы потом содействовать сохранению и созданию центра [борьбы] против власти рабочих и крестьян. Они все это продали.
Мало того, тут величайший геолог Преображенский заявил, что в результате его работ, разумеется не без участия десятков тысяч рабочих, в течение 10 лет получится 30 000 пудов золота. Но они стремились не только 10 000 пудов [золота] передать, но и передать остальные 20 000 пудов, как достояние всероссийское, всем союзникам. Они будто бы не знали, что русские рабочие и крестьяне в ноябре [19]18 г., когда благодаря их существованию, несмотря на ожесточенные, на зверские нападения на них со стороны предпринимателей всего мира и этих лиц, русские трудовые массы, находясь в тяжелом положении, тем не менее свою форму рабоче-крестьянской власти сохранили, и тем самым силы немецкого империализма были разбиты и уничтожены.
Они как будто не знали, что в ноябре 1918 года, как только разразилась первая революция в Германии, высший орган рабоче-крестьянской России Всероссийский центральный исполнительный комитет заявил, что он аннулирует Брестский договор и уничтожает все те мелочи и детали, в разработке которых для удовлетворения интересов отдельных германских капиталистов принимал участие в комиссии по урегулированию вопроса о Брестском мире и Червен-Водали в Москве. Они будто бы этого не знали.
После этого в бумагах, которые Преображенский назвал нелепыми бумажками, главным образом бумажку насчет эмира Бухарского, разве не звучала эта ложь о том, что большевики продали немцам всю Россию, и потому должны идти все [россияне] на них. Об этом писали лица, призывавшие каждый день к празднованию молебном дня годовщины власти Колчака, молебном православным. Они писали, что большевики нарушают Коран и посягают на идею единого Бога. И потом они в этих обществах Крестовых дружин, от которых так сейчас отрекается Новомбергский, на заседаниях в присутствии всего омского священства заявляли: «Бог един». А посему дружины [Святого] креста, дружины зеленого знамени и голубого полумесяца, все они должны идти вместе с ними на Москву, защищать Кремль, отбивать храмы и святыни при участии магометан, которые, кажется, до сих пор стремились не к освобождению Гроба Господня и не к Москве, а, скорее, к Мекке.
Это их «идейная деятельность». И эту их вздорную ложь, им самим известную, [они] недопустимым способом распространяли среди всего мира, не щадя средств, конечно, не им принадлежащих.


Процесс над колчаковскими министрами. Часть V

Из сборника документов «Процесс над колчаковскими министрами. Май 1920».

ЗАСЕДАНИЕ ВТОРОЕ
Защитник [Айзин]. Скажите, пожалуйста, гражданин Патушинский, был ли проведен закон о прифронтовых военно-полевых судах?
Патушинский. Закон о прифронтовых военно-полевых судах был первоначально проведен в редакции военным министерством...
Этот закон… издан был только для прифронтовой полосы, где не было никаких других судебных учреждений... Впоследствии этим законом стали слишком широко пользоваться и передавали на рассмотрение военно-полевых судов дела гражданские преимущественно и в таких местностях, которые никоим образом нельзя было подвести под понятие прифронтовой полосы. И уже в последнее время бороться с этим злом мне пришлось в качестве защитника...
Айзин. Обвиняемый Морозов обвиняется в том, что он участвовал в издании постановления о праве изъятия из гражданской подсудности целого ряда дел...

[Читать далее]Айзин. Скажите, пожалуйста, гражданин Патушинский, когда же начала проявлять себя атаманщина и в каких действиях?
Патушинский. В незаконных арестах, в самочинных действиях разных контрразведок...
…когда Вы вчера меня спросили, в чем причина того, что [Временное] Сибирское правительство, небольшевистское [по своему составу], сразу стало таким ненавистным для реакционных элементов и для торгово- промышленных кругов, я не успел Вам ответить. Но, несомненно, причина этого в том, что мы, хотя и безуспешно, пытались бороться с атаманщиной. Мы не шли по пути репрессий, мы не хотели смертной казни. И нам пришлось уйти, причем многие из нас погибли, как это Вам известно.
Гойхбарг. В этом постановлении сказано, что военно-полевому суду могут быть предаваемы лица, которые совершили такие-то и такие-то преступления. Как Вы полагаете, прокурор, которому попадает дело, скрывает его от военного суда, если дело подлежит передаче военному суду?
Впоследствии, в разъяснение этого текста, было издано примечание, что предоставляется право военному трибуналу от прокурора до передачи суду дела требовать дело для ознакомления. Как на это можно смотреть?
Патушинский. Это — поощрение атаманщине, вторжение в компетенцию суда, то, чего от нас требовали и с чем мы боролись.
Гойхбарг. Может быть, это было необходимо? Может быть, прокуроры были такого сорта, что они укрывали обвиняемых от военно-полевых судов?
Патушинский. Нет, прокуроров этого времени, а также последующего можно было обвинить как раз в обратном, а не в этом.
Гойхбарг. Как же Вы можете объяснить, что передавались военным властям до суда дела вплоть до грабежей, краж и т.п.? Чем Вы можете это объяснить?
Патушинский. Диктатурой военных кругов...
Я думаю, что это имело целью развязать руки военным властям...
Гойхбарг. Подсудимый Морозов, скажите, пожалуйста, [полковник] Волков, который подозревался в организации убийства Новоселова, был арестован?
Морозов. Был арестован по приказанию ген[ерала] Иванова-Ринова... Когда убийство Новоселова произошло, мною было сейчас же назначено следствие... Затем Совет министров постановил назначить чрезвычайную верховную следственную комиссию... Пока эта комиссия формировалась, следствие почти было закончено. Выяснены были обстоятельства дела, фамилии убийц и приняты были все меры, чтобы арестовать Мефодьева и Семенченко. Но, к нашему несчастью, этих офицеров в городе Омск уже не оказалось. Мое впечатление, что эти офицеры были скрыты, [поэтому] получить их не удалось...
Гойхбарг. Вы не знаете, что через 8 дней Волков был освобожден Ивановым-Риновым?
Морозов. Я слышал...
Обвинитель Гойхбарг. …не считали ли Вы, что убийство Новоселова являлось неизбежным завершением той борьбы, которая велась партией социалистов-революционеров?
Новомбергский. Мне казалось, что все это должно кончиться не только убийством Новоселова, а убийством еще целого ряда лиц, если действительно Сибирская областная дума не признает сама со своей стороны невозможность в данный момент вести борьбу. Ибо та самая атаманщина, о которой говорил свидетель Патушинский, в то время была единственной фактической силой, которая, по моему глубокому убеждению, держала в руках все [Временное] Сибирское правительство...
…сибиряки-областники не были монархистами, а вся атаманщина вела к восстановлению старого строя...
...если была прекращена деятельность [Сибирской] областной думы, это тоже хорошее дело. Для того времени, когда большевики не дозволили прекратить революцию, это было хорошо для Сибири, которая устала от предшествовавших событий, которая выдержала целый ряд войн: китайское движение, японскую войну, Великую европейскую войну. Это было нехорошо — она была до чрезвычайности истощена. Когда развилась здесь атаманщина, нужна была какая-то авторитетная власть. Этой власти не было...
Обвинитель Гойхбарг. А Вы не читали газету «Сибирская жизнь» от 7 сентября 1919 года, в которой говорится, что профессор Новомбергский доброволец?
Новомбергский. Я это читал, но это не соответствует истине...
Обвинитель Гойхбарг. А Вы не пытались опровержение написать?
Новомбергский. Не пытался, потому что с этой газетой я судился. Я в течение 10 лет был постоянно на ножах с этой газетой. Живя в Томске 12 лет, я никогда не писал в этой газете. И, таким образом, я не могу отвечать за то, что написано в газете, ибо у них там писалось слишком много неосновательного...
Что касается того, что я хотел приобрести здесь жительство, то это совершенно верно: оставаясь профессором Томского университета, я видел опустошенные аудитории и не видел возможности продолжать нормальную работу...
Гойхбарг. А в чисто хроникерских заметках не было ли ничего такого особенного, что бы явилось явной выдумкой на Вас?
Новомбергский. Было...
Я находил и продолжаю находить, что война мировая была империалистическая. И даже та поддержка, которая была оказана отдельным частям разрозненной России различными иностранными державами, — это продолжение той же империалистической войны, ибо наша гражданская междоусобица клонилась к нашему ослаблению, которое в конце концов окончится полнейшим порабощением русского народа иностранцами.
Обвинитель Гойхбарг. Вы сейчас указывали, что поддержка оказывалась иностранными правительствами различным разрозненным частям России. Советскую Россию Вы имели в виду?
Новомбергский. Нет, я имел в виду не советскую Россию, а юг. И мое глубокое убеждение, что продолжающаяся междоусобица тоже ведет нас к полному закабалению иностранцами, т. е. к тому, что нас иностранцы поделят и будут эксплуатировать. Поэтому я говорил, что… нам угрожает потеря нашей экономической и политической самостоятельности. …наша междоусобица есть продолжение империалистической войны.
...епископ Анатолий принес свою икону и [по]просил меня передать ее казакам. Я не взять ее не мог. Оставаясь профессором вне советской России, я этого сделать не мог, потому что, если бы я отказался [ее] принять, то, вероятно, последовали бы какие-нибудь репрессии...
Защитник Айзин. …сколько раз Вы судились с «Сибирской жизнью», когда судились в последний раз и за что?
Новомбергский. Я судился в последний раз с «Сибирской жизнью» перед [Мировой] войной. Судился я всего четыре раза и… изобличал ее редактора в том, что в течение многих лет эта газета торговала общественными интересами, сделала себя пристанищем всяких спекулянтов, шарлатанов...
Защитник Айзин. …редакция газеты «Сибирская жизнь» с 1914 года до 1919 изменилась [ли] в своем составе и как?
Новомбергский. Я думаю, что не изменилась, потому что редактор оставался тот же, секретарь, кажется, остался тот же...
Обвинитель Гойхбарг. Вы к туземным делам какое раньше имели отношение?
Новомбергский. …Начиная с 1897 года, я работал на крайнем севере Тобольской губ[ернии] над изучением вымирания остяков и самоедов...
Обвинитель Гойхбарг. Не говорили ли Вы в одной лекции, которая [была] напечатана в той же «Сибирской жизни», что Вы два года были на Сахалине, видели самых страшных преступников, но таких, как большевики, не видали?
Новомбергский. Я думаю, что это ерунда.
Обвинитель Гойхбарг. Это напечатано, и тоже опровержения не было.
Новомбергский. Этого я не читал.
Обвинитель Гойхбарг. В «Сибирской жизни» от 2 июля 1918 года была напечатана заметка: «Текущий момент — лекция проф. Новомбергского», в которой указывается, что, «разрушив страну, большевики на обломках ее водрузили немцев и мадьяров, разогнали Учредительное собрание и проч. Надо сознаться, что большевики имели и имеют много общего с Германией, с военнопленными, с разными отбросами, уголовными и каторжниками. Это — партия грабителей, подгоняемая убийцами. Я полтора года жил на Сахалине, и таких преступников, как большевики, я не встречал». Вы этого не говорили?
Новомбергский. Я этого не говорил и не писал.

Обвинитель Гойхбарг. Будьте добры сказать, свидетельница Новоселова, у Вас в 1918 году был убит муж?
Новоселова. Да.
Обвинитель Гойхбарг. А Вы знали обстоятельства, при которых муж Ваш был убит?
Новоселова. Я знаю то, что слышала.
Обвинитель Гогссбарг. А Вы знали, что с точностью установлено, что он убит не при попытке бегства, а просто расстрелян?
Новоселова. Да, знаю.
Обвинитель Гойхбарг. Что же, после этого был суд над убийцами?
Новоселова. Нет, не было.
Обвинитель Гойхбарг. А Вам не сказано, какие меры были приняты к тому, чтобы убийца был найден?
Новоселова. Никаких мер. Когда я обратилась к Вологодскому с вопросом, какие меры приняты по отношению к Волкову, он сказал: «Мы бессильны».
Обвинитель Гойхбарг. А не говорил ли Вам Вологодский, что Волков был арестован, но через 8 дней освобожден?
Новоселова. Я это слышала от мирового судьи.
Обвинитель Гойхбарг. А не слышали ли Вы, что Волкова освободил ген[ерал] Иванов-Ринов?
Новоселова. Да, слышала.
Обвинитель Гойхбарг. А не знаете ли Вы, что приблизительно через 8 дней после освобождения Волкова он вместе с Ивановым-Риновым поехал на фронт?
Новоселова. Да, слышала тоже.
Обвинитель Гойхбарг. И слышали также, что когда хотели в следственную комиссию вызвать Волкова для допроса по этому делу, то оказалось, что Волкову нельзя вручить повестку, ибо он вместе с командующим армией 17-го числа, именно в тот день, когда его вызывают в чрезвычайную следственную комиссию, уехал на восток?
Новоселова. Это я узнала от председателя чрезвычайной следственной комиссии.
Обвинитель Гойхбарг. Не припоминаете ли Вы, свидетельница, о том, что те, кто вели Вашего мужа и застрелили, — Семенченко и Мефодьев за два дня [до того] арестовали вместе с Вашим мужем Крутовского и Шатилова?
Новоселова. Да...
Гойхбарг. Значит, оказалось, что оба его убийцы скрылись?
Новоселова. Да.
Гойхбарг. А не говорил ли Вам Горбунов, председатель чрезвычайной] следствен[ной] комиссии, что он вызывал Нарбута и Манежева для допроса, причем [в ответ] было сказано сначала, что им вручена повестка, а через некоторое время поступило другое сообщение, что эти Манежев и Нарбут вместе с командующим армией [Ивановым-Риновым и] Волковым отправились на восток?
Новоселова. Это было мне сообщено потом...
Гойхбарг. Скажите, [свидетельница,] Волков получил повышение?
Новоселова. Он был полковником, а стал генералом, чуть ли не командующим армией.
Гойхбарг. А не помните ли, через некоторое время он вместе с другими [казачьими офицерами], Катанаевым и Красильниковым, арестовал членов [Уфимской] Директории, отвез [их] в помещение отряда в Загородной роще? И затем Старынкевич отвез их на квартиру и приставил к ним стражу?
Новоселова. Да, знаю.

Гойхбарг. Скажите, пожалуйста, подсудимый Морозов, Вы участвовали в Административном совете 14 сентября [1918 г.], когда был принят закон о смертной казни. До этого не существовало права применения смертной казни. А не было ли многочисленных случаев, когда арестованные исчезали?
Морозов. Были. Именно закон о смертной казни и был принят для борьбы с самоуправством.
Гойхбарг. Значит, это было некоторым пластырем против такой отправки людей? А очень часто это бывало?
Морозов. Часто ли, сказать не могу, но, во всяком случае, бывало.
Гойхбарг. А если они содержались на местах, которые были подвластны Вам, тоже это бывало?
Морозов. Нет, единичные случаи бывали, но чтобы часто, я не помню...
Гойхбарг. А Вы в качестве министра юстиции не считали возможным урегулировать это и принять меры [к тому], чтобы у Вас не исчезали лица из тюрьмы?
Морозов. Меры принимались. По тюремной инспекции был отдан приказ, чтобы никаким военным властям без гражданских властей арестованные не выдавались.
Гойхбарг. А Вы уволили хоть одного начальника тюрьмы за [нарушение] это[го приказа]?
Морозов. После этого приказа таких случаев у меня не было, так как вскоре все это дело от меня отошло. Я ведал им только [в] это переходное время.
Гойхбарг. …Подсудимый Шумиловский… Вы были членом с[оциал]-д[емократической] организации?
Шумиловский. Был.
Гойхбарг. До какой поры Вы продолжали оставаться членом с[оциал]-д[емократической] организации?
Шумиловский. До лета 1918 года.
Гойхбарг. ...Когда Вы вступили в правительство?
Шумиловский. Вскоре после этого...
Гойхбарг. Что Вас побудило выйти из организации?
Шумиповский. Меня побудило то соображение, чтобы партия, к которой я раньше принадлежал, не несла ответственность за те мероприятия, которые я буду принимать в качестве члена правительства, и чтобы...
Гойхбарг. Вы в качестве члена правительства собирались принимать меры по охране труда и боялись, что с[оциал]-д[емократическая] партия будет нести ответственность за те меры, которые Вы будете принимать?
Шумиловский. Я должен был в качестве члена правительства принимать меры не только по охране труда, но и другие. Рядом с этим я должен был участвовать в других вопросах и не хотел возлагать ответственность на всю партию...
Гойхбарг. Но все-таки Вы остались по своим убеждениям социалистом?
Шумиловский. По своим убеждениям — да, и стремлениям — да.
Гойхбарг. Основное убеждение социалиста — грозить самыми решительными мерами восставшим рабочим? Это согласуется?
Шумиловский. Нет, не согласуется...
Гойхбарг. Значит, в день, предшествующий аресту Новоселова и Шатилова, Вы не послали угроз рабочим применить самые решительные меры в случае забастовки?
Шумиловский. Самые решительные меры? Не думаю, чтобы я мог послать.
Гойхбарг. А не писали [ли] Вы в контрразведывательное отделение, что правительство не остановится перед принятием самых решительных мер?
Шумиловский. В контрразведывательное отделение — нет. Этого не могло быть.
Гойхбарг. Я прошу огласить телеграмму...
Шумиловский. Эта телеграмма мною была составлена и разослана. Только адрес контрразведки я не знаю. Это, вероятно, [она] уже послана была из министерства. Я отдал распоряжение эту телеграмму составить и отправить. Но я не имел в виду применения тех мер, на которые изволите намекать Вы.
Гойхбарг. А не знаете ли Вы, что через месяц в Омске вспыхнула забастовка железнодорожников, и Красильников рядом с этими мастерскими расстрелял пять железнодорожных рабочих... Они поставили рабочих, за ними солдат, за ними казаков, которые бы стали стрелять, если бы солдаты отказались; за ними чехословаков, на случай, если казаки откажутся, а Красильников сам достреливал. Этого Вам не было известно?
Шумшовский. Это не было известно. И если такие известия доходили, я просил принять решительные меры против насильников. К сожалению, результаты не достигались в силу того, что военное засилье было слишком велико...
Гойхбарг. А Вы не думаете, что принятие самых решительных мер означало такие меры, какие принимал Красильников?
Шумшовский. Этого не могло быть.
Гойхбарг. Вы протестовали против всякого насилия, а были ли протесты против действия Красильникова?
Шумшовский. Этого мне не было известно.
Гойхбарг. Здесь в зале находится рабочий-железнодорожник Ранцев, который может удостоверить относительно расстрела этих рабочих и обстоятельств этих расстрелов...
Защитник. …я просил бы огласить журнал [заседания] Совета министров от 27 мая 1919 года, где заслушан доклад Шумиловского о репрессиях, которые применяются по отношению рабочих, о расстрелах, которые производятся, о расстреле петропавловского комиссара труда, об арестах комиссара труда [Шемелева в Барнауле] и о необходимости принять самые строгие меры против таких насилий...
Гойхбарг. …подсудимый Шумиловский, Вы назначили для расследования этих событий чиновника Шкляева?
Шумшовский. К сожалению, это расследование не дало результатов, на которые я надеялся.
Гойхбарг. А Вы знаете, что Шкляев заявляет, что не только были арестованы комиссары труда, но вместе с 50 сотрудниками по культурно-просветительной части они были арестованы и подвергнуты порке?
Шумшовский. Министерство внутренних дел сообщило мне, со слов командированного чиновника, что расследование было произведено. Но оказалось, что эти меры были приняты по приказанию командующего дивизией или корпусом генерала [В. И.] Волкова.
Гойхбарг. Этого самого Волкова?
Шумшовский. Этого самого Волкова, который отбыл на фронт, и это было в той части войск, которая входила в состав волковской дивизии или корпуса. И когда происходило расследование, этой [воинской] части в Петропавловске не оказалось. Таким образом, найти настоящих виновников, не опросив их, не оказалось возможным.
Гойхбарг. А власть министра труда распространялась только на Петропавловск или и на другие части Сибири, где находилась дивизия Волкова?
Шумиловский. На ту территорию, где находился Волков, эта власть не распространялась. Фактически мы были совершенно безвластны, ибо где начиналось военное положение, которое начиналось на том[, левом] берегу Иртыша, мы были лишены всяких функций государственной власти. Там господствовали военные власти, которые делали что хотели.
Гойхбарг. И при таких обстоятельствах Вы считали себя Советом министров, подписывались министрами и т. д.?
Шумиловский. Да, это служит подтверждением фразы, произнесенной вчера свидетелем Патушинским, что это невероятное испытание для некоторых из членов правительства. То, что мы испытывали, это было глубокой душевной драмой.
Гойхбарг. А не было ли выхода: предоставить военным властям право делать то, что они делают, а не получать двух тысяч [рублей] в месяц?
Шумиловский. Жалование не такое большое, чтобы для этого стоило оставаться.
Гойхбарг. Да, но если Вы вспомните расценку, где машинистка получает 250 р[ублей], а министр труда 2 000 рублей, то Вы считаете это охраной труда? Знаете, сравнительно с 250 р[ублями] это было сносное жалование.
Шумиловский. Я не говорю, что это было жалование, за которое стоит держаться. Это было выполнение чрезвычайно тяжелой повинности, которую я добровольно на себя возложил. Временами хотелось покончить с этим кошмаром, но вставал вопрос: а не будет ли после этого еще более многочисленных жертв, еще хуже?
Гойхбарг. Где, по ту сторону Иртыша или в пределах одного городка?
Шумиловский. Прошу, чтобы мне была дана возможность дать объяснения. Выход был. И когда становилось невыносимо, я падал духом и подавал прошение об отставке. Этих прошений было подано несколько, но неотступные убеждения моих друзей, лиц, которые, может быть, сами анализировали положение...
Зафиксировано было только мое последнее прошение, которое должно иметься в делах Совета министров. Там подробно изложены мотивы, которые делали совершенно невыносимой мою дальнейшую работу.

Обвинитель Гойхбарг. Я прошу трибунал допросить свидетеля Ранцева. …в октябре 1918 года здесь, в мастерских на железной дороге, была объявлена забастовка рабочих?
Ранцев. Была.
Обвинитель Гойхбарг. Что после этой забастовки было сделано по отношению некоторых рабочих?
Ранцев. Пять человек было расстреляно.
Обвинитель Гойхбарг. Они какое-нибудь особое участие принимали в забастовке?
Ранцев. Этого я сказать не могу. Я их даже не знаю...
Обвинитель Гойхбарг. А кто распоряжался расстрелами?
Ранцев. Я не знал, что это за человек. Но говорили, что Красильников. …там было много народу, он вышел и говорил: «Вы слышите, как ваших товарищей расстреливают. Это будет и вам также, если будете продолжать забастовку».
Обвинитель Гойхбарг. А Вы не слышали, Красильникова за это судили?
Ранцев. Не слышал...
Обвинитель Гойхбарг. …разрешите мне задать вопрос подсудимому Шумиловскому...
Скажите, пожалуйста, подсудимый Шумиловский, в сентябре [1918 г.] была оглашена телеграмма Глосса, что арестованных членов [Сибирской] областной думы, несмотря на приказ Аргунова, уполномоченного так называемого [Временного] Всероссийского правительства, т. е. [Уфимской] Директории, не освобождают, так как на месте заявляют, что приказ отдан Вр[еменным] Сибирским правительством и должен быть отменен Временным же Сибирским правительством…
А не знаете ли, что другие члены Национального совета — [Ф.] Рихтер и [Я.] Кошек — арестовали Грацианова и искали арестовать Михайлова за то, что они устранили Крутовского и Шатилова и открыли поход на Сибирскую областную думу?
Шумиловский. Когда произошел арест Грацианова и стали известны попытки арестовать Михайлова и, если не ошибаюсь, Бутова, то мотивы этого мне были непонятны. Впоследствии для меня выяснилось, кажется путем сообщения моих личных знакомых, что эта цель преследовалась, что этот арест был ответом на арест Крутовского и Шатилова и на вынужденное подписание ими прошений об отставке...
Обвинитель Гойхбарг. Как Вы объясняете, что представители [чехословацкого] Национального совета отдают приказы об аресте Ваших сотоварищей по Административному совету Михайлова и Грацианова, если они не собираются делать из этого вывода?
Шумиловский. Я тогда понимал этот арест как ответ на арест Шатилова и Крутовского, т. е. что чехи считали их виновниками этого ареста и хотели применить к ним репрессию и принять ту меру, которая бы позволила им восстановить права Крутовского и Шатилова...
Обвинитель Гойхбарг. А не приходилось ли Вам слышать о том, что все-таки некоторых [социалистов] необходимо сохранить [в составе правительства], потому что необходим демократический фиговый листок?
Шумиловский. Не приходилось.
Обвинитель Гойхбарг. А не говорил ли в Вашем присутствии Старынкевич Вашему товарищу министра Третьяку, что его не тронут и не арестуют, потому что сейчас необходим демократический фиговый листок, и поэтому Вам и Третьяку ничего не грозит?
Шумиловский. При мне этого не было.
Обвинитель Гойхбарг. Я попрошу у трибунала разрешить мне спросить подсудимого Третьяка относительно демократического фигового листка, о котором он в своих письменных показаниях сообщает трибуналу. Скажите, пожалуйста, подсудимый Третьяк, при Вас Старынкевич говорил фразу, о которой я сейчас упоминал?
Третъяк. Старынкевич говорил, что в настоящее время социалистам никакой опасности не угрожает, т. к. правительство заинтересовано их оставить, [поскольку] необходим демократический фиговый листочек. Разговор происходил в первые дни моего вступления в правительство, около 28 ноября [1918 г.].
Обвинитель Гойхбарг. А обстоятельства этого времени Вас убеждали, что он правильно выражается?
Третьяк. Обстоятельства того времени были таковы. В один из первых дней, как только образовался колчаковский переворот, у Колчака расстроились отношения с Национальным чехословацким советом, и Национальный совет в Челябинске в своей декларации написал, что он считает кризис еще неисчерпанным и неизжитым. Это с одной стороны. С другой стороны, на другом конце, в Чите, в то же самое время была атаманщина, причем атаман Семенов не признал Колчака и, стало быть, как будто бы предполагал объявить самостоятельность. И вот в это время как раз я говорил со Старынкевичем, причем положение было такое: с одной стороны — Семенов, с другой стороны — [чехословацкий] Национальный совет. В то же время в Совете министров было состояние неуравновешенное, неопределенное.
Обвинитель Гойхбарг. Вы припоминаете, что чехословацкий Национальный совет после ноября [1918 г.] все-таки считал кризис неизжитым, т. к. социалисты Зензинов и Авксентьев были удалены?
Третьяк. Главным образом потому, что была разогнана Сибирская областная дума, т. к. с этих пор и образовалась трещина между Административным советом и чехословаками. С тех пор, как был совершен переворот, уже образовалась пропасть между чехословаками и Колчаком. И сколько ни пытались сгладить эту пропасть, она все более и более расширялась, принимая в отдельных частях войск даже острые контуры...
Обвинитель Гойхбарг. Подсудимый Шумиловский, в связи с данными пояснениями, может быть, Вы теперь не откажетесь подтвердить, что по отношению к некоторым… подчинение так называемой [Уфимской] Директории с большинством [из] с[оциалистов]-р[еволюционеров] было вызвано настояниями чехословацких войск?
Шумиловский. Тогда я этого, мож[ет] быть, и не знал. Но последующие впечатления, которые наслаивались одно за другим, заставляют меня признаться, что для некоторых членов [правительства] такой выход представлялся, быть может, наиболее приемлемым.




Документы о деятельности антоновцев. Часть I

Взято отсюда.

Сообщение начальника Тамбовского губернского жандармского управления
12 июня 1908 г.
…задержаны следующие лица: …"Шурка" Антонов, член партии "независимых", разыскиваемый кирсановской полицией, как участник в нескольких грабежах. Одновременно с арестом "Шурки" в доме… находился и известный грабитель член "независимых" Василий Иванов Казаков, бежавший из Кирсановской тюрьмы и участвовавший в нескольких грабежах, сопровождающихся убийствами, который при аресте оказал вооруженное сопротивление и смертельно ранил городового Пятова и при дальнейшем сопротивлении был убит и сам...

[Читать далее]Из информации в газете "Тамбовский край"
Не ранее 13 июня 1908 г.
В пятницу, 13 июня, в 9 часов утра агентами жандармской полиции было установлено наблюдение за домом № 63 Бочкова… куда в квартиру Скаржинских прошли двое молодых людей, по фамилиям Антонов и Виндряевский, имевшие вечером в этот день, по сведениям агентов, явиться пешком на станцию "Ляда", а оттуда выехать с поездом в Кирсанов, где решено было убить одного из должностных лиц...
Когда злоумышленники поравнялись с бакалейной лавкой Коняхина… городовой Тихонов, бросившись к злоумышленникам, хотел остановить их, но один из них, все время державший руку в кармане брюк (по предположению - Виндряевский), быстро выхватив револьвер, произвел в Тихонова один за другим три выстрела, ранив его в шею с левой стороны с повреждением ключицы, в левую руку и правую ногу. Тихонов упал, а злоумышленники в этот момент, воспользовавшись происшедшим среди жандармских агентов замешательством, бросились бежать в разные стороны. Ранивший городового побежал огородами по "Новому Тамбову", а товарищ его… по направлению к 1-й Долевой. Агенты тут же кинулись по следам первого злоумышленника преследовать его… и вскоре заметили его на одном огороде, спрятавшимся в кустах. Открыв по злоумышленнику стрельбу из револьверов, преследователи заставили его выйти из кустов. Выйдя из кустов и расстреляв в агентов все пули, к счастью, не попавшие ни в кого, злоумышленник кинулся снова бежать по огородам, причем на одном из них сбросил с себя пиджак, в кармане которого оказался мешочек с пулями. После безуспешных попыток скрыться в каком-нибудь доме (злоумышленник забегал в несколько дворов, но его не пускали, причем на одном дворе за отказ в приюте он ударил ремнем хозяйку-старуху), злоумышленник повернул обратно… и как в воду канул. Другой злоумышленник, направившийся по Киркинской улице, не будучи никем преследуем, также скрылся.

Из рапорта сотрудника Тамбовского губернского жандармского управления
15 августа 1908 г.
…в селе Инжавино… имеются четыре слесарные мастерские, из коих 1-я - мещанина Степана Гаврилова Антонова, у которого сын Александр скрывается и принадлежит к партии экспроприаторов...

Сообщение Кирсановского уездного исправника
22 сентября 1908 г.
…"Шурка" - есть Александр Антонов, ни по каким делам полицейским управлением не разыскивается, хотя принадлежит к шайке грабителей.

Донесение начальника Тамбовского губернского жандармского управления
15 ноября 1908 г.
3 сего ноября ограблена на сумму 4362 руб. 85 коп. касса ст. Инжавино...
3 ноября около 7 часов вечера на ст[анцию] ворвались вооруженные револьверами грабители в числе 4 человек и, заарестовав немногочисленных станционных служащих, отворили кассу и забрали деньги. Начальник станции просил грабителей пощадить его, человека семейного, на что главный из грабителей ответил, что и у него есть старик отец, оставил записку следующего содержания: "Четыре тысячи триста шестьдесят два рубля 85 коп. взято партией анархистов-индивидуалистов. Член партии"; захватив деньги и загнав всех бывших на станции в контору, грабители приказали не двигаться в течение одного часа и скрылись.
Утром 5 ноября в селе Карай Салтыкова Кирсановского уезда был задержан крестьянин села Коноплянки Кирсановского уезда Федот Лобков, который признался в участии в грабеже и выдал соучастников из того же села - Ивана Ивановича Рогова, Григория Степановича Поверенного, Дмитрия Дмитриева Любина и двух неизвестных ему лиц "Шурку" и "Гавриила", которые оказались впоследствии кирсановским мещанином Александром Степановичем Антоновым (проходил в г. Тамбове по партии "независимых" под партийной кличкой "Шурка" и ранил городового при попытке задержания…) и административно ссыльным крестьянином Пригородно-Слободской волости Кирсановского уезда Гавриилом Ивановым Ягодкиным.
Оказалось, что 31 октября в с. Коноплянку прибыли Антонов и Ягодкин, остановились у упомянутого выше Ивана Рогова и уговорили Рогова, Лобкова и Поверенного совершить ограбление ст. Инжавино...
По получении известия об ограблении ст. Инжавино я заподозрил в участии вышеназванного Антонова, почему и препроводил начальнику Тамбовского отделения карточку Антонова, по которой он и опознан. Кроме того, почерк надписи на обороте фотографической карточки Антонова, сделанной им самим, имеет большое сходство с почерком расписки, оставленной грабителями.

Сообщение начальника Тамбовского губернского жандармского управления
30 декабря 1908 г.
…в Борисоглебском уезде 17 сего же декабря на хутор Канинского отделения крестьянского банка действительно напали семь вооруженных грабителей и похитили у члена-оценщика 2296 рублей. Уваровский полицейский надзиратель Петр Афанасьевич Юмашев, преследуя грабителей, зашел в подозрительный дом в с. Уварово, где, по его мнению, должны были находиться грабители. При входе в этот дом из-за печки по нему открыли стрельбу четыре неизвестных и, ранив его, скрылись...
По имеющимся сведениям, в числе четырех главных грабителей находились известные разбойники Михаил Андреев Зеленев и Александр Степанов Антонов...

Сообщение начальника Тамбовского губернского жандармского управления
26 мая 1909 г.
…в убийстве старосты села Лукино Кирсановского уезда Бирюкова, бывшем 12 ноября 1907 г., участвовал содержащийся ныне в Тамбовской тюрьме Александр Степанов Антонов…

Из сообщения ротмистра А.П. Мартынова
19 июля 1909 г.
...содержащийся в Тамбовской тюрьме какой-то "Шурка" (задержан по экспроприации) просит снабдить его временно 700 руб., также для своего освобождения, и обещается эти деньги возвратить после своего освобождения из денег, оставшихся у него от экспроприаций.

Прошение помощника начальника Кирсановской уездной милиции Калинина
Не ранее 15 ноября 1917 г.
Начальник Кирсановской уездной милиции Антонов отношением своим от 15 сего ноября за № 2711 предложил мне сдать должность корнету 3-го запасного кавалерийского полка г. Михневичу, не объяснив мне причин такого странного и незаконного своего распоряжения, и тем отстранил меня от должности. Согласно же постановления Временного правительства, помощники начальников милиции устраняются, увольняются и назначаются городскими и земскими управами по принадлежности. За свои незаконные действия он мною будет привлечет к судебной ответственности за превышение власти. Ввиду же создавшегося положения совместно продолжать службу мне в настоящее время с ним невозможно, к тому же у меня нет никакого желания быть в подчинении у невоспитанного и необразованного человека, не знающего почти совсем службы по милиции, который по своему образованию, согласно положению о милиции, не может занимать даже должности участкового начальника милиции, а не только быть начальником всей уездной и городской милиции, а потому прошу уездную управу уволить меня окончательно от занимаемой должности помощника начальника уездной милиции.

Биографическая справка на А. Антонова, составленная в Тамбовской губернской ЧК
26 января 1921 г.
…окончил 5 классов реального училища.
За бытность его учеником не раз его исключали из класса за хулиганство.
Окончив школу, он из Кирсанова уехал, куда, неизвестно, по сведениям, он участвовал с определенной кучкой уголовных преступников в разных грабежах и убийствах, большею частью убивал чинов полиции и грабил винные лавки, чем и зарекомендовал себя как социалист-революционер.
В 1906 г. он вступил в партию социалистов-революционеров.
Был сослан в Сибирь за разного рода грабежи и убийства, откуда в 1917 г. вернулся...
В феврале 1917 г., когда у власти стало Временное правительство, Антонов, как видный деятель партии эсеров и человек, способный делать разного рода экспроприации и вообще имевший наклонности к убийствам и разного рода преследованиям активных работников антиэсеровской власти, благодаря чему ему удалось вступить в должность милиционера в г. Тамбове или Тамбовском уезде. В то время в Кирсанове нарождался большевизм во главе с неким Труниным, последний поднял большевистское выступление в г. Кирсанове, для подавления чего был прислан губернскими властями Антонов. Трунин [был] арестован, большевистская литература сожжена, вскоре после этого Антонов получил должность начальника Кирсановской уездной милиции.
В бытность на посту начальником милиции он с известными эсерами Баженовым, Михневичем и пр. уже вели подготовительную работу, отбирая оружие у проходивших через станцию Кирсанов чехословацких войск и отправляя его в села Рамзу, Чернавку и озеро Ильмень.
Начальниками районных милиций он назначил своих сторонников, как, например, бывших офицеров Лощинина, Заева и др., при помощи которых он зарывал в землю огнестрельное оружие.
В то время в г.Кирсанове создавался Первый социалистический Кирсановский полк из добровольцев, командиром которого был друг Антонова эсер Михневич, также способствующий ему в хранении в разных местах огнестрельного оружия.
В Кирсанове тогда создавалось двоевластие, состав уездного Совета состоял из большей половины эсеров, в создаваемый социалистический полк проникали контрреволюционные элементы, однако же преобладающим большинством полк был составлен из чисто пролетарских добровольческих масс.
И вот в одно время социалистический полк под руководством большевика Авербаха выслал своих представителей в уездный совет с предложением произвести чистку этого Совета, тогда получилась борьба: Антонов, Баженов, Заев, Будкевич, Булатов и др. начали создавать кирсановское самоуправление, но под натиском большевистских сил им это не удалось.
Перевыборы уездного съезда состоялись, председателем был избран большевик Агейкин.
Видя окончательно провал эсеровской власти, Антонов усилил подпольную подготовительную работу вместе с Заевым. и др., по целым неделям разъезжал по уезду, пьянствовал, творил другие безобразия с Заевым, Лощининым и др. в имении быв. Матвеева Трескинской волости, там же и частенько был теперь бандит Ишин, как председатель волостного земства Курдюковской волости.
Когда в Кирсанове окончательно начинает закрепляться Советская власть, созданная чрезвычайная комиссия арестовала и расстреляла Заева и Лощинина, в это время Шурка Антонов находился в разрешенном ему отделом управления месячном отпуске, услышав, что Заев и Лощинин расстреляны, он скрылся и с тех пор в Кирсанов не являлся, это было в апреле месяце 1918 г.
Скрывшись, он уже продолжал ранее начатое им дело, в основу своей организации он завербовал уголовных преступников, после же, когда началось дезертирство, он собирал к себе под крыло дезертиров; постоянное его местопребывание район: Рамза, Паревка, Калугино, Каравайня и Трескино, где он всегда находил себе покровителей [из] деревенских кулаков.
В сентябре 1918 г. им с участием других эсеров было поднято кулацкое восстание в селах Рудовка, Васильевка и Никольское, которое было вскоре ликвидировано коммунистическими ячейками без участия войсковых частей.
С этого времени он собрал большое количество дезертиров от 100 до 150 человек, в конце 1918 г. его шурином Шуркой Боголюбским, теперь арестованным, братом Митькой, Давыдовым, Германом Стерликовым, теперь сотрудник[ом] губчека, был разграблен Золотовский волостной Совет с убийством двух-трех членов.
Летом 1919 г., когда южная часть Кирсановского уезда была переполнена дезертирами, а Антонов продолжал усиленную вербовку банд, в одно время на так называемых "Трескинских лугах" им было собрано 2000 дезертиров, устроен митинг, где выступал бандит Ишин, сам же Антонов никогда на митингах не выступает.
В августе 1919 г. он посылал своих делегатов, якобы от имени зеленых, Якимова Василия и Санталова Федора, к Деникину, это как раз в то время, когда Мамонтов наступал на Тамбов. Делегаты посылались за получением заданий. В одно время к нему прилетал аэроплан с деникинского фронта, который разбрасывал прокламации над селом Чернавка Кирсановского уезда.
В декабре 1919 г. его бандой убиты 4 продработника в селе Инжавино и разграблено райпродуправление. Тамбовские власти заговорили о нем после того, как его бандитами был убит предгубисполкома Чичканов. Сам Антонов принимает участие в казнях коммунистов.
Нужно заметить, что он за бытность начальником уездной милиции… принимал самые репрессивные меры по отношению к крестьянам, расхищающим помещичьи экономии.

Биографические справки, составленные органами ЧК
26 января 1921 г.
Биография бандита Ишина
Около 40 лет, окончил земскую школу, сын крестьянина, занимавшегося садоводством, принадлежащего к числу деревенского кулачества.
В 1905 г. состоял казначеем партии социалистов-революционеров, оставил у себя 40000 партийных денег, был приговорен в Архангельск, вскоре возвратился, начал еще более раздувать свое хозяйство путем обмана темной массы, снимая в аренду большие экономические сады и землю от 10 и до 30 десятин и проч., на чем наживал огромные барыши и эксплуатировал бедное крестьянство.
Поссорившись с отцом и братьями, ушел от него, построил себе дом против бывшего волостного управления в селе Калугино, открыл бакалейную торговлю, в то же время не бросал арендовать землю и сады.
Популярностью среди крестьянских масс в старое время не пользовался, между прочим, хороший агитатор, в особенности при современных условиях всегда может повести за собою население.
По свержении монархического строя он был арестован правыми эсерами за обман в 1905 г., но вскоре был освобожден, попасть же к власти ему не удалось, против него была вся местная интеллигенция, однако же путем критики других и т.п. ему удалось попасть председателем волостного земства Курдюковской волости, в то время Антонов был начальником уездной милиции, с которым он, Ишин, работал в тесном контакте и всегда был рекомендуемый Антоновым.
При демобилизации старой армии и прибытии с фронта большевиков он был отстранен от занимаемой должности. Прибыв домой в село Калугино, он также стремился критиковать членов правления Общества потребителей, при помощи чего ему удалось вступить в должность председателя правления, как бывшему коммерсанту. Здесь он начал доставлять старый, спрятанный свой товар, чем пользовался у населения популярностью, как опытный работник.
В 1918 г. при организации в селе Калугино коммунистической партии последняя не раз его арестовывала за его темные проделки и контрреволюционные агитации, но всегда из уезда отпускался председателем Кирсановской учека Бодровым. Пользуясь этим, Ишин всегда и везде вел антисоветскую агитацию, но аресты его местной ячейкой для него ничего не представляли, так как он прекрасно знал, что его освободят уездные власти.
Служа в должности председателя правления Общества потребителей, скрывался под видом командировок по 2 - 3 недели, а тем временем активно участвовал в работе с Антоновым.
Участвовал в Никольском, Васильевском и Рудовском восстании в 1918 г.
По возвращении он был ячейкой арестован и под конвоем двух коммунистов отправлен в г. Кирсанов. При ночлеге в одной из деревень по пути следования он бежал в декабре 1919 г. и, присоединившись к банде Антонова, начал творить свое грязное дело. По предположениям, все время скрывался у местных кулаков в деревне Ново-Калугино и Курдюках.
Вообще он, Ишин, не причисляет себя ни к какой партии.
Бандит Токмаков
Крестьянин села Иноковки Кирсановского уезда… с 15 лет не проживал дома, где жил - неизвестно. Служил в старой армии, вернулся при демобилизации домой, был назначен в половине 1918 г. Антоновым Трескинским волостным милиционером...
Служа на должности милиционера, всячески способствовал Антонову в подпольной работе и в свою очередь вербовал уголовных преступников, частенько кутил в теплой компании Антонова, Заева, Лощинина, Баженова и др...
Местные крестьяне села Иноковки отзываются о нем, как о хорошем разбойнике.
Бандит "Герман" (кличка)
Сын крестьянина села Рамзы, той же волости, Кирсановского уезда, степень зажиточности - кулак, террорист. Имя его Максим, фамилия Юрин… хороший вор, крестьяне села смотрят на него как на хулигана... Попал в банду как дезертир.
Бандит Петька Давыдов
Села Чернавка Кирсановского уезда, крестьянин, степень зажиточности - неизвестна, хорошо развит политически, именует себя правым эсером, террорист.

Протокол допроса Ягодкина Г.И., произведенного уполномоченным по политическим партиям политбюро Кирсановской уездной милиции
19 мая 1921 г.
Я, Ягодкин Гаврил Иванович, происходящий из крестьян Кирсановского уезда, начал свою политическую деятельность с 1896 года, работал подпольно как с.-р. В 1906 г. я познакомился с Шуркой Антоновым, который также состоял в нашей подпольной организации и с Фрумкиным, Бельманом, Ивлевой Марией, Барухман. По поручению местной организации я, Ягодкин, и Шурка Антонов совершили экспроприацию [на] ст. Инжавино, после чего скрылись... По приезду в Кирсанов я встретил новых друзей из Киева… с которыми тоже участвовал в экспроприациях на артельщика... Мне же пришлось отстреливаться около 6 часов, по исходу патронов был захвачен полицией и направлен в Тамбов, где и встретил Шурку Антонова и Киселева в тюрьме. Меня с Антоновым обвинили в ограблении ст. Инжавино, за что были оба приговорены к смертной казни через повешение. Второй раз судился, сидя в тюрьме за экспроприацию с т. Киселевым. Смертная казнь нам, т.е. мне и Антонову, была заменена бессрочной каторгой, и второй раз Временный военный суд в Тамбове присовокупил второе дело, и опять я получил бессрочную каторгу... 4 марта [1917 г.] был амнистирован с Владимирской каторжной тюрьмы. И так же Антонов.

Протокол допроса бывшего партизана Г.К. Вихляева, проведенного особым отделом войск ВЧК
17 июня 1921 г.
Находившись на службе в Красной Армии… имел разрешение заехать домой. Прибыл домой я 5 марта 1921 г. и находился дома. В скором времени моего приезда домой ко мне пришло пять человек бандитов с нашего села: 1) Петр Иванович Сторожев, 2) Иван Ефимович Попов, 3) Михаил Романович Ломонов, 4) Петр Алексеевич Рогунов, 5) Семен Иванович Татаринов - вышеуказанные лица села Грязнухи Вышелазовской волости, которые, проверив мои документы, их тут же изорвали, а сами ушли. В мае месяце с.г. ко мне опять пришли указанные лица, которые взяли меня насильственным путем к себе в банду, штаб которой находился в селе Грязнухи. В штабе мне выдали лошадь без седла и зачислили меня в эскадрон 5-го Пановского полка... Главный организатор 5-го полка был Петр Иванович Сторожев, который проводил митинги, наказывал партизан. Мне было известно, что в селе Каменка находится губернский комитет бандитов под руководством какого-то Батько, комендант[ом] полка был Елизар Яковлевич Лосев, из деревни Львово той же волости, который рубил пленных.




Материалы об антоновщине. Часть XI

Взято отсюда.

Из доклада особого отделения 1-го боеучастка о политическом и экономическом положении Кирсановского уезда в августе 1921 г.
…в начале августа во всех волостях были организованы волостные и сельские ревкомы. Правда, работу ревкомов нельзя назвать удовлетворительной, так как [был] недостаток [в] опытных работниках и, вообще, чувствовался недостаток во всех отношениях в работе местных партийных и советских организаций, но все же благодаря тому, что к началу ареста бандитизм на участке представлял лишь отдельные незначительные группы бандитов, особотделению представилась возможность расширить работу во всех направлениях. Проведение в жизнь приказов № 130 и о 171, а также ликвидации постепенно оставшихся групп бандитов произвели резкий перелом в психологии крестьянской массы, которая в своем громадном большинстве, до 90%, определенно стала на стороне Советвласти; в волостях, ранее зараженных бандитизмом, само крестьянство повело борьбу с бандами, организуя охрану селений и добровольные дружины по борьбе с бандитизмом. Бандитские организации СТК потеряли всякий авторитет среди крестьянства и превратились лишь в организацию скрытого шпионажа. Улучшение продовольственного положения воинских частей сократило мародерство, а помощь красноармейцев, оказываемая крестьянству в хозяйственном и культурном отношении, окончательно закрепила настроение крестьянства, и к 20 августу в 22 волостях были организованы волсоветы и созвана одна уездная конференция беспартийных крестьян. К концу августа ненормальности в настроении крестьянства: можно отметить некоторую натянутость в южной части Кирсановского уезда, эта натянутость обусловливается неурожаем и осложнением продналога, каковой крестьянство вряд ли будет в состоянии выплатить, местными продорганами и возбуждено ходатайство перед губцентрами и есть возможность предполагать, что натянутость в настроении крестьянства будет изжита в течение августа месяца. Целым рядом удачных операций были ликвидированы оставшиеся более значительные группы бандитов, и к настоящему времени бандиты в районе 1-го боеучастка представляют из себя жалкие остатки бандитских групп в общей сложности не более 50-100 человек, ничего не проявляющих, за исключением мелких ночных грабежей с целью добычи продовольствия. Меры, принимаемые особотделением, на основании распоряжения вышестоящих органов по отношению к добровольно явившимся бандитам; добровольная явка, вплоть до отдельных организаторов и командиров частей банд, одна проведенная операция особотделением в Царевском районе дала более ста человек явившихся с оружием в руках бандитов. По имеющимся данным, добровольная явка бандитов сильно разлагает оставшиеся группы.

[Читать далее]Из доклада уполномоченного Борисоглебского политбюро о политическом и экономическом положении уезда в августе 1921 г.
Политическое состояние и положение уезда к данному моменту высвечено вполне, за исключением районов: Уваровского, Мучкапского, Больше-Алабуховского, где еще продолжается оперирование бандитов... Вообще деятельность за данный период заключалась исключительно в грабеже населения... С целью самозащиты от таковых в селах… организованы отряды самообороны, отражающие налеты бандитов, число этих отрядов достигает крупной цифры, так, например, отряд самообороны в селе Шапкине достигает около 700 [человек]. К недостаткам организованной в уезде Соввласти можно причислить, что персональный состав сельревкомов и некоторых волревкомов не соответствуют своему назначению. Для оздоровления работы высылался ряд работников из города, кроме того, среди крестьянства мелких деревень боязнь бандитов заставляет крестьян неохотно занимать советские должности. …прохождение продналога идет не совсем удовлетворительно, что объясняется следующими причинами: во-первых, предварительная работа по распределению налога по волостям была замедлена по причине бандитизма, затем недостаток предварительной агитации и слабость агентурного продаппарата вообще. Отношение крестьян к авансу продналога хорошее, всему же размеру общее мнение, что он слишком велик, и основательность этого мнения подкрепляется еще упавшим видом на урожай ярового. Отношение крестьян к Коммунистической партии по-прежнему несколько недоверчивое. Политическое положение города спокойное, настроение рабочих как жел. дор[оги], так и других определенно за Соввласть. Недовольство имеется только на продовольственной почве, пайка рабочим за неимением ресурсов совершенно не давалось. Отчисление заседанием уисполкма 600 пудов муки почти целиком пошли детскому питанию, так что последнее постановлено сносно, открыта детская больница и предполагается открытие диетической столовой для больных детей, тормозом к открытию является недостаток необходимых продуктов... Наблюдается оторванность рабочих от партийных интересов, но враждебности нет. Граждане в городе спокойны, к Соввласти сочувственны, к бандитизму отрицательны, к компартии - безразличны. Деморализующе действуют на население города некоторые красноармейцы-одиночки, которые на почве недостатка продуктов вынуждены брать овощи с огородов граждан. На этом положении был основан пущенный одно время слух о том, что граждане должны убрать свои огороды, ибо им грозит опасность от идущих в Борисоглебск частей. Слух был принят на веру и все начали убирать недозрелый овощ, что удалось приостановить только быстро принятым мерам. Отношение граждан к компартии безразличное... Работа комиссий по оказанию помощи голодающим заключается в проведении агиткампаний и сборе пожертвований. На заседании коммунистов было собрано в пользу голодающих около 2 фунтов золота. Вольный рынок процветает, найти можно что угодно. Цена муки - 110000 пуд, соль - 40000 тысяч пуд, мясо - 3000 тысячи фунт. Состояние желдорузла - в техническом отношении линия Борисоглебск Жердевка закрыта. Курсируют только броне- и ремонтные поезда. …случаев саботажа не было. Эпидемия прекратилась, вновь начинает работать Борисоглебский консервный завод, и за неимением материала стал маслобойный.

Из выступления секретаря губкома РКП(б) и члена губисполкома Б.А. Васильева на VIII губернском съезде Советов о ходе борьбы с повстанческим движением на территории губернии
2 декабря 1921 г.
Тамбовское восстание было более или менее определенно эсеровским примерно до начала 1921 г., и по существу во время 7-го съезда Советов оно уже не было эсеровским. Декабрьским натиском на эсеров были разгромлены два областных комитета эсеров и эсеры были распущены, за исключением нескольких отдельных лиц. Когда они начали искать ходы и выходы, чтобы организоваться и повести последний наскок на Советскую власть, здесь намечаются новые комбинации, начинают выявляться тип кадетско-монархического свойства. Работу они начинают вести тонко и осторожно, через посредство личных знакомств организуют связь с эсеро-бандитскими бандами, оставшимися в губернии. И не называя себя, они держат себя так, как будто являются представителями Центрального Комитета партии эсеров.
Конкретная фигура, относительно которой имеются все документы в распоряжении ГЧК, это фигура бывшего тамбовского помещика и адвоката, официального тамбовского спекулянта лошадьми Федорова, он же тамбовский домовладелец. Этот тип в продолжение долгого времени вместе с другими гражданами кадетского свойства вел весьма искусно кампанию по связи бандитских шаек с Тамбовом и через Тамбов с Москвой, с типичным кадетским Центром, непосредственно со знаменитым Кишкиным, членом ЦК кадетской партии, который тоже является тамбовским помещиком, видным работником комитета помощи голодающим. Федоров, человек в высшей степени тонкий и искусный, и в то время как ГЧК направляла внимание на эсеровскую связь и старалась по оставшимся эсерам найти корень восстания, Федоров по кадетско-монархической связи вел дело в другом направлении, он через спеца, бывшего помещика, организовал связь с работниками упродкома, где получал материал относительно количества едоков, передвижении армии и т.д., через других спецов получал сведения относительно движения вооружения, направления борьбы, через других местных спецов добывал другие сведения и их в секретном порядке с дьявольской кадетской хитростью пересылал непосредственно в деревни, в бандитские шайки. Таким образом, нелегально Федоров оказался членом знаменитой девятки совета повстанческой тамбовской армии и фактически заправилой всего этого совета, потому что весь совет, который находился в деревне с Антоновым и другими, ориентировался целиком по тем директивам, которые подавал Федоров...
Этот тип через другого типа, некоего Дмитриева, имел связь с жел,дор. чинами и администраторами. Дмитриев тоже был членом кадетской партии, человек квалифицированный по части юридических норм и т.д., занимался спуском под откос продовольственных и других ценностей. Материалы, захваченные ГЧК, свидетельствуют определенно о планах, которые разрабатывались известными деятелями Тамбова о том, чтобы произвести блокаду для взрыва жел. дороги и другой связи, обещалась помощь из-за границы, и в этом направлении энергично работал этот знаменитый Всероссийский комитет помощи голодающим с Кишкиным во главе, который пытался сделать из этого комитета боевую организацию по ликвидации Советской власти здесь. Нам удалось зацепить этого Федорова и захватить у него документы и по ним добраться до Кишкина. Комитеты воспользовались, таким образом, известным настроением недовольства среди крестьян, чтобы под лозунгом СТК и эсеровской программы повести крестьянство по пути восстановления старого буржуазного режима. Когда начальник связи Главного оперативного штаба армии пришел сюда к Федорову, тот, полагая, что имеет перед собой доверенного человека, пустился с ним в откровения об учреждении директории и т.д. Тот был человек, искренне преданный СТК и эсеровским идеям и намотал себе на ус и начал вдумываться в это, вдумываться в советские воззвания, которые распространялись в большом количестве, и в конце концов пришел в ГЧК и рассказал обо всем.
В нашем распоряжении имеется ряд документов насчет совещания, которые имели эти деятели СТК в Рассказове, где принимал участие в работах один бывший полковник старой армии. Они обсуждали любопытный вопрос о лозунгах восстания. Некоторые лица выдвигали, ввиду того что теперь нельзя выдвигать лозунг Учредительного собрания, за ним никто не пойдет, выдвигали такой лозунг: "За веру и народ!" И против этого лозунга, что любопытно, возражал этот полковник, который говорил, что, если будете выдвигать сейчас такие лозунги, вас примут за монархистов, а монархистов народ не любит. Нужно выдвигать что-нибудь народное, что-нибудь насчет земли и свободы. А другими лозунгами вы Советскую власть не возьмете. Это обстоятельство вносит новый свет в историю эсеро-бандитского движения. Оно принесло нам громадную пользу. Когда мы ловили крупных эсеровских деятелей, мы им прямо показывали эти документы, они им верить не хотели и мы сводили лицом к лицу. Когда привезли документы Кишкина с комбинацией учредить вселенский собор и т.д., тут у последнего из эсеро-бандитского лагеря опустились руки.
С другой стороны, новый курс экономической политики был эсеро-бандитам очень сильным [ударом]. У нас есть протокол СТК, где говорится о том, стоит ли продолжать борьбу, и говорится, что не стоит, потому что большевики выносят предложения, которые идут дальше программы СТК. Нужно поддержать большевиков, чтобы предложения их 10-го съезда были проведены в жизнь. И тут-таки кадетские заправилы и коренные эсеры, как Плужников, говорили, что вся эта новая экономическая политика - одно вранье, чтобы потом лучше сесть на вашу шею. Но история шла своим чередом, и крестьяне увидели, что новая экономическая политика является делом, а не словом. И члены президиума - губ- и укомитетов, даже такие крупные работники, приходили к нам и, действуя от имени Советской власти, окончательно разлагали эсеро-бандитские шайки.
Фактическое положение можно характеризовать так. Эсеро-бандитизм нигде не пользуется уважением и доверием. Крестьянство в своей массе отшатнулось от этого движения. Небольшие бандитские части остались в южной части Борисоглебского уезда и прилегающей части Воронежской губернии. Эти шайки представляют собой типичные уголовные шайки, никакой программы СТК там нет, они занимаются исключительно грабежом, чтобы поддержать свое существование. Состав их был преимущественно бывшие уголовные преступники, которые не хотят заниматься трудом. Таким образом, можно сказать, что в какой мере эсеробандитизм, [о котором говорилось] на 7-м съезде Советов, был опасен для Советской власти, в такой мере он теперь никакой опасности на территории Тамбовской губ. не представляет.
Товарищи знают, как трудно было бороться, знают, что приходилось преодолевать чудовищное сопротивление крестьян, и, чтобы восстановить советский аппарат, приходилось прибегать к суровым репрессиям. Но вследствие разных побочных причин, родственных связей и т.д. пришлось понести массу жертв. Многие, воспользовавшись тем, что идет такая борьба с явным перевесом в сторону Советской власти, стали сводить личные счеты и заявлять на отдельных граждан, обвиняя их в бандитизме, подставляя ложных свидетелей, а оказалось, что он совершенно не бандит. Были случаи, когда честные крестьяне платились жизнью из-за обвинений в бандитизме, потому что обстоятельства требовали срочной ликвидации бандитов. Когда мы будем подытоживать количество человеческих жертв, легших на полях битв, мы зарегистрируем громадное количество жертв совершенно напрасных. Можно сказать, что больше половины - жертв напрасных. В отдельных случаях, когда вдумываешься во все это, становится невыразимо больно, когда видишь, что темнота нашего крестьянства в деревне может привести к таким страшным, кровавым результатам. Когда бы не было этой темноты, крестьянство вышло бы с честью из этих хитросплетений кадетов и эсеров, и мы сумели бы изжить все недоразумения и перейти к мирному строительству. Все это как страшный кошмар. Нужно, чтобы оно не повторилось.
Все данные свидетельствуют, что нет оснований ожидать, чтобы восстание опять где бы то ни было возникло. Приняты надлежащие меры, чтобы впредь крестьянство не разуверилось в надеждах на новую экономическую политику и Советскую власть, которая ее строит, не разуверилась в своих избранниках, которые посланы на съезд Советов, которые, творя новую экономическую политику, сумеют перестроить советские органы таким образом, чтобы крестьянский люд нашел всегда в них товарищеское сочувствие, товарищеский совет, поддержку по мере возможности, откуда бы он вынес необходимое подкрепление для борьбы с разрухой и голодом, которые являются нашими злейшими врагами.


Материалы об антоновщине. Часть X

Взято отсюда.

Доклад Главкома С.С. Каменева председателю Совета труда и обороны о ходе борьбы с повстанчеством в Тамбовской губернии
16 июля 1921 г.
…Антонов, после двух последовательных боев с нашими автомобилями и подоспевшей конницей, понес большое поражение к западу от Чембара и, разбившись на мелкие шайки, бандиты в панике бросились на юг в район Кирсанова, где в лесах продолжали уничтожаться нашими войсками и вылавливаться.
[Читать далее]Поражение было нанесено настолько сильное, что в дальнейшем весь отряд Антонова распался по отдельным полкам, а сам Антонов с небольшой кучкой бандитов бросился к другой банде - Богуславского, находившейся к юго-западу от жел. дороги Тамбов - Балашов. В последующие недели происходило вылавливание распылившихся бандитов и добровольная их явка, причем в числе добровольно явившихся был даже бывший командир Особого полка Антонова Сапфиров. Находившиеся в районе Инжавино и южнее остатки 9-го полка Антонова под командой Аверьянова также были разбиты нашими войсками и бросились в район ст. Романовка на соединение с бандой Ворожищева, где совместно обе банды были уничтожены нашими частями.
По ликвидации главного ядра Антонова наша конница и автомобильные отряды под командой т. Уборевича были брошены против банды Богуславского... Настигнув при переправе через р. Хопер к северу от Новохоперска банду, автомобили причинили ей большие потери огнем своих пулеметов, а затем 20 июня в 20-ти верстах сев.-зап. Урюпинской окончательно уничтожили банду.
Также успешно была проведена операция и против банд Карася в районе ст. Кариан-Строганово (35 вер. к югу от Тамбова), причем банды в панике рассеялись, понеся значительные потери, а сам Карась с бандой 250 конных бросился в Козловский уезд, где был вновь разбит к северу от Козлова.
В Моршанском уезде банды, руководимые Селянским, под ударами наших частей также рассеялись, причем сам Селянский был убит.
Разгром ядра Антонова сразу сказался на ликвидации восстания - началась добровольная явка дезертиров и бандитов, причем первые прибывали в значительном числе в уездные учетные комиссии.
В настроении крестьянства произошел безусловный перелом в сторону признания Советской власти, причем в наиболее бандитском Инжавинском районе крестьяне стали оказывать содействие нашим частям, указывая скрывающиеся банды.
В конце июня Тамбовский губернский комитет Союза трудового крестьянства в с. Каменке в числе 17 человек был окончательно ликвидирован; кроме того, много организаторов, а также и бандитских главарей оказалось в наших руках. К половине июля все главные банды Антонова разгромлены, и на территории губернии насчитывается от 1300 до 1500 организованных бандитов, которым за последние дни также нанесены потери...
В общем, необходимо отметить, что со вступлением в командование войсками Тамбовской губ. т. Тухачевского принятые им приемы борьбы с бандитизмом оказались вполне целесообразными...

Протокол заседания Комиссии по борьбе с бандитизмом при РВСР об отмене приказа № 171
19 июля 1921 г.
Приказ № 171, устанавливавший применение суровых мер расправы над мятежниками, был вызван исключительными условиями и преступно-предательской деятельностью анархо-эсеро-бандитских элементов, сосредоточивших в пределах Тамбовской губернии свои главные силы.
Приказ имел целью прежде всего показать большинству крестьянства всю серьезность обстановки, создаваемой указанными элементами, и решимость Советской власти беспощадно карать такого рода элементы, подрывающие обороноспособность Республики и в конец расстраивающие ее хозяйственную жизнь. Вместе с тем Советская власть имела своей целью приостановить те зверские истязания, которые учинялись бандитами над беззащитными нередко рабочими и крестьянами, верными Советской власти.
Ныне, когда бандитские шайки, после того как они оказались изолированными от населения, разбиты и фактически ликвидированы, представляется возможным отменить приказ, вызванный указанными выше исключительными обстоятельствами.

Секретные циркуляры Полномочной комиссии ВЦИК уездным политкомиссиям о порядке проведения приказов № 171 и 234
20 июля 1921 г.
1. Впредь с особенною осторожностью относиться к аресту в качестве заложников нетрудоспособных, особенно беременных женщин и матерей с малолетними детьми, указанных женщин и детей впредь по возможности на время высылки оставлять под ответственностью населения дома, объявляя, что, если в двухнедельный срок бандиты, за которых они взяты, не явятся, они будут высланы, а имущество конфисковано.
2. Принять все меры к разгрузке лагерей от нетрудоспособных элементов, в первую голову от детей.
Оба эти мероприятия, согласно указаниям с [его] циркуляра, проводить с
большою осторожностью. В частности, по отношению к разгрузке лагерей Полком предлагает:
1. Пользоваться применением прощения семьям тех бандитов, которые проявят выдающиеся заслуги по ликвидации бандитизма, вплоть до отпуска заложников целого села, если это село выполнит задачу по выловке какого-нибудь выдающегося бандита и т.п.
2. Сдавать детей в детские дома, для чего через советский аппарат усилить работу по расширению сети детских домов, обращая внимание, чтобы детские дома были оборудованы не только с хозяйственной стороны, но и со стороны воспитательной.
3. Не отпускать тех из заложников, против которых высказывается селение, из которого он взят.
4. Не освобождать семейств расстрелянных бандитов, имущество которых конфисковано.

Распоряжение Тамбовской уполиткомиссии председателю Пригородно-Слободского волревкома о запрете ареста в качестве заложников детей, беременных женщин и женщин с малолетними детьми
20 июля 1921 г.
По распоряжению предуполиткомиссии ревкомам категорически приказывается не арестовывать детей, беременных женщин, женщин с малолетними детьми в качестве заложников за бандитов. За неисполнение настоящего распоряжения председатели ревкомов будут привлекаться к строгой ответственности.

Из протокола общего собрания граждан д. Николаевки Куньевской волости Тамбовского уезда об отношении к семьям повстанцев
27 июля 1921 г.
Семью бандита Василия Корнеева, состоящую из 15 человек, исключить из общества и передать революционной власти как совершенно не нужную нам, причем, чтобы семью эту никогда не возвращать в наше общество, а также никогда не доставлять возврат в нашу деревню их потомков. Восставшим против нашей власти, пролившим крестьянскую кровь не должно быть пощады, и их семьям, воспитывающим отмстителей за бандитов, нет места меж нами.
Укрывавшую в специальном секретном подвале всяких гадов семью Степана Ефимова подвергнуть той же участи.

Протокол общего собрания граждан Куньевской волости Тамбовского уезда об организации добровольной дружины для защиты Советской власти
28 июля 1921 г.
Мы, гр[ажда]не Куньевской волости Тамбовского уезда, вступившие в добровольную дружину, обещаемся, [что] будем защищать Совет. власть до последней капли крови от разных нашествий грабительских шаек бандитов и выводить весь вредный элемент для Советской республики и трудового народа. Главарям же разбойничьих и грабительских шаек, как Антонова и тому подобным объявляем беспощадную борьбу вплоть до окончательной ликвидации банды, которую мы надеемся довести с успехом до конца. А кровожадного Антонова мы задушим своими мозолистыми руками.
Да здравствует Советская Власть!
Да здравствуют вожди революции Ленин и Троцкий, да здравствует трудовая добровольная дружина.

Из протокола заседания Тамбовской уполиткомиссии о составе и численности заключенных в концлагере и мерах по его разгрузке
28 июля 1921 г.
Слушали: ...1. На сегодняшнее число в концлагере состоит 3657 заключенных. По категориям они распределяются следующим образом: бандитов и дезертиров - 1999, трудоспособных мужчин - 257, трудоспособных женщин - 220, нетрудоспособных мужчин - 248, нетрудоспособных женщин - 242, матерей - 241 и детей в возрасте от 1 года до 10 лет - 457.
Что касается разгрузки лагеря по 1-й категории, то таковая теперь будет идти быстрым темпом, так как число следователей доведено до 10, что же касается заложников, то уполиткомиссии необходимо принять экстренные меры для разгрузки лагеря, так как заключенные сняты с продовольствия, а телеграмма с просьбой выяснить вопрос о продовольствии до сих пор осталась без ответа.
Постановили: Освободить матерей с детьми в возрасте от 1 до 10 лет, оставляя их заложниками на месте и сообщить о них соответственным ревкомам с предложением этим последним взять их всех на учет.

Докладная записка В.А. Антонова-Овсеенко в Центральную комиссию помощи голодающим о продовольственном положении в губернии
28 июля 1921 г.
Прошлый год был в губ[ернии] голодным...
В этом году урожай выше, но он все же ниже среднего...
Губерния не сможет прокормиться собственными ресурсами и прокормить армию. Товарообмен ничего не даст.
Если мы не хотим повторения крест[ьянских] восстаний, если мы хотим возродить сел[ьское] хоз[яйство] Тамб[овской] губ[ернии], то надо:
1) признать ее на положении угрожаемой по голоду и забронировать от всяких вывозов как зерна, так и семян (не применять к ней приказа о передаче 1/2 сем[енной] ссуды в Самар[скую] губ[ернию]);
2) взять армию, распол[оженную] в ней на прокорм центра;
3) то же и для ж.д. рабочих;
4) рабочих зачислить в группу раб[очих] 10-и голодающих губерний (дать кое-что из 40 м[лн] фонда и т.д.).
Надо также принять во внимание изнуренность конского состава губ[ернии] (бандитская гонка лошадей и т.д.) и забронировать губ[ернию] от вывоза лошадей.

Из протокола заседания Кирсановской уездной чрезвычайной комиссии по борьбе с холерой о положении детей в концлагере
30 июля 1921 г.
Слушали: Доклад врача Берлина о положении в концентрационном лагере, в частности, 2-го заразного барака.
Постановили: Ввиду того, что положение с детьми создается крайне катастрофическое, признать самой радикальной мерой удаление детей из уезда. На месте же принять неотложные меры борьбы, увеличив санитарный надзор и медицинский персонал, а также открыть баню, дезинфекционную камеру.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК об освобождении под подписку добровольно явившихся бандитов
1 августа 1921 г.
Опыт 3-го боеучастка по отпуску незлостного бандитского элемента из числа добровольно явившихся с оружием в руках показал большую агитационную важность этой меры и дал хорошие результаты, выразившиеся в значительном увеличении добровольной явки бандитов.
Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:
1. Отпустить по домам под подписку наименее виновных из числа бандитов, добровольно явившихся с оружием.
2. Особому отделу и органам, ему подчиненным, взять на учет отпускаемых бандитов и организовать за ними особое наблюдение на местах.
3. Пред[заседателю] уполиткомиссией проследить за результатами этого мероприятия и донести.

Из отчета губкома РКП(б) на XII губпартконференции о борьбе с повстанческим движением
8 августа 1921 г.
Бороться приходилось не с регулярными белогвардейскими частями по правилам воинского искусства, а с нерегулярными повстанческими группами, опирающимися на сочувствие почти всей массы крестьянского населения и имеющими великолепную, широко разветвленную конспиративную организацию с многочисленными шпионами - осведомителями буквально в каждом военном и гражданском учреждении...
Предпринимаемые меры борьбы и в области политической, и в области чисто военной, и, в особенности, в области чекистской были явно недостаточны. Охватить оккупационным кольцом зараженную проказой территорию было невозможно, ввиду ее величины. Захватить без оккупации прячущихся по своим трущобам чисто военными средствами было немыслимо. Политическая агитация, которой пытались ударить растущее эсеро-бандитское движение, отскакивала от этого факта, как вода от камня. Крестьянство не верило мимолетно наезжающим красным агитаторам, больше верило как непререкаемому, бьющему в глаза факту неуязвимости эсеро-бандитизма, что эсеробандиты неуловимы для карательных органов Советской власти, фактически на месте являются большей силой, чем Советская власть. В последнем крестьянство особенно убеждало то, что эсеробандитские главари были великолепно осведомлены обо всех шагах Советской власти, что они имели в Тамбове хорошие связи. С другой стороны, эсеробандитское движение было обставлено с большой помпой, что производило большое впечатление на примитивное мышление крестьян, таинственный губком, главный оперативный штаб, представитель ЦК и т.д.
Всю эту комбинацию подорвать в корне можно было только чекистскими средствами... Результаты сказались очень быстро: удалось порвать связь бандитских шаек, открыть притоны главарей, причем часть главарей переарестовать, - все движение пришло в расстройство. Комбинированные удары докончили дело этой дезорганизации. Беспощадное чекистское выкорчевывание бандитских элементов из селений докончило уничтожение живых сил эсеро-бандитизма. Характерно, что по мере развития успехов в деле уничтожения живых сил эсеро-бандитизма уменьшилась и идейная сопротивляемость крестьянской среды, крестьянство становилось советским, в нем окреп глубокий внутренний протест против эсеро-бандитизма. В этих условиях политическая работа пошла сама собой, крестьянство наперебой пошло на собеседования, начало с жадностью слушать сообщения о новом курсе экономической политики, о натурналоге, кооперации и т.д.
Особенно удачно пошла работа по уничтожению эсеро-бандитизма после того, как удалось через органы ЧК раскрыть, что в числе так называемых центральных руководителей "антоновщины" находились люди явно кадетско-анархического направления, которым были явно совершенно чужды все нужды крестьянства. Этих разоблачений не выдержали даже некоторые из главарей, которые раскаялись в своих заблуждениях и перешли на сторону Советской власти.
Первое время сопротивление было очень сильно. Губкому приходилось буквально неотрывно сидеть над документами, изучать характер движения, существо его организации, тщательнейшим образом взвешивать опыт борьбы на отдельных участках, исправлять допущенные ошибки, обобщать на всех участках успешные опыты. Все приказы Полномочной комиссии построены из опыта борьбы, при одобрении всех ее активных участников.
С другой стороны, некоторые наши работники первое время оказывались не на высоте своего положения, недостаточно твердыми, колебались, когда требовалось применение решительных мер. Губкому все время приходилось напряженно следить за тем, что делается на каждом участке фронта и железной рукой, в отдельных случаях, прибегая к самым суровым репрессиям, добиваться усиления нажима на эсеро-бандитизм во что бы то ни стало. В общем и целом, все организации в области борьбы с эсеробандитизмом весьма успешно справились с возложенными на них задачами...
К XII губпартконференции положение с эсеробандитизмом рисуется в следующем виде: партизанских армий не существует. Все главари, за исключением Антонова и нескольких малозначительных фигур перебиты или находятся в руках органов ЧК, из последних некоторые, желая искупить вину, работают под советским стягом. Осталось несколько банд по нескольку десятков человек, плохо вооруженных, деморализованных, голодных, потерявших всякую связь друг с другом, не доверяющих друг другу.
Рядовые бандиты склонны сдаться, но их запугивает командный состав, который делает это больше из боязни за собственную шкуру. Однако с каждым днем разложение среди бандитов растет. Этому способствует и боязнь попасть в руки органов ЧК и невозможность вернуться к себе домой, а у некоторых и искреннее и глубокое разочарование в программе СТК. С другой стороны, в крестьянстве зараженных бандитизмом районов наблюдается, несомненно, резкий перелом в сторону Советской власти, уже по некоторым участкам бандитских районов можно свободно проходить, проезжать одному - без боязни попасть в руки бандитов. Советская власть восстанавливается всюду. Козловский уезд уже ставит вопрос об упразднении волревкомов и переходе к нормальным вол- и сельсоветам. Но в большинстве случаев еще работу в деревне приходится вести ревкомам, и опираясь на вооруженную силу. В Борисоглебском, Кирсановском и Тамбовском уездах уже немало районов, где частые налеты бандитских шаек крайне тормозят восстановление и налаживание советского аппарата. Против таких налетов, а также для окончательного выкорчевывания из деревни последних элементов хорошо действуют дружины крестьянской самообороны. Эти дружины последнее время быстро растут и в отдельных случаях оказывали значительные услуги командованию или органам ЧК.
В деле поимки скрывающихся по деревням бандитских главарей больше всего помогли сами местные крестьяне. И одно это свидетельствует о тех глубоких изменениях, которые последнее время произошли в сознании крестьянства. Этому, между прочим, способствовало то, что весною многие бандиты стали оседать, развертывая хищническое, кулацкое хозяйство. В Борисоглебском уезде установлено одно такое хозяйство, захватившее оружием до 400 десятин из наделов односельчан. Сейчас войска становятся оккупационными гарнизонами, и вся задача борьбы с бандитизмом сводится к вылавливанию последних остатков бандитских шаек, созданию и укреплению в деревне органов Советской власти и коммунистических ячеек. Проводимые сейчас беспартийные конференции, которые должны завершиться губернской беспартийной крестьянской конференцией, должны, по мнению губкома, закончить перелом в настроении крестьян и расчистить в деревне полностью почву для советской и партийной работы.

Письмо особого отдела Кирсановской уездной политкомиссии 1-го боеучастка в штаб армии о незаконных действиях ревкомов по отношению к добровольно явившимся повстанцам
13 августа 1921 г.
По полученным сведениям, поведение некоторых ревкомов в деле проведения кампании добровольной явки бандитов ниже всякой критики.
Ревкомы не только избивают и издеваются над добровольно явившимися, но даже расстреливают таковых, чем срывают всю политику добровольной явки и, благодаря чему за последнее время приток добровольно являющихся совершенно прекратился, что является недопустимым и даже преступным, а посему особотделение просит в самом срочном порядке проинструктировать на селе все ревкомы и поставить таковых в известность, что за самовольный расстрел, избиение бандитов, кроме лица, допустившего подобное, ответственность целиком несет председатель ревкома, которые за срыв добровольной явки будут немедленно предаваться суду РВТ.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о прекращении снабжения частей Красной Армии за счет крестьянских хозяйств
20 августа 1921 г.
Ввиду наступившего в крае успокоения, [показывающего], что крестьянское население повсеместно перешло на сторону Советской власти и само излавливает и уничтожает последние остатки эсеробандитских шаек, Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:
1. Прекратить содержание частей Красной Армии за счет крестьянского населения.
2. Частям Красной Армии довольствоваться исключительно из своих продовольственных баз.
3. В тех случаях, когда частям действующей армии не будет возможности своевременно получить необходимое продовольствие из своих продовольственных органов, им разрешается получать продовольствие через ревкомы и волисполкомы, каждый раз оставляя расписку с точным обозначением, что и в каком количестве взято.
4. Ревкомам и волисполкомам расписки красноармейских частей, получивших от них продовольствие, немедленно сдавать продинспекторам на предмет зачета в налог.
5. Революционному военному трибуналу привлекать виновных за нарушение этого приказа по законам военного времени.

Из информационной сводки губчека о положении в губернии и Тамбове с 15 по 31 августа 1921 г.
1. В связи с ликвидацией бандитизма и начавшимся установлением Соввласти путем ревкомов началась работа среди крестьян, выразившаяся главным образом в созыве беспартийных уездных и губернской конференций. Выявившееся настроение может служить мерилом того настроения, которое сейчас преобладает в массе крестьянства. Наиболее интересным, понятно, является настроение крестьян охваченных бандитизмом местностей. Необходимо указать, что таковое все больше и больше становится на стороне Соввласти: суровая расправа с бандитами, изживание самого бандитизма, изъявления классового в уголовное, потеря веры в непобедимость Антонова и его группы, добровольная явка многих "ответственных" работников Антонова в виде командиров полков, ответственных политработников и организаторов районных волостных и прочее, - все это укрепило сознание крестьянства о непобедимости Соввласти, и настроения конференции ясно подтверждают его. Но такое настроение, характерное для уездов восставших, в настоящее время вряд ли будет долго продолжаться в пределах всей губернии. Небольшие запасы продовольствия, имеющегося у крестьян, после выдачи продналогов еще больше уменьшаются, и настроение в связи с этим будет все больше и больше понижаться. Если принять во внимание слабый состав продинспектуры, часто действующей по прежним методам разверстки, то с этой стороны открываются большие возможности новых конфликтов и новых восстаний. Тем более что глубокие корни эсеровской организации в Тамбовской губернии еще не вырваны...
Настроение рабочих почти во всей губернии, ввиду тяжелого продположения, подавленное. Хотя активных выступлений и не было, но это отсутствие выступлений надо отнести не столько к их революционному сознанию, сколько главным образом к полнейшей апатии и безразличию к общественным фактам и явлениям. Падение производительности предприятий вследствие отсутствия топлива и сырья еще больше деклассирует сознание рабочих и делает их все больше и больше мещанскими. Отдельные выступления закомиссарившихся комиссаров вызывают новое недовольство, не проявляемое наружу, но бродящее внутри и прерывающееся лишь в виде отдельных замечаний.
Настроение служащих без изменения: обывательским было, таковым оно и осталось. Голод в Поволжье, вызвавший усиленную агитацию в пользу активной помощи голодающим, всколыхнул эту мещанскую массу, которая подошла к этому факту с точки зрения соединения "приятного с полезным" - начались различные вечера и балы в пользу голодающих. Ничего революционного, ничего воспитательного: мелкобуржуазная филантропия со всей ее внутренней ложью.
Что касается отношения различных групп населения к Соввласти, то настроение крестьян, частично нами обрисованное выше, показывает, что оно на стороне Соввласти. Продналог, за исключением нескольких уездов, проводит[ся] успешно, хотя не обходится и без некоторых недоразумений, объясняемых слабостью продинспектуры, неопытной в сложном вычислении взимания продналога; обсеменение полей озимыми почти всюду проходит успешно. Главным тормозом в работе посевкомов является отсутствие живого и мертвого инвентаря. Но один из фактов, часто понижающих настроение крестьян и его отношения к Соввласти, в особенности в местностях бандитских, - это нетактичное, часто граничившее с злоупотреблениями, действие ревкомов, занимающихся пьянством, взяточничеством и прочими бесчинствами.
Отношение рабочих и служащих к Соввласти доброжелательное, но в большинстве обывательное. Профессиональным движением не интересуются, к событиям государственной жизни большей частью относятся безразлично. Доброжелательность заключается в отсутствии активных организаций среди них и в том, что, несмотря на всю эту апатию, сознание о необходимости Соввласти в умах рабочих все же сильно. Отношение к РКП удовлетворительное. Перерегистрация партии несколько расшевелила массы и внесла больше доверия их к партии, в особенности, когда в уездах много из занимавших ответственные посты коммунистов было исключено из партии.
Что касается работы и состояния РКП, то таковые, нужно признать, в большинстве неудовлетворительны. Социальный состав партии, в большинстве непролетарский, накладывает отпечаток на подход членов ко всяким лозунгам и требованиям партии. Боевой вопрос партийной жизни - очистка партии - не внес большого оживления в ее ряды. Губком в это время издал постановление о сдаче коммунистами имеющегося у них золота, и большинство членов, в особенности в уездах, отнеслось к этому постановлению обывательски: неимеющие такового обрадовались, имевшие - спрятали.
2. За отчетный период забастовок не было.
3. Положение с правыми и левыми эсерами остается прежним. Уцелевшие от разгрома остатки ушли в глубокое подполье, где, соблюдая строгую конспирацию, ведут свою работу. По мере выявления их участия в бандитизме и повстанчестве немедленно арестовываются...
4. По городу Тамбову и его уездам контрреволюционных выступлений за отчетный период времени замечено не было. Со стороны верующих часто слышатся нарекания по адресу попов, которые, ввиду дороговизны и своей алчности, повышают свои ставки за исполнение духовных треб...
8. Состояние воинских частей можно признать удовлетворительным в смысле их боеспособности. Взаимоотношения между комсоставом и красноармейцами в общем вполне удовлетворительные, также и между политсоставом и красноармейцами. В особенности это заметно среди действующих полевых частей, где больше товарищеского духа. В частях же гарнизона комсостав, а также в большинстве комиссары гораздо больше обюрокрачены, и взаимоотношения там начальственные. Политработа ведется почти всюду слабо, особенно в полевых частях, представляющих наибольший контингент Тамбовской армии. Объясняется это слабостью и недостатком политработников, с одной стороны, и отсутствием руководства поарма - с другой. Продовольственное положение сравнительно удовлетворительное. Части получают боевой паек, но приварок почти всегда отсутствует. В частях же, действующих помимо этого, не всегда регулярно подвозится продовольствие. Обмундирование большею частью неудовлетворительное. Повсюду недостаток обуви и шинелей, а также нательного белья... Отсутствуют медикаменты, а в некоторых частях - медперсонал...
12. На 1-м боеучастке оперируют мелкие группы бандитов... Настроение бандитов подавленное. Добровольная явка продолжается...
Во 2-м боеучастке… бандиты… хорошо вооружены и обмундированы… постановили убивать всех добровольно явившихся бандитов, приходящих к ним с целью агитации добровольной явки. С бандитами имеют связь некоторые крестьяне в селах Ахтырке, Н-Спасское, В-Спасское и Зырнево, которые снабжают их продовольствием...
На 3-м боеучастке… добровольно с оружием и лошадьми явились: главарь шайки Шурка Кулдаш, из отряда Ворожищева политрук Степан Чернов, комендант Шапкин, начсвязи Косторкин, начразведки Глазунов, адъютант Ворожищева Григорьевский, вахмистр Журавлев и 30 бандитов отряда Кулдашина. Кроме того, убит сподвижник Ворожищева Попов и один бандит. Задержано 10 членов СТК, 3 организатора. Добровольно с оружием в руках и без оружия явилось: 7 милиционеров "вохры", 18 членов СТК, 1 организатор, 1 бандит.
На 4-м боеучастке все спокойно, лишь в Хоботовском лесу оперирует шайка до 10 человек и по участку прячутся одиночные бандиты, занимающиеся воровством. Всего на участке не больше 40 человек бандитов.
На 5-м боеучастке оперирует шайка… ограбила деревню Князево - собранный продналог. 18/VIII сделан налет на Введенское. 19/VIII ограбила дом инструктора Моршанского лесничества. 30/VIII грабила в районе Кутля...
На 6-м боеучастке оперировала к югу от Инжавино банда в 60 конных, предполагалось, остатки главного ядра Антонова, пришедшие из района Змеиного озера. Банда хорошо обмундирована и вооружена, но нехватка патрон. В районе озера Ильмень оперируют остатки Семеновского полка, до 50 человек, под командой Леденева. В настоящий момент крупных банд уже нет. Остались мелкие соединения в 5-10 человек. Добровольно явился бывший командир 4-го Низового полка Иван Алексеевич Востриков и 16 бандитов.


Материалы об антоновщине. Часть X

Взято отсюда.

Показания политработника повстанческой армии Ф.С. Подхватилина
30 июня 1921 г.
Происхождение мое из семьи бедного крестьянина, профессия - сапожник.
Служил в рядах Красной Армии с 5 июля 1919 г. по 7 февраля 1920 г. в качестве заведующего сапожной мастерской при техническом эскадроне 8-й армии. 7 февраля 1920 г. был командирован в Чикаровку. Экономические и семейные обстоятельства заставили меня остаться дома, в таком положении я пробыл до 15 ноября 1920 г. В сказанный период времени я периодически занимался культурно-просветительной работой: имел пост председателя культпросвета с. Чикаревки, во время майских и октябрьских празднеств я принимал участие в таковых, ведя агитацию за Советскую власть. После половины ноября политическое положение изменяется (в виде организации отрядов, борющихся против течения коммунистов), я не мог объективно усмотреть будущего положения, с одной стороны, я, все время преследуемый шайками за мою работу в пользу Советской власти, в конце концов не мог устоять и влился в повстанческое движение, где принимал участие в сельском комитете... Пробыв до декабря месяца в комитете, я счел нужным влиться в отряд с целью выяснения их политических задач... С момента вступления моего в отряд я увидел, что подобными действиями нельзя заслужить доверие крестьянских масс, а потому я принялся энергично бороться со всякими грабежами и насилием: по моей инициативе за грабежи были судимы и расстреляны 8 бандитов. Параллельно с этим я вел агитационную работу среди крестьянских масс в пользу программы социалистов-революционеров.
[Читать далее]В отряде я пробыл около месяца, после чего меня перевели посредством избрания в гражданское учреждение членом губернского политбюро при штабе армии. В феврале 1921 г. я был назначен губкомом политработником на Борисоглебский уезд, и в этой должности был до последнего момента моей работы. Я имел право брать нужное количество вооруженных сил для помощи в моей работе из отрядов вохр. При 1-й армии был учрежден военный суд для борьбы со всевозможными шпионами, совработниками и коммунистами... Мне известно, что у эсеров существует губчека...
Коммунисты Павлов Андрей Васильевич и Мазаев Петр Васильевич, со слов начальника бандитской милиции Бенедиктова Павла Семеновича, сами добровольно явились к нему и были препровождены в штаб партизанской армии. Впоследствии я узнал, что Павлов был убит, а Мазаев отпущен по суду.

Политическая сводка Тамбовского боеучастка о ходе операций по искоренению повстанчества
30 июня 1921 г.
Верхоценский район - 28.VI.
Конфисковано имущество одного бежавшего бандита, добровольно явилось 9 бандитов-дезертиров, расстреляна одна женщина за укрывательство бандита.
Каменский район - 29.VI.
Задержано 79 бандитов, 2 дезертира, 2 организатора, 2 секретаря селькома, 2 шпиона и взяты 2 заложницы. Кроме того, арестованы жена и сын Плужникова Григория Наумовича и представлены в Сампур списки всех участвовавших в бандитском движении по их перерегистрации по волостям... Проведен концерт-митинг.
Больше-Лазовский район - в Пановых Кустах, 29.VI.
Арестовано бандитов - 2, дезертиров - 34, добровольно явилось бандитов - 15, заложников взято из 26 семей 64 человека.
Пахотно-Угловский район - 28.VI.
В Кривополянье было арестовано все мужское население от 15 до 60 лет, но [арестованные] категорически отказались что-либо сообщать о бандитах. После расстрела 14 человек, причастных к бандитизму, был выдан один известный палач Антонова… он был тут же расстрелян. Населением было представлено награбленное имущество кооперативов и совхозов, кроме того, население обещало принять самое активное участие в ловле бандитов, скрывающихся по их сведениям в районе Кривополянья и Хмелина, которых там насчитывается до 200 человек...
Сампурский район - 30.VI.
В селе Никольское-Хитровщино был созван сход с предложением населению - выдать или назвать бандитов, закопанное оружие. На сходе присутствовало 80 человек, из которых - 38 демобилизованных красноармейцев. Дано было на размышление два часа. Ввиду безрезультатности и принимая во внимание малое количество лиц, бывших на сходе, и состав его, решили расстрелять трех человек, а именно: Сидорова Семена Ларионова - за отказ назвать себя, Денисова Андрея Мефодиевича и Урочкина Василия Михайловича, как организаторов бандитов. Кроме того, взято заложников - 50 человек, которые переданы 138-му полку.

Из политического отчета президиума Кирсановского укома РКП(б) за период с марта по июнь 1921 г.
Не ранее 1 июля 1921 г.
…за истекший период выявилось довольно много как отрицательных сторон отдельных членов партии, так и положительных. Последних, безусловно, больше. Конфликты между отдельными членами наблюдаются в очень редких случаях, которые, переходя до крупных размеров, исчерпываются на местах. Пьянство среди членов ревкомов замечено в 7 случаях, из которых пять дел за недостаточностью материалов прекращены, а товарищи переброшены в другие районы, а два дела направлены по подсудности.
В последнее время среди членов партии, работающих в уезде по изъятию бандитских семей, совместно с оперативной "пятеркой", наблюдались случаи присвоения мелочей из имущества бандитов и не было правильного коммунистического подхода к делу.
Положение уезда в настоящее время удовлетворительно. Население в большинстве на стороне Советской власти, помогает ревкомам в их борьбе с бандитизмом, участвуя в облавах на бандитов и даже вступая в открытую борьбу с ними. Идущие в настоящее время митинги по уезду о продналоге и кооперации выясняют доброжелательное отношение крестьян к продналогу. Выезжающие в уезд оркестры и концертные труппы также пользовались симпатиями со стороны крестьян. Крестьяне сильно опасаются за снятие войск из уезда и заявляют, что они последним куском хлеба будут делиться, лишь бы были войска, что, конечно, необходимо принять во внимание и не снимать войск из уезда, так как в действительности полной ликвидации банды еще не произошло и руководители ее не уничтожены.

Протокол заседания Полномочной комиссии ВЦИК по организационным вопросам борьбы с повстанчеством
1 июля 1921 г.
1. Зафиксировать: в бандах произошло отмежевание всех шкурнических элементов, в бандах остались исключительно разбойные элементы...
2. …Поручить командованию разработать инструкцию об организации крестьянских дружин.
3. Поручить т. Левину срочно выяснить, куда направлять семьи… высылку семей начать как можно скорей.
4. Конфискованное у бандитов имущество распределять только постановлениями уездкомиссии...
6. Уполиткомиссии дать распоряжение завести дела и собрать материалы по разгрому совхозов.
7. Особо важные луга убрать в ударном порядке, командованию обеспечить охрану.
8. Губисполкому поручить совместно с штабом разработать вопрос об уборке урожая специально в порядке помощи семьям красноармейцев.
9. То же по организации заготовки дров.
10. Уполиткомиссии телеграфировать приказ - обеспечить детей заложников продовольствием.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК об учете добровольно явившихся бандитов и отношении к ним
2 июля 1921 г.
Полномочной комиссией ВЦИК 20 марта сего года объявлен двухнедельник добровольной явки бандитов. Явившимся с оружием в указанный срок бандитам Полномочная комиссия гарантировала полное прощение, и они были отпущены по домам на занятия мирным трудом, некоторые же из них подверглись условному наказанию.
…бывали случаи, когда уполиткомиссия, беря заложников, конфискуя имущество и применяя прочие репрессивные меры, подвергали таковым и лиц, добровольно явившихся в объявленный двухнедельник и получивших прощение от Советской власти.
Впредь во избежание повторения подобных случаев и для внедрения в население убеждения, что Советская власть крепко держит свое слово, касаются ли те наказания упорствующих бандитов, или прощения раскаявшихся, Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:
1. Во всех населенных пунктах должны быть взяты на учет граждане, бывшие бандиты, добровольно явившиеся в назначенный для явки двухнедельник и отпущенные Советской властью по домам.
2. При учете указанных граждан необходимо строго проверить, не принимали ли указанные лица участие в бандитизме после их прощения.
3. Граждан, бывших бандитов, добровольно явившихся в объявленный Полномочной комиссией ВЦИК 20 марта сего года двухнедельник и получивших прощение, не считать бандитами, заложниками не брать, имущество их не конфисковывать.
4. К гражданам, принимавшим после их прощения участие в бандитских шайках или оказывавшим содействие бандитам, применять те же меры репрессий, как и к бандитам.

Постановление уполиткомиссии 2-го боеучастка жителям с. Хитровщины Тамбовского уезда о применении высшей меры наказания к пособникам повстанцев
6 июля 1921 г.
Объявляется всем гражданам селения Хитровщины, что несмотря на то, что одни из них принимали участие и до сих пор еще принимают в бандитском движении, другие же оказывают бандитам помощь или содействие - в том или в другом виде - сжигая мосты, нападая на отдельных красноармейцев и т.д., другими словами, самым активным образом [продолжают] бороться с Советской властью, все же Советская власть относилась к ним до сих пор снисходительно, надеясь, что граждане одумаются, возвратятся к мирному труду и сами выступят против бандитов. Надежды эти не сбылись, и Советская власть вынуждена применить к ним теперь меры строгости.
Надеясь, однако, еще раз на благоразумие граждан, Советская власть… предлагает: 1) гражданам селения Хитровщины немедленно выдать или вызвать всех известных им их же бандитов; 2) выдать хранящееся у них или скрываемое ими оружие и разграбленные вещи.
Только неисполнение этого распоряжения заставит представителя Советской власти применять к гражданам селения Хитровщины высшую меру наказания.
Одумайтесь граждане, пока не поздно.

Протокол общего собрания партизан с. 1-го и 2-го Казыванья
1. Партизан-доброволец со вступлением в ряды парт[изанской] армии[остается в ней] впредь до окончания войны.
2. Всякий ушедший самовольно из полка хотя бы на один час считается врагом партизан и к нему должны быть применены строгие меры и наказания; ушедший первый раз - 10 ударов плеткой, во второй - 25 штук, а в третий - смерть с отбором имущества.
3. Все больные только тогда отпускаются, когда медицинским осмотром персонала обнаружится их болезнь.
4. Отпуска допускаются с разрешения начальствующих лиц.
5. Неисполнение приказаний начальствующих лиц карается 10-ю ударами, 2-й раз - 25 штук, 3-й раз - смерть.
6. Все коменданты, заметившие праздношатающихся по селу партизан, немедленно должны их арестовывать, если не имеется на руках у коих отпускные свидетельства, и применить к ним меры, указанные [в пунктах] 2 и 5.
7. За неисправное несение службы и за халатное отношение к службе применяются меры наказания, указанные [в пунктах] 2-5.
8. При роспуске партизан все оружие и военное снаряжение их сдается взводным.
9. При передвижении партизанских войск или отходе на более удобные позиции панику создавать не допускается, и замеченные лица в создании паники будут подвергаться мерами наказания, указанными в [пунктах] 2 и 5.
10. Всем комендантам вменяется в обязанность строго следить за населением, чтобы никто не вступал ни в какие отношения с частями войск, проходившими по селу, как белыми, так и красными, главным же образом с красными. Лица, замеченные в нарушении сего, наказываются мерами наказания, указанными в 2 и 5 комендантом. Укрывшие лица вступивших в разговоры, в частности разговоры с войском, наказываются теми же мерами.
11. Партизаны, ушедшие самовольно из своих частей, наказываются конфискацией имущества. Примечание: добровольцами партизанами считаются лица, изъявившие добровольное согласие, [они] заносятся в партизанский отряд при организации восстания. Не допускается у партизан сохранение частной собственности, по постановлению штаба может быть произведена конфискация имущества как мера наказания, но только после постановления штаба. И чтобы не развелось мародерства под флагом партизан, требовать при отборе имущества ордер от штаба, то же следует требовать при обыске. Лица, производящие конфискацию или обыск без ордера штаба, должны быть задержаны и немедленно должны быть представляемы в штаб. Необходимый же для лошадей фураж может быть отбираем и без ордеров штаба.

Справка губчека о деятельности волостного и сельского комитетов СТК в с. Бахарево Тамбовского уезда
19 июля 1921 г.
9/VIII-21 Бахаревская охрана совместно с Понзарской напали на советский отряд, гнавший 79 человек арестованных мужиков, в результате арестованные были отбиты. 25/V-21 трижды прерывали все телефонные провода, проведенные советскими войсками от ст. Сампур до Каменки. В кустах Ивановского совхоза была отбита одна лошадь, которые приезжали за дровами. 3/II-21 Бахаревской охраной совместно с Понзарской произведен налет на красных. Результатом явилось занятие ст. Сампур и обращение красных в бегство. Взято 4 красноармейца, которые здесь же были зарублены и отбито 300 шт. патрон. В Понзарской - 3 человека убито и захвачено 7 винтовок. 11/I-21 Бахаревской охраной с наблюдательного пункта было замечено, что из Ивановского совхоза направлено 15 подвод в кусты за лесом, в силу чего охраной захвачено 8 подвод с полной упряжью, а остальные скрылись. Совместно с Понзарской охраной произведена экспедиция на села, где существовала Советская власть. В селе Сампур отобрали у коммуниста Колонова различные домашние вещи. При вторичном посещении Сампура захвачена 1 подвода, в которой находились различные вещи, седок скрылся. В деревне Митревке отобраны у коммунистов различные домашние вещи и продукты, которые были поделены между партизанами. При посещении указанных сел захвачены советские [служащие], которые частью отпущены, а частью уничтожены.

Справка губчека о деятельности губернского комитета СТК
19 июля 1921 г.
05.06.21 г. В противовес нашему приказу № 130 по изъятию заложников губкомом СТК издано следующее. Циркуляр-распоряжение № 1 к населению [и] повстанчеству Тамбовского края:
"1. Объявляется семьям коммунистов, что в случае произведения красного террора над семьями партизан и партийных работников в каких-либо селениях повстанческого края, коммунистические все семьи будут выдворены из пределов края, почему революционные комитеты на местах должны немедленно теперь же собрать личные семьи коммунистов и родственников их (отцов, матерей, братьев, сестер и детей) и объявить им, что за применение репрессивных мер [к] нашим семьям такие меры будут приняты к ним.
2. То же самое будет применено и к остальным рядовым советским служащим, оказывающим то или другое содействие власти коммунистов, о чем также объявить означенным семьям.
3. Кроме того, объявляется во всеобщее сведение всего населения, что ко всем остальным лицам, замеченным в шпионаже на сторону коммунистов, как к ним, так и к их семьям будут применены такие же меры, как и к семьям коммунистов. Предложено всем укомам принять энергичные меры к широкому распространению этого [распоряжения] среди красных. Одновременно с указанным распоряжением издан следующий приказ № 4 по повстанческому Тамбовскому краю: "Ввиду объявления власти коммунистов низверженной и перехода всей полноты власти революционным комитетам [рассылается] циркулярное распоряжение от сего числа за № 1...
Для удовлетворения нуждающихся [в] продовольствии семей, в первую очередь партизанских, революционные комитеты должны приложить максимальную энергию в приискании хлеба на местах, применяя всякие способы приискания, как, например, доходы с мельниц, добровольные сборы, принудительное обложение у имеющих запасы и проч. Поставить в известность все население повстанческого края, что в случае неисполнения этого приказа и неподчинения революционным комитетам на местах виновные понесут строжайшее наказание через революционные суды при райкомах и укомах вплоть до конфискации имущества"...
Главное же внимание обращено на протокол нашего районного собрания… по следующим вопросам: 1) о положении финансов; 2) о хищении лесных материалов; 3) о краже и конокрадстве; 4) о спекуляции и шпионаже; 5) текущие дела.
Постановлено по первому вопросу: …поручить волостным комитетам немедленно приступить к сбору добровольных пожертвований...
По второму вопросу. Запретить рубку краснолесья и разрешить рубку только чернолесья и только тем лицам, которые имеют крайнюю необходимость прокормления, разрешения на право рубки должны давать волостной комитет, который, выдавая разрешения, должен быть осмотрительнее в достоинстве нуждающегося. Везущие лес без разрешения задерживаются вместе с лошадью, лес конфискуется. Между прочим, на 3 месяца постройки всякого рода прекратить.
По третьему вопросу. Замеченный в хищении имущества и конокрадстве первый раз подвергается телесному наказанию, а во второй раз - лишению жизни.
По четвертому вопросу. 1. К железнодорожным служащим относиться благоразумно, не затрагивая их интересов, за исключением коммунистов. 2. Все лица, следующие из других сел и деревень от сельской милиции, [должны иметь пропуск], пропуск пронумеро[вы]вать, ставить в числе одну букву, которой выдано; за подделки пропусков виновные будут подвергаться телесному наказанию. За взятки должностные лица подвергаются телесному наказанию пятьдесят ударов плетью, но если только взятка будет доказана положительно, т.е. по расследованию дела. 3. Приобретший лошадь для поездки в полк должен беречь эту лошадь, а в противном случае он подвергается наказанию по усмотрению волкома".

Из доклада председателя полномочной "пятерки" на заседании Кирсановской участковой политкомиссии о карательных мерах против повстанцев
10 июля 1921 г.
Операция по очистке селений Курдюковской волости началась 27 июня с деревни Осиновки, являющейся ранее частым местом пребывания банд. Настроение крестьян к прибывшим для операции - недоверчиво выжидательное: банды не выдавали, на все задаваемые вопросы отвечали незнанием.
Было взято до 40 заложников, селение объявлено на осадном положении, оцеплено красноармейскими частями, изданы приказы, устанавливающие 2-часовой срок для выдачи бандитов и оружия с предупреждением - за невыполнение будут расстреляны заложники.
На общем собрании крестьяне, после объявления приговора и приказов, заметно стали колебаться, но не решались принять активное участие в оказании помощи по изъятию бандитов и, по-видимому, мало верили в то, что приказы о расстреле будут приводиться в исполнение. По истечении установленного срока был расстрелян 21 заложник в присутствии схода крестьян. Публичный расстрел, обставленный со всеми формальностями, в присутствии всех членов "пятерки", уполномоченных, комсостава частей и пр., произвел потрясающее впечатление на граждан.
По окончании расстрела толпа зашумела, раздавались возгласы: "Из-за них, проклятых, страдаем, выдавай кто знает!", "Довольно молчать!", и вышедшие из толпы представители попросили разрешения произвести всем сходом поиск оружия и бандитов путем обысков и облав. Разрешение было дано.
Крестьяне, разбившись на 3 группы, отправились искать оружие и ловить бандитов. 28 июня населением были доставлены 3 винтовки, вырытые из земли, и 5 бандитов, независимо от этого поиски бандитов производились оперативной частью "пятерки" (особотделом), было поймано 7 бандитов.
В целях оздоровления селения семьи расстрелянных заложников, а также укрывающихся бандитов были изъяты и высланы в концлагеря.
Расстреляно активных бандитов - 9, добровольно явилось бандитов без оружия - 14, с оружием - 6, изъято семей - 39, с общим числом членов до 180 человек.
В дальнейшем операция проводилась в с. Курдюках, где население, не дожидаясь приговора и приказов, по своему личному почину приступило к вылавливанию бандитов, причем все семьи, имеющие родственников-бандитов, являлись сами на регистрацию и указывали срок нахождения их в банде. Ввиду такого отношения крестьян расстрелов не производилось. Было взято 39 заложников из семей отсутствующих бандитов, которые отправлены в концлагерь.
Иное отношение со стороны крестьян встречено в д. Кареевке… где ввиду удобного территориального положения было удобное место для постоянного пребывания бандитов: останавливались их штабы, был мобилизационный отдел и даже за 24 часа до прибытия "пятерки" находился один из видных главарей антоновской банды, Ишин, с группой в 25 человек.
Принимая это во внимание, "пятеркой" было решено уничтожить данное селение - 2-ю Кареевку (65-70 дворов), выселив поголовно все население и конфисковав их имущество, за исключением семей красноармейцев, которые были переселены в с. Курдюки и размещены в избах, изъятых у бандитских семей.
Строго после изъятия ценных материалов - оконных рам, стекол, срубов и др. - деревня была зажжена. Во время пожара рвались целыми пачками патроны и были замечены сильные взрывы, похожие на взрывы бомб.
Подобная мера произвела громадное впечатление на весь район. Остальные селения, прилегающие к Кареевке… стали готовиться также к выселению, являлись представители с просьбой о помиловании, представителям указывалось, что их спасение - выдача бандитов и сдача последними оружия.
Результаты операции: выселено в Курдюках и Кареевке 80 семей с общим числом членов 300 человек, явилось добровольно бандитов - 150, из них 41 с оружием. Являлись целыми группами по 15 человек, явка продолжается.
Население принимает участие в охране деревень, принимает добровольно на довольствие наши части, просит оставить их возможно дольше, не выводить, окончательно отшатнулись от банды.
3 июля приступили к операции в с. Богословка. Редко где приходилось видеть столь замкнутое и сорганизованное крестьянство. При беседе с крестьянами от малого до старика, убеленного сединами, все как один по вопросу о бандитах отговаривались полным незнанием и даже с вопрошающим удивлением отвечали: "У нас нет бандитов", "Когда-то проезжали мимо, но даже хорошо не знаем, были ли то бандиты или кто другой, мы живем мирно, никого не беспокоим и никого не знаем".
Были повторены те же приемы, какие и в Осиновке, взяты заложники в количестве 58 человек. 4 июля была расстреляна первая партия в 21 человек, 5 июля - в 15 человек, изъято 60 семей бандитских до 200 человек.
В конечном результате перелом был достигнут, крестьянство бросилось ловить бандитов и отыскивать оружие. Вблизи находящегося имения, бывшего Андреевского, найден в колодце один пулемет "кольба" с небольшим повреждением, обнаружены в убежище одной из стен разрушенной постройки два активных бандита, которые, отстреливаясь (сдаваться не пожелали), застрелились сами, оказавшиеся местными руководителями бандитских шаек, один из них начальник вохры. В яме, где они помещались, найдена одна целая пулеметная лента. По сведениям, полученным от задержанных бандитов, в имении находился более 5 месяцев бандитский штаб. В одном из строений устроены бойницы, сходящиеся внутри каменные своды погреба, приспособленном для обороны. Проживавшие в имении пять семей изъяты ввиду упорного отказа дать сведения о бандитах. Появилось добровольно 11 человек, из них 4 с оружием, дезертиров без оружия - 27, сдано населением три винтовки, один обрез, 5 сабель и 8 седел.
Окончательная чистка упомянутых сел и деревень была закончена 6 июля, результаты каковой сказались не только на районе двух волостей, прилегающих к ним; явка бандитского элемента продолжается.

Из протокола заседания Полномочной комиссии ВЦИК о состоянии борьбы с повстанцами на 5-м боеучастке
10 июля 1921 г.
В Моршанске физические силы бандитов разбиты. По расчетам комвойск, в уезде остались две кучки бандитов с общей численностью в 13 человек, и те доживают свои последние дни. Их по пятам преследуют наши части, население их не пускает к себе, законстатирован ряд случаев самоубийств бандитов за последнее время. В ряде волостей население организовало дружины для самообороны от бандитов, эти дружины вооружились оружием, отнятым у бандитов, принимали активное участие в военных противобандитских операциях и по окончании их по первому предложению командования сдали ему это оружие.

Протокол заседаний Полномочной комиссии ВЦИК об урегулировании вопроса о заложниках
11 июля 1921 г.
1. Все заложники, об основательности дальнейшего задержания которых есть сомнение (заявляют, что за кого они арестованы, убит и т.п.), отправке не подлежат и их имущество не конфискуется до точного выяснении вопроса.
2. Заложников, члены семьи бандитов которых расстреляны, - освобождать; в случае, если их имущество уже конфисковано, - переслать.
3. Конфискация имущества заложников до истечения срока запрещается категорически под строжайшей ответственностью предуполкома.
4. Имущество бандитсемей, в которых есть красноармейцы, конфискации не подлежит, только арестовывается и хранится для передачи этим красноармейцам по их возвращению.
5. Уполиткомиссиям категорический приказ - детей устроить в домах, если можно - использовать для этого церкви. Секретным порядком предложить избегать брать детей.
5. Издать приказ о регистрации на местах населения и лошадей.
7. Приказ о заложниках за ж.д., мосты, телеграф отменить, вместо этого приказа издать другой, которым возложить ответственность за сохранность ж.д., мостов и телеграфа на население за персональной ответственностью теперешних заложников, которых освободить.
8. Рекомендовать уполкомам как одно из средств разложения бандитов практиковать посылку парламентеров из числа заложников к разложившимся бандитшайкам. Парламентерам можно давать директивы - бандитшайкам дается еще неделя для явки, по истечении которой заложники, от имени которых пришел парламентер, высылаются и имущество конфискуется, а самые бандиты объявляются вне закона.


Материалы об антоновщине. Часть IX

Взято отсюда.

Из доклада председателя инспекторской комиссии Политического управления о состоянии политической работы в Тамбовской губернии
13 июня 1921 г.
Последняя мобилизация коммунистов для Тамбовской губернии на борьбу с бандитизмом прошла, безусловно, неудачно. Разверстка 1600 коммунистов не выполнена, ибо прибыло всего лишь около 1200. Среди них было много слабых, больных, разутых и раздетых и незначительное количество (20 - 30 человек) квалифицированных работников губернского и армейского масштаба. Выяснилось, что большинство из мобилизованных товарищей посылались с мест на бой, но не для планомерной политработы, причем многим было обусловлено месячное пребывание в Тамбовской губернии. Ввиду этого ныне большинство мобилизованных товарищей охвачены демобилизационным настроением и тенденциями, открыто высказывая мысль о возвращении на места. Подобные явления чрезвычайно пагубно отражаются на работе и требуют немедленных мер к ликвидации всех попыток улизнуть из Тамбовской губернии с ответственной работы. Обстановка в армии и деревне требует и нуждается в новых силах, в планомерной и усиленной политической и советской работе.
[Читать далее]Высший комсостав состоял в большинстве из бывших царских офицеров, и только с прибытием нового комвойсками т. Тухачевского, которым были привезены несколько человек красных генштабистов, которые были влиты по частям, после чего чувствуется оживление. Необходимо отметить определенную тенденцию среди партийного комсостава к единовластию и единоначалию, что пагубно отражается на работе при отсутствии соответствующих комиссаров, ввиду чего выявлены некоторые факты злоупотреблений...
Успеху и развитию антоновщины и вообще бандитизма в значительной мере способствовали расхлябанность и кумовство, которыми местные тамбовские работники и ее представители отличались. Можно утверждать, что своими деяниями две трети местных работников в свое время дискредитировали Советскую власть и способствовали увеличению и процветанию бандитизма, деятельности и существованию пресловутого Союза трудового крестьянства, под фирмой которого и в лице которого вся эсеровская камарилья выполняла бандитские заказы иностранного капитала. Местные тамбовские условия требуют мер по отношению к засидевшимся советским работникам, роспуска их или, по крайней мере, замене и переброске, встряске от годовой бюрократической спячки. Учитывая условия борьбы с эсеро-бандитизмом, рассматривая мотивы и обстановку восстания, наталкиваешься на мысль о том, что антоновщина - это отражение наших собственных действий, продуктивности и плодотворности деятельности тамбовских работников, с которых и следовало бы начать чистку эсеро-бандитизма, ликвидируя идейную антоновщину прежде всего в своей собственной среде.
Вопрос снабжения является самым больным вопросом всей Тамбовской армии. В разрешении его кроется часть причин неудовлетворительного состояния политработы и понижения боеспособности и настроения некоторых частей. В отношении продовольствия дело обстоит очень плохо, части питаются почти исключительно одной чечевицей, мяса и жиров, необходимых для организма, нет. Сахар и табак или запаздывают, или вовсе отсутствуют. Плохое питание толкает красноармейцев на путь самоснабжения, поиски подсобного корма и проявляется в форме попрошайничества у крестьян и даже мародерства, что и замечалось, в особенности среди комсостава...
Ряд бандитских выступлений и кулацкие восстания на территории 5 уездов Тамбовской губернии явились результатом усиленной подготовительной работы местной эсеровской организации, в активной своей деятельности возглавляясь старым эсером, бывшим начальником Кирсановской уездной милиции Антоновым. Предварительная работа к открытому вооруженному выступлению велась задолго планомерно и продуманно и лишь 25 августа 1920 г. вылилась в форме наглого вооруженного налета значительной бандитской шайки, вихрем пронесшейся, по всей Тамбовской губернии, терроризируя и зверски умерщвляя советских работников и коммунистов, разрушая совхозы, уничтожая всех сочувствующих Советский власти и выбросив лозунг Учредительного собрания. Местные условия обстановки благоприятствовали всей подготовительной работе и способствовали развитию, так как в Тамбовской губернии почти везде и всюду, еще с февраля 1917 г., были заложены и сформированы эсеровские ячейки, частью уцелевшие и ушедшие в подполье и после Октябрьской революции явившиеся техническим аппаратом и главной идейной силой для всей предварительной работы по подготовке к вооруженному восстанию против Советской власти.
С другой стороны, местные работники - коммунисты рядом неправильных, а подчас и преступных действий сильно дискредитировали себя и Советскую власть в глазах тамбовского крестьянства, создавая, таким образом, удобную почву для эсеровской пропаганды. Противодействующей агитации почти не велось, в результате чего эсеробандиты, играя на несознательности темных крестьянских масс, пытались выступить под лозунгом "защиты крестьянских интересов" - раздувая в этом направлении свое эсеровское кадило. Пользуясь слабостью и недальновидностью местной Советской власти и благоприятными условиями, бандиты произвели ряд налетов, в результате которых за десять месяцев их деятельности, по приблизительному подсчету, ими убито около 1500 человек советских работников и коммунистов, разграблено более 50 совхозов, разграблено и разрушено около 230 коллективных хозяйств, в общем, убытки составляют около 1 млрд. рублей. Из совхозов бандитами уведено и загнано более 1200 лошадей, украдено и съедено более 700 коров, 800 свиней, около 2600 овец и много домашней птицы. Погибло более 250 000 пудов фуража и 10000 пудов хлебных продуктов, разгромлено 10 продовольственных учреждений, губернская опытная противочумная станция, сожжено и разрушено несколько железнодорожных мостов и станций...
Бандитизм в Тамбовской губернии - это опасная эпидемия, психическая болезнь, основанная на психологической уверенности темных тамбовских крестьянских масс в безнаказанности бандитских выступлений и непрочности органов Советской власти. Эта психическая болезнь, заразившая крестьянские массы, может быть ликвидирована, но требует соответствующего противодействия в виде известного рода решительных мер и репрессий, с силой и ясностью убедив темную, зараженную ядом бандитизма, крестьянскую массу в обратном, т.е. в силе и мощи рабоче-крестьянской власти. Принцип оккупационной системы или занятия военными гарнизонами по заранее выработанному плану целого ряда наиболее зараженных бандитизмом селений и последующая затем чистка, изъятие эсеробандитских элементов, арест и конфискация имущества бандитских семей, как средство воздействия на несдающихся, упорствующих бандитов, уничтожение базы снабжения и моральной поддержки и связи с семьями участников шаек и, наконец, установление прочных органов Советской власти, как-то: ревкомы, милиция, которые являются, безусловно, правильным и единственно логически верным средством и приемом борьбы к окончательной ликвидации антоновщины... необходимо принять самые срочные меры - в первую очередь наладить работу аппарата снабжения при Тамбармии и принять самые срочные меры к немедленному снабжению частей всем необходимым, как обмундированием, так и продовольствием. Необходимо произвести полную переброску всех тамбовских политработников в другие губернии, заменив их новыми сильными тактичными товарищами... Усилить Тамбармию литературой, а также бумагой для усиления выпуска газет, воззваний, листовок и тезисов. Необходимо начать самую широкую кампанию среди крестьянства о проведении в полном объеме всех последних декретов о продналоге и кооперации, а также выпустить воззвание ко всем военным коммунистам с призывом их к выдержанности и тактичности к крестьянству.

Докладная записка главного начальника вузов Красной Армии Д.Г. Петровского в РВС Республики о результатах и слабых сторонах привлечения курсантов в борьбе с повстанцами
15 июня 1921 г.
Союз трудового крестьянства Тамбовской губ[ернии] представляет собою сильную и сплоченную организацию. Он является фактическим правительством, опирающимся на милиционно-территориальные кадры, пользующимся не только добровольными партизанами, но и практикующим сложную систему жестких репрессий в широком масштабе. Между селами и волостями существует прекрасно налаженная связь, причем бандитское правительство пользуется для этой цели прекрасно поставленным шпионажем и целой системой тайных знаков и летучей почты. Сочувствующие нам крестьяне категорически утверждают, что редко кому-нибудь из дерзнувших обнаружить сочувствие Советской власти удавалось избежать жестокой кары. Этот СТК имеет переплетенную между собой политическую и военную организации.
Победы Красной Армии в пределах губернии произвели ошеломляющее впечатление, придав некоторую бодрость колеблющимся крестьянам. Но в селах циркулирует упорный слух, что Антоновым издан приказ своим партизанам разойтись по домам до зимы, а к тому времени Кр[асная] Армия оставит губернию и антоновское пр[авительст]во вступит в свои права. Крайне тягостное впечатление на крестьян производит тот факт, что армия так широко довольствуется за счет скудных местных средств: до 11-го с[его] м[есяца] курсантам выдавали по 1/4 ф. хлеба, с 11-го - стали выдавать по 1 1/2, но вышеназв[анный] хлеб является хлебом только по названию.
Исходя из вышеуказанного, я полагал бы необходимым рассматривать начатую кампанию как требующую долгого промежутка времени и как могущую дать результаты лишь в том случае, если она будет сочетать в себе беспощадную суровость к бандитам и также внимательное отношение к колеблющимся крестья[нам]. Наспех испеченные ревкомы являются орудием антоновского пр[авительст]ва. В районе расположения лагерного сбора имел место следующий случай. Трескинский волревком дал задание деревне Калиновке выделить для курсантского лагерного сбора продовольствие, когда курсанты явились за продовольствием, то им удалось установить: председатель и секретарь накануне избранного сельревкома являются зарегистрир[ованными] бандитами.
В отношении курсантского лагерного сбора я полагаю необходимым... устранить для курсантского лагерного сбора питаться за счет местного населения. По этому поводу начштаба лагерного сбора генштаба Доможиров, подводя итоги первым десяти дням работы лагсбора, заключает: "Чем скорее мы прекратим питание частей сбора средствами местного населения, тем скорее и ближе мы возьмем в свои руки ту половину крестьянства, которая веровала в Антонова не за совесть, а только за страх".

Из протокола заседания Полномочной комиссии ВЦИК о ходе проведения в жизнь приказа № 130 на местах
22 июня 1921 г.
Последние дни ликвидация бандитизма идет очень усиленно. Козловский уезд можно считать очищенным от бандитов. Здесь можно начать подготовку уездной беспартийной конференции. Сильно продвинулась чистка в Кирсановском уезде. В этом уезде бандиты остались только в районах Золотовской, Ржаксинской, Чернавской и Богдановской волостей. Здесь подготовляются операции по приказу № 130 и в течение ближайшего времени эти последние бандитские гнезда будут разрушены. В Паревке был очень успешно применен приговор (как к селу Каменке). Первые заложники в количестве 80 человек категорически отказались давать какие бы то ни было сведения. Они были все расстреляны, и взята вторая партия заложников. Эта партия уже безо всякого принуждения дала все сведения о бандитах, оружии, бандитских семействах, некоторые даже вызвались принять непосредственное участие в операциях... В Иноковке, куда уполком-2 поехал из Паревки для проведения аналогичной операции и куда слух о паревской операции дошел раньше, даже не пришлось брать заложников. Население добровольно само пошло навстречу комиссии. Один старик привел своего сына и сказал: "Нате еще одного бандита". Вообще кругом сильнейший перелом. В Рамзинской, Балыклейской, Карай-Салтыковской волостях, недавно бандитских, сейчас советские работники могут появляться поодиночке.
В Моршанском и Борисоглебском уездах серьезных бандитских соединений также нет. Всего изъято с 1 июня свыше 11000 бандитов, из них свыше 3000 выслано за пределы губернии. Особенно энергично работа по изъятию идет последние дни.
Постановили: …нещадно истреблять эсеро-бандитов, подчеркивая, что спасти эсеро-бандитов может только активное участие в ликвидации остатков банд, выдача оружия, командиров, комитетов и т.д.

Из доклада заведующего губернским управлением принудительных работ В.Г. Белугина в губисполком о создании концлагерей, численности заключенных и порядке их содержания
22 июня 1921 г.
На основании постановления Полномочной комиссии ВЦИК от 1 июня с.г. и приказа комвойсками Тамбовской губ. от того же числа губернское управление принудительных работ было милитаризовано, подчинено особому отделу при РВС войск, действующих в Тамбовской губ. и приняло в свое ведение вновь образованные концентрационно-полевые лагеря, созданные для временного содержания в них лиц, осужденных за бандитизм, и заложников... Общий тип лагерей - солдатские палатки, обнесенные вокруг проволочными заграждениями. Все поступающие в лагеря для заключения содержатся там лишь в течение непродолжительного периода времени, после чего пересылаются эшелонами в постоянные лагеря других губерний, указанные в присланном вами наряде. Осужденные за бандитизм отправляются по мере накопления значительной партии, заложники же - после двухнедельного пребывания, в течение какового времени бандиту, за которого они взяты, предоставляется право добровольного возвращения и тем избавления своей семьи от заключения в лагере. В качестве заложников берутся ближайшие родственники лиц, участвующих в бандитских шайках, причем берутся они целиком, семьями, без различия пола и возраста. В лагеря поступает большое количество детей, начиная с самого раннего возраста, даже грудные. Содержание маленьких детей ставит в самое затруднительное положение администрацию лагерей, и по этому вопросу от вас необходимо получить разъяснение в самом срочном порядке. Прошу иметь в виду, что лагери устроены по временному типу (палатки на голой земле), что может повлечь за собой массовые заболевания детей.

Из информационной сводки особого отдела при РВС Тамбовской группы войск о настроениях населения
23 июня 1921 г.
Настроение рабочих вследствие отсутствия продпайка плохое.
Настроение крестьян по-прежнему двоякое...
Бандиты снова применяют белый террор. В д. Березовка Сосновской волости Тамбовского уезда гр. Иванникову Александру Егоровичу бандиты переломали руки и отрубили пальцы на ногах, а брату его дали 100 ударов плетьми.
В село Семеновку Абакумовской волости приезжала бандитская милиция… в числе 70 человек, которая собрала общее собрание граждан и просила, чтобы те ходатайствовали пред красным командованием о прекращении взятия заложников, угрожая, если будет это продолжаться так дальше, то, за неимением у них (бандитов) концентрационных лагерей, будут вырубать поголовно все семьи красноармейцев и коммунистов. К тому же они запугивали граждан тем, что красным пришло пополнение из татар, китайцев и латышей, которые будут вырезать всех поголовно, а для того, чтоб не допустить этого, они приглашают граждан идти в свои ряды, указывая, что победа, несомненно, будет на стороне бандитов...
Банда Ворожищева в количестве 200 сабель находился в Нижне-Чуевской волости и косит рожь совхоза "Новый хутор", меры приняты.
За последнее время замечаются тяга бандитов в руки властей не как бандитов, а как дезертиров.

Доклад Моршанской уездной политкомиссии 5-го боеучастка о мерах по борьбе с бандитизмом
Ранее 23 июня 1921 г.
Для скорейшей ликвидации бандитизма в уезде и окончательного перелома крестьян необходимо: 1) Усилить войсковыми частями боеучасток... 2) Не стесняться набирать и организовывать при ревкомах и волисполкомах крестьянские дружины, конечно, с большой фильтрацией и осторожностью, которые могут определенно обезопасить и закрепить работу селькомов и волисполкомов и в то же время расслоить крестьян, на сочувствующих Соввласти и бандитизму. 3) Необходимо все советские органы, соприкасающиеся тесно с деревней, сделать довольно гибкими и работоспособными, больше внимания крестьянину и меньше волокиты. 4) Провести все декреты и постановления Центра в жизнь, касающиеся жизни крестьян, правильно и твердо, никаких отступок от намеченной работы среди крестьян в связи с последними распоряжениями, беспощадная расправа со всеми видами преступлений, творимых по отношению к крестьянству, в чем бы они ни выражались - бюрократизме, мародерстве или в чем другом, о чем широко извещать крестьянство. 5) Сильная политическая и творческая работа среди деревни. 6) Необходима по возможности материальная поддержка развалившемуся крестьянскому хозяйству.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о порядке чистки в бандитски настроенных волостях и селах
23 июня 1921 г.
Опыт первого боеучастка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки.
Намечаются наиболее бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уполиткомиссии, особотделения, отделения РВТ и командования, вместе с частями, назначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд из волости должны быть на время операции запрещены. После этого созывается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы… и написанный приговор для этой вол[ости]. Жителям дается два часа срока на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения взятые заложники через два часа будут расстреляны. Если население бандитов и оружие не указало по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие это исполнить становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию [из] представителей особотдела РВТ. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства производятся новые расстрелы и т.д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей, [которые] направляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция.

Из доклада председателя Тамбовской уездной политкомиссии 4-го боеучастка о результатах оккупации населенных пунктов Тамбовского уезда
Не ранее 23 июня 1921 г.
Население к оккупации относилось выжидательно и полагало, что эта оккупация равняется целому ряду предыдущих налетов красноармейских частей и совершенно не помогало, [не думая], что оккупация будет носит длительный и методичный характер. В силу мимолетности постоев красноармейских частей в этих селах у населения укоренился взгляд, что пребывание красноармейцев и представителей Советской власти носит характер временный, а бандиты, которые вышли из их же среды, постоянные. В мою задачу входили не только чистка бандитов, изъятие их семей и конфискация оружия и имущества, [но] и расслоение массы на бандитскую и небандитскую, втягивание последних в борьбу с местными бандитами, что мне удалось, так как мною был применен следующий метод: если население отказывалось выдавать бандитов и оружие (и оно отказывалось), то брались заложники из сотен, давалось на размышление 30 минут, и если не выдавали, заложники расстреливались, и это продолжалось до тех пор, пока население не заговорит. Наряду с заложниками мужчинами брались и женщины, которые также расстреливались. Этот метод дал благоприятные результаты, так как, кроме выдачи бандитов, оружия и т.д., я привлекал население к непосредственной ловле бандитов по окрестностям данного села. Этим самым небандитский элемент резко отмежевался от бандитского и примыкал к проводимой нами работе. 5 дней операции в 4-х селах… дали следующие результаты: расстреляно бандитов и заложников - 154 человека, изъято семей бандитов - 227 в количестве около 1000 человек, сожжено 17 домов, растащено 24 дома и передано бедным со всем имуществом по постановлению ревкомов - 22 дома.

Из отчета председателя уполиткомиссии Кирсановского уезда о ходе операций по исполнению приказа № 130
Не ранее 25 июня 1921 г.
Всего к 25 июня по поступившим в уполиткомиссию сведениям изъято бандитов без оружия - 655, с оружием - 10, дезертиров - 777, добровольно явилось бандитов с оружием - 36, без оружия - 210, изъято семей - 105, всего заложников - 565, всего арестовано бандитов, заложников, дезертиров - 2254 человека. Сожжено и разрушено домов по приказу № 171 - 55, расстреляно на месте по тому же приказу - 5, условно конфисковано - 154 хозяйства.
При изъятии заложников у главарей бралась вся семья, у рядовых бандитов - 2-3 члена.
Довольствие оккупирующих население войсковых частей производилось за счет бандитского элемента...
Во время производства операции отмечалось:
1. Массовое бегство бандитских семей, причем и имущество распылялось, зарывалось в землю, бралось с собой, раздавалось односельчанам, скот и лошади уводились, напр[имер], в д. Кулябово той же волости из 56 бандитских домов - 52 дома оказались пустыми. Часть бежавших семей, безусловно, пряталась у родственников, односельчан. Дома оставались одни дряхлые старики, старухи.
2. Списки населения в большинстве случаев отсутствовали или же были уничтожены бандитами. Добровольных сведений в большинстве случаев не давали из-за боязни мести бандитов.
3. Оружие, несмотря на тщательные обыски, обнаруживать не удавалось.
Отношение населения к операциям самое разнообразное, начиная с резко враждебного (в Кулябовской волости, части Абакумовской вол.) и кончая самым положительным (в Павлодаровской волости, где крестьяне зачислили наши части у себя на довольствие).
В большинстве же случаев крестьянство относилось к операции осторожно, выжидательно, упорно замалчивало все, что относилось к бандитизму. Как видно из моих донесений, крестьянство замучено, перебито, разорено, боится как представителей Соввласти и Красной Армии, так и мести бандитов. Характерен случай в д. Кабань-Никольское, где крестьянин слезно просил его пороть, чтобы бандиты перестали считать его коммунистом. За последнее время крестьянство местами начинает оказывать самую действенную активную помощь в борьбе с бандитизмом. В общем, крестьянство сознает силу и уже не ждет повторения угроз... Число добровольно явившихся растет с каждым днем и, несомненно, увеличится, когда крестьянство на деле убедится, что добровольно явившихся бандитов не расстреливают.
Можно еще отметить, что отношение населения во многом зависит от поведения как руководителей, так и красноармейцев.
На бандитов проведение операции подействовало одинаково ошеломляюще, как решительные военные действия. Распад и развал в бандах замечался уже с первых дней, глава и руководители пытались парализовать действия приказа № 130 своими аналогичными мерами: в Туголукове и других местах был расклеен приказ Богуславского о явке к нему демобилизованных и красноармейцев, а также всех сбежавших от банд. В Токаревском районе распространен циркуляр губкома СТК и партии левых эсеров о применении террора к семьям коммунистов и красноармейцев.
В Токаревском районе бандиты подбивали граждан выносить приговоры с ходатайством перед красным командованием о прекращении брать заложников, угрожая учинить кровавую расправу над семьями коммунистов и красноармейцев. Свои угрозы бандиты отчасти приводили в исполнение: в уполиткомиссии зарегистрировано 15 случаев убийств членов семей коммунистов и красноармейцев, кроме многих случаев порки и избиения. Кроме того, бандиты мешали полевым работам.
Всеми последними донесениями подтверждается развал среди банд, массовое бегство и тяга главарей и наиболее отпетых бандитов из Тамбовской губернии.

Выписка из протокола заседания междуведомственной губернской комиссии по содержанию детей-заложников в концлагерях Тамбовской губернии
27 июня 1921 г.
Постановили: Ввиду большого наплыва в концентрационно-полевые лагери малолетних, начиная с грудных, детей и неприспособленности этих лагерей к длительному содержанию детей, последствием чего явились заболевания желудочного и простудного характера, признать необходимым в самом срочном порядке принять нижеследующие меры к улучшению положения детей заключенных в качестве заложников в концентрационно-полевые лагери Тамбов[ской] губ[ернии].
А. Детей заложников до 15-летнего возраста включительно содержать отдельно от взрослых в особых помещениях, жилых домах или бараках, отнюдь не в палатках - по возможности в черте лагеря. В крайних случаях, с согласия местных органов особого отдела, дети могут содержаться в прилегающих к лагерю строениях, обязательно охраняемых стражей.
Примечание: при детях-заложниках до 3-летнего возраста включительно имеют право находиться и их матери-заложницы.
Б. Пищевым довольствием дети-заложники должны удовлетворяться по нормам, установленным соответственно возрасту детей в домах матери и ребенка и детских домах. Довольствие для детей должно отпускаться местными продорга нами по нормам здравотделов и отделов детского питания.
Примечание: возложить на завотсовхозы обязанность выделения известного числа коров для снабжения молоком детей-заложников и кормящих матерей по нормам, установленным здравотделом;
В. Предложить губздравотделу выделить достаточное количество медицинского персонала и медикаментов для обслуживания концентр[ационно]-полевых лагерей и принять самые срочные и энергичные меры предохранительного характера по борьбе с заболеваниями, [ответственность] возложить лично на каждого выделенного для этой цели медицинского работника. Всем учреждениям на местах вменить в обязанность оказывать всемерное содействие в деле борьбы с заболеваниями в лагерях.
Г. Для практического проведения в жизнь вышеуказанных мероприятий образовать на местах междуведомственные комиссии в составе представителей от местного органа особого отдела и представителя губпринудработ при лагере, уздравотдела и отдела наробраза.


Материалы об антоновщине. Часть VIII

Взято отсюда.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК с объявлением правил порядка взятия заложников и конфискации имущества
12 мая 1921 г.
К сведению граждан Тамбовской губернии объявляются следующие правила, предписанные Полномочной комиссией советским властям к руководству при аресте семей и конфискации имущества не явившихся бандитов…
1. Советским властям… при взятии в залог членов семьи и конфискации имущества бандитов надлежит тщательно избегать нанесения какого-либо ущерба честным, трудовым гражданам.
[Читать далее]2. Все участники бандитских шаек должны добровольно явиться с оружием в штаб Красной Армии. До явки с оружием его семья и имущество являются за него заложниками.
3. Семья уклонившегося от явки определенного бандита подлежит аресту и заключению в концентрационный лагерь.
4. Одновременно с арестом семьи ее имущество подлежит условной конфискации и отдается, по строгому учету, обществу данного села под его ответственность для хранения и использования согласно особых правил.
5. Подвергнутая аресту семья бандита содержится в концентрационном лагере в течение двух недель, в каковой срок бандит, член этой семьи, обязан явиться с оружием в штаб Красной Армии.
6. В случае неявки бандита в указанный срок его семья подлежит выселению в отдаленные губернии Республики, а ее имущество окончательной конфискации.
7. Конфискованное имущество, кроме явно похищенного, общесоветского, распределяется по распоряжению ревкома между честными гражданами прежде всего данного села, пострадавшими от бандитов.
8. В случае явки бандита с оружием в штаб Красной Армии в течение двух недель со дня ареста его семьи семья подлежит немедленному освобождению, и ее имущество полностью ей возвращается согласно составленному при учете списку.
9. В случае пропажи какой-либо части этого имущества, вошедшей в опись при учете, виновные в похищении подлежат суду ревтрибунала.

Инструкция по искоренению бандитизма в Тамбовской губернии
12 мая 1921 г.
Местность, охваченная бандитизмом, должна быть как бы вновь возвращена государству. Для этого требуется, во-первых, разбить живую силу бандитских вооруженных шаек и, во-вторых, овладеть источниками питания бандитской войны, так сказать жизненными центрами бандитизма.
Эти занимаемые нами жизненные центры должны быть не только задавлены вооруженной силой, но и местное население искусными мероприятиями должно быть излечено от эпидемии бандитизма...
Формирование милиции в бандитских районах должно вестись не на общих основаниях. Она ни в коем случае не должна состоять из местных уроженцев, должна быть обильно разбавлена коммунистами и надежным командным составом. Ее численность должна быть значительно повышена в сравнении с установленными нормами...
Для внушения вышеупомянутого уважения к силе Советской власти и Красной Армии необходимо провести следующие меры:
1. Никогда не делать невыполнимых угроз.
2. Раз сделанные угрозы неуклонно до жестокости проводить в жизнь до конца.
3. Переселять в отдаленные края РСФСР семьи несдающихся бандитов.
4. Имущество этих семей конфисковывать и распределять его между советски настроенными крестьянами. Это внесет расслоение в крестьянство, и на это может опереться Советская власть.
5. Советски настроенные крестьяне должны прочно и надежно охраняться нашими силами от покушений бандитов. Вообще, проведение успокоения сразу создаст много сторонников Советской власти и среди крестьян, так как бандитизм и утомителен, и разорителен для крестьянской массы.
6. Советски настроенных крестьян надо всячески втягивать в советскую работу, в организацию разведки против бандитов и проч. Это поставит между этими крестьянами и бандитизмом непреодолимую грань.

Приказ войскам Тамбовской губернии с объявлением инструкции Полномочной комиссии ВЦИК о порядке изъятия повстанцев, их семей и конфискации имущества
15 мая 1921 г.
1. Операция по изъятию бандитов, их семей производится особыми отделениями боевых участков...
2. Изъятию подлежат зарегистрированные [в] органах ЧК члены комитетов и организаций СТК, бандитский комсостав и рядовые бандиты.
3. Из указанных лиц… составляются списки...
4. Розыск и изъятие бандитов и оружия производится под руководством представителей особых отделов при обязательном участии представителей ревкома и при содействии вооруженной силы, которую начбоеучастка под строжайшую ответственность должен представить в достаточном для операции количестве. Начбоеучастка также ответствен за постановку на должную высоту охраны арестованных бандитов при следовании их в концентрационные лагеря.
5. Представители особого отдела и местного ревкома отвечают наравне с начотрядом за поведение отряда по отношению к населению.
6. По прибытии отряда на место руководители операции собирают все мужское население, проверяют его по своим и сельским спискам, причем те, которые значатся в списках особого отдела, арестовываются, а все отсутствующие по сельским спискам без уважительных причин признаются бандитами и заносятся в особые списки...
7. В случае отсутствия бандита берется заложником для заключения в концентрационный лагерь вся семья разыскиваемого или отдельные члены ее, согласно особым отметкам на списках особого отдела. Оставшимся в селе объявляются письменным приказом причины взятия семейств бандитов и что эта семья будет держаться в таком-то концентрационном лагере в течение двух недель, в каковой срок разыскиваемый бандит может добровольной явкой в особотделение боеучастка с оружием в руках освободить свое семейство из-под ареста, причем явившемуся гарантируется жизнь. По истечении двухнедельного срока в случае неявки бандита его семейство будет выслано из Тамбовской губернии в глубь России на принудительные работы.
8. Арестованным в качестве заложников разрешается брать с собой белье и продовольствие на один месяц, [на] остальное имущество семьи бандита представителем уполиткомиссии или ревкома накладывается арест, составляется опись и сдается под охрану уполномоченных на то обществом лиц, которые обязуются до распоряжения охранять дом, домашнюю утварь и ухаживать как за скотиной, так и за полем, огородом и т.д. В случае неявки разыскиваемого имущество по распоряжению ревкома подлежит окончательной конфискации и принимается ревкомом по описи от общества и распределяется между семьями честных крестьян, в первую очередь пострадавших в данном селе от бандитов. В случае явки бандита все имущество по описи под наблюдением ревкома переходит в распоряжение освобожденной семьи.
9. За обнаружение в недостаче имущества, согласно описи, виновные в расхищении или недосмотре предаются суду РВТ.
10. Арестованные концентрируются в местах расположения гарнизонов, откуда препровождаются под усиленной охраной в соответствующие концентрационные лагеря. Следование в лагеря на своих лошадях ни в коем случае не допускается, а необходимое число подвод наряжается обществом.
11. Наряду с изъятием бандитского элемента на руководителя операции возлагается выкачка оружия, для чего объявляется краткий, но выполнимый срок сдачи такового, после которого за обнаружение спрятанного оружия применять высшую меру наказания - расстрел, который должен быть оформлен приговором и объявлен населению.

Приказ войскам Тамбовской губернии об образовании при боевых участках следственных комиссий-троек по рассмотрению бандитских дел
[15] мая 1921 г.
1. В целях быстрейшего искоренения бандитизма и разгрузки мест заключения в губернии приказываю образовать при всех боеучастках комиссии по рассмотрению бандитских дел в составе начособотделения, предреввоентрибунала и завполитбюро под председательством первого. С правом совещательного голоса присутствует секретарь укома.
2. Техническое обслуживание указанной тройки возлагается на аппараты особотдела и ревтрибунала.
3. Означенным в пункте 1 комиссиям подлежат рассмотрению все дела о бандитах, подразделяя [их] по следующим группам:
1. а) Члены Комитета СТК, начиная от волостного и выше, б) организаторы банды, шпионы, в) бандитский комсостав от комполка и выше и г) все бандитские политработники - надлежат немедленному доставлению в распоряжение армособотдела в г.Тамбов со всеми материалами.
2. а) Члены селькомов СТК, б) комсостав ниже комполка, в) бандиты, участвовавшие с оружием в руках не менее месяца и все бандиты полков особом назначения Антонова, г) бандитская милиция и д) главари местных банд - подлежат расстрелу постановлениями вышеуказанных троек.
3. а) Рядовые члены, организаторы СТК, б) рядовые бандиты, бежавшие от банд в распоряжение красных войск, в) бандиты, обслуживающие обоз, г) рядовые из местных банд, д) лица, оказывающие помощь и косвенно содействующие бандам, но не шпионы - подлежат высылке в глубь России для заключения в концентрационные лагеря сроком от года до пяти лет.
4. а) Все заподозренные в бандитизме, б) семьи первой и второй категории настоящего приказа, взятые в качестве заложников… в случае неявки разыскиваемого - подлежат высылке в глубь России на принудительные работы.
5. Добровольно явившихся с оружием в руках не расстреливать, а заключить в местный лагерь до ликвидации банд Антонова.

Из протокола заседания Тамбовской уполиткомиссии о взятии заложников и конфискации имущества у жителей с. Пичеры
21 мая 1921 г.
Ввиду того, что [в] селении Пичеры в ночь 20 и 21 мая, т.е. тотчас после операции вновь вырезали четыре человека, сочувствующих Советской власти, что, несомненно, подтверждает сильную закоренелость пичерцев в бандитизме, - арестовать всех мужчин в селении Пичеры, произвести окончательную конфискацию имущества уже взятых заложников и их крупный скот, дополнительно - произвести арест и конфискацию еще у 20 семей по списку особого отдела и конфисковать все стадо овец в селении Пичеры.

Записка В.А.Антонова-Овсеенко начальнику политотдела армии о недопустимом состоянии агитационной работы
28 мая 1921 г.
Агитвагон № 1 был так скверно использован! Тов. Жильцов, ездивший с ним как политрук, рассказывает:
1. Оратор никуда не годен (не осведомлен в местных условиях, не знает приказов командования и Полномочной комиссии).
2. Литературу с собой везли - газеты за 1919 год (!!), не было с ними совершенно приказа № 130, правил Полномочной комиссии и т.д. Так совершенно нельзя. Это форменное позорище! На агитвагоны надо обратить серьезное внимание. Вы несете и понесете за эту работу серьезнейшую ответственность.

Директива командования войск Тамбовской губернии о начале операции по изъятию бандитов в ряде сел
30 мая 1921 г.
С рассветом 1 сего июня приказываю приступить во всех участках к массовому изъятию из сел бандитов, а где таковых не окажется, их семей. Эта операция должна проводиться настойчиво и методически, но вместе с тем быстро и решительно. Изъятие бандитского элемента не должно носить случайного характера, а должно определенно показать крестьянству, что бандитское племя и семья неукоснительно удаляются из губернии и что борьба с Советской властью безнадежна...
Войскам и всем без исключения работникам напрячь все силы и провести операцию с подъемом и воодушевлением.
Поменьше обывательской сентиментальности, побольше твердости и решительности. Надо помнить, что в искоренении бандитских корней кроется автоматическое умирание бандитских шаек. В очищенных местах вместе с ревкомами немедленно насаждать милицию. Не допускать грабежей со стороны воинских частей. Последовательность и железная дисциплина обеспечит успех.

Из информационных сводок особого отдела при РВС Тамбовской группе войск о настроениях среди населения и красноармейцев
На 4 июня 1921 г.
1-й боеучасток
Волнений, выступлений и забастовок не было.
Настроение рабочих и крестьян без изменения. Отношение крестьян к бандитизму отрицательное.
3-й боеучасток
Настроение и взаимоотношение войсковых частей без существенных изменений, но в тыловых частях на почве всеобостряющегося положения с продовольствием и обмундированием настроение красноармейцев все падает.
Настроение рабочих на почве неполучения продовольствия (не получали хлеба уж несколько дней, что же касается приварочного, то не получали несколько месяцев), неудовлетворительное. Спекуляция развивается с ужасающей быстротой. В настоящий момент в спекуляции принимают участие все, не исключая и политработников (ответственных). Политбюро с этим злом борьбы совершенно никакой не ведет.
Токаревская лево-эсеровская организация имеет связь с органами чека...
4-й боеучасток
Обмундирования недостаточно. Ощущается резкий недостаток снаряжения, в особенности не хватает поясных и ружейных ремней, недостаток - 80%. Санитарное состояние, за отсутствием питания для больных, неудовлетворительное. Вооружение удовлетворительное...
5-й боеучасток
Настроение полевых частей хорошее, гарнизона, за сокращением пайка и невыдачи обмундирования, неважное. Взаимоотношения красноармейцев и комсостава товарищеские, за исключением командира и его помощника 58-го полка, кои обращаются довольно грубо.
Предположение плохое, паек сокращен, обмундирование выдается частично.
4-5 рот 575-го полка совершенно не получают обмундирования и ходят оборванные. Вооружение ниже среднего. Санитарное состояние, за недостатком медикаментов, плохое.
Зажжен бандитами Отъясский лес в районе Гагарино, меры к ликвидации пожара приняты, но бандиты разгоняют производящих тушение пожара.
Гор. Тамбов
Забастовали товарный, механический, деревообделочный, пассажирский, малярный и кузнечный цеха вагонных мастерских станции Тамбов.
На станции Кандауровка рабочие службы пути 3-го участка 12-й дистанции, из-за невыдачи хлебного пайка, бастуют с 2 июня, работа на пути остановилась.
На 9-м пути станции Тамбов от лопнувшего рельса сошло 9 вагонов, пути повреждены незначительно.
На перегоне Обловка - Ржакса бандитами разобран путь на 1120 сажень, на исправление выехала летучка желдива.

Из информационных сводок особого отдела при РВС Тамбовской группе войск о настроениях среди населения и красноармейцев
На 6 июня 1921 г.
1-й боеучасток
Продположение без изменений, критическое. Волнений, выступлений и забастовок не было. Настроение крестьян и рабочих не изменилось. Но крестьяне заметно в значительной степени склоняются в отрицательную сторону от бандитизма вследствие террора последних...
3-й боеучасток
Настроение военчастей 10-й дивизии удовлетворительное, красноармейцы горят желанием в кратчайший срок покончить с бандитизмом. Настроение рабочих и их положение не улучшается, рабочие совершенно изнурены, просят паек хотя бы в той мере, от которого силы чуть-чуть поддерживались. Дальнейшее пребывание рабочих в таком положении грозит развитием эпидемических болезней и массовой смертностью. Производить вербовку осведомителей при таких обстоятельствах среди рабочих слишком трудно, так как рабочие указывают: "Мы помираем с голоду, а на базаре для кулаков и спекулянтов по повышенным ценам что угодно есть, враги Совреспублики купаются в продовольствии, а у нас и 1/4 фунта нет".
5-й боеучасток
Настроение красноармейцев, в связи с уменьшением продпайка, среднее, к тому же заметно падает и боеспособность их...
Продположение частей неудовлетворительное, действующим частям выдается фунт, а тыловым 1/2 фунта хлеба, приварочное довольствие очень плохое. Обмундирование, снаряжение, вооружение и санитарное состояние среднее.
Пожары не прекращаются, меры к ликвидации их принимаются, но результаты остаются все те же, как указывалось в предыдущих сводках.
Настроение рабочих, в связи с невыдачей продовольствия, скверное.
Рабочие жалуются на плохую материальную поддержку со стороны Соввласти.
Настроение крестьян меняется за Соввласть. В селах: Сосновка организовалась боевая дружина по борьбе с бандитизмом из 59 человек, в Перкино - из 21 человека, в Пичаево - из 32-х человек, в Питиме - из 51 человека, все дружины составляются из лиц вполне заслуживающих доверие, по данным оперштаба.

Из протокола заседания губкома РКП(б) о продовольственном положении в губернии
8 июня 1921 г.
Продовольственное положение в губернии небывало тяжелое. Рассчитывать на получение из внутренних ресурсов нельзя. Не только население снабжать нечем, нечем даже кормить детей. Без помощи Центра перебиться до нового урожая нельзя...
Постановили: 1. Зафиксировать небывало тяжелое продовольственное положение губернии. Что вследствие полного отсутствия продовольствия предприятия фактически перестают работать и развивается стихийно забастовочное настроение среди рабочих. В частности, совершенно нечем кормить детей даже в детских домах.
2. …добиваться всеми средствами продовольственной помощи Центра для минимального снабжения до реализации нового урожая наиболее ударных групп рабочих и особенно детей.

Протокол заседания Полномочной комиссии ВЦИК о результатах проведения на местах приказа № 130 и катастрофическом продовольственном положении в губернии
9 июня 1921 г.
Слушали: Доклад т. Тухачевского.
Бандитизм не удалось ликвидировать, согласно заданию ЦК, в месячный срок, так как сосредоточение сил закончилось только в двадцатых числах мая. Кроме того, до самого последнего времени операции не были достаточно согласованы. Согласовать действия всех сил, борющихся против бандитизма, удалось только в июне месяце...
От 1-го участка т. Шеколдин. Приказ № 130 стал проводиться только 6/VI. Проводить начали с северных волостей, где взято 18 заложников. В Рамзинской - с 8/VI, Паревском, Иноковском - с 9/VI, есть основания предполагать - в этих районах кампания сорвалась в связи с активными операциями по преследованию главных сил Антонова. Изъято из 180 дворов 109 семей, явилось добровольно 1716 под видом дезертиров, членов СТК задержано 15 человек, явилось бандитов с оружием 36. В большей части уезда никаких операций не произведено и там даже не подготовлены операции по приказу № 130, вследствие малочисленности гарнизона. В районе Трескино рассчитывали на лагерный сбор, но курсанты никакого участия в операциях против бандитизма не принимают. Восстановление Советской власти идет слабо. Ревкомы - в 17 волостях. Причина - слабость ревкомщиков, хотя их инструктировали целую неделю. Отделение о[собого] о[тдела] также слабо силами. Для операции в районах работников не хватает, почему в некоторых местах операции по изъятию бандитских семей приходилось производить без представителей особого отдела. Ревкомы как вспомогательные органы по ликвидации бандитизма слабы. Приказ уполкома об освобождении бандитов, явившихся с оружием, в жизнь не проводился. Милиционеров явилось 290 (вместо тысячи с лишним, назначенных на участок), явившиеся милиционеры были инструктированы, но слабо... С лагерным сбором никакой связи нет. У курсантов нет никаких распоряжений об участии в борьбе с бандитизмом. Своих занятий вести не могут, вследствие военной обстановки. Довольствуются курсанты за счет местных средств, и так как район истощен, питаются скверно...
Тов. Щеколдин: …Настроение крестьян на севере, несомненно, в пользу Советской власти. Крестьяне принимают активное участие в поимке бандитов.
От 2-го участка тов. Смоленский: приказ № 130 начали проводить с 2/VI.
Сил мало на весь район... Работа по проведению приказа очень трудна. На местах отказываются сообщать фамилию, распыляют имущество, и сами члены бандитских семей заблаговременно разбегаются. В районе Верхоценье взято 35 бандитов, семей - 51. В районе Пахотного Угла - до 300 бандитов и до 56 семей. Всего арестованных на участке до 800 человек. Все время наблюдается большая активность банд. Настроение крестьян внешнее в пользу Соввласти, внутреннее враждебно. В Пановых Кустах, Каменке и, наверное, многих других местах, наряду с Советами, работают комитеты СТК. Больших группировок бандитов на участке не имеется, группы в 500 - 600 человек прячутся по лесам... Работа, несомненно, будет очень длительной и напряженной. Добровольно явились 77 человек (неполные сведения), сдано добровольно 14 винтовок. При обысках оружие обнаружить не удалось. Оружие, несомненно, есть: при пожарах идут взрывы.
От 4-го участка т. Шнеерсон: в Липецком уезде бандитизма почти нет...
В районе Дубровки был публично расстрелян захваченный бандит, после чего было выдано еще 5 бандитов. Гражданские коммунисты первое время уклонялись от проведения мер суровых репрессий. Всего арестовано до 1700 человек, из них заложников 540 человек. С оружием сдаются мало. Точных сведений нет. Крупных банд нет, по-видимому, крестьяне все против бандитов. В некоторых местах даже сочувствуют Советской власти. Советская власть существует сейчас во всем уезде. Блестяще выполнены все задания командования. Красноармейцы с большим сочувствием относятся к изъятию семей бандитов. В ряде случаев проведена запашка полей силами красноармейцев.
Доклад т. Уборевича о разгроме Антонова: Антонову в течение 9 дней дано 6 боев на 7 машинах, 47 солдатами автобронеотряда под командой т. Уборевича. Убито до 800 бандитов. Банда потеряла все пулеметы, много винтовок, рассеяна совершенно. Сам Антонов ранен в голову и с маленькой кучкой свиты покинул жалкие остатки своей "армии" в 100 человек. Автомобили - лучшее оружие борьбы с бандитизмом. Конница не может ускользнуть от машин и, кроме того, автомобили производят деморализующее впечатление на противника. Указанный отряд в 47 человек обращал в паническое бегство 2000 отборнейших бандитов.
Постановили:
…4. Для выкуривания бандитов из лесов прибегнуть к газам, в каждом случае оповещая об этом мирное население.
5. В случаях, если население будет отказываться называть себя (как во 2-м участке), расстреливать на месте отказывающихся отвечать.
6. Расстреливать кулаков в тех селениях, где население будет уклоняться от выдачи имеющихся в деревне орудий и бандитов.
7. Разбирать или сжигать дома бандитов, оставленных семействами.
8. Расстреливать старшего в семье, хранящей оружие.
9. Укрывающих семьи бандитов рассматривать как семьи бандитов и брать вместе с этими семьями в качестве заложников, старшего расстреливать.
10. Дезертиров из деревень, считающихся бандитскими, считать бандитами со всеми последствиями, отсюда вытекающими.

Предписание председателя Тамбовской уездной политкомиссии 2-го боеучастка всем ревкомам об уборке полей участников крестьянского восстания и распределении урожая
9 июня 1921 г.
Ввиду наступления времени уборки хлебов предписываю организовать коллективную уборку полей, лугов и огородов изъятых и скрывшихся бандитских семей - с точной описью всего собранного и с зачислением всего в государственный фонд. Подготовить для хранения всего соответственное хранилище. Произвести учет пашни, лугов и огородов бандитских семей для дальнейшего их распределения согласно указаний Центра.
1. При организации коллективной уборки обязательно разъяснять населению причины, вызвавшие принудительную коллективную уборку, при уборке работающих премировать: при урожае менее 10 пудов - 2-мя пудами с десятины за все операции на уборке, включая подвоз на указанный пункт. При урожае свыше 35 пудов премировать 4-мя пудами. Так как премирование находится в непосредственной зависимости от урожайности, то необходимо отметить по пятибальной системе урожайность бандитских полей. 2. Остальное конфискованное имущество бандитских семей должно распределяться волревкомами по утверждению их проекта распределения райревкомом.

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о начале проведения репрессивных мер против отдельных бандитов и укрывающих их семей
11 июня 1921 г.
Начиная с 1 июня решительная борьба с бандитизмом дает быстрое успокоение края. Советская власть последовательно восстанавливается, и трудовое крестьянство переходит к мирному и спокойному труду.
Банда Антонова решительными действиями наших войск разбита, рассеяна и вылавливается поодиночке.
Дабы окончательно искоренить эсеро-бандитские корни и в дополнение к ранее отданным распоряжениям Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:
1. Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда.
2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью уполиткомиссии или райполиткомиссии объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия.
3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.
4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда.
5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.
6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать.
7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно.

Приказ командования войсками Тамбовской губернии о применении удушливых газов против повстанцев
12 июня 1921 г.
Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей.
Для немедленной очистки лесов приказываю:
Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.