Tags: Эйнштейн

Разбор притчи про студента, которого звали Альберт Эйнштейн

Взято с сайта Scisne?

Уже очень давно в Интернете циркулирует притча про неверующего профессора, который попытался искусить своего верующего студента атеистической пропагандой, но сделал это неумело и сел в лужу. Давайте разберем эту притчу.

[Разобрать]Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.

[Профессор в этом рассказе будет использован для создания соломенного чучела. Соломенное чучело — логическая уловка, заключающаяся в создании фиктивной точки зрения и ее опровержении. С помощью уловки один из участников спора искажает какой-либо аргумент своего оппонента, подменяя его похожим, но более слабым или абсурдным. Спорщик затем опровергает этот искажённый аргумент, создавая при этом видимость того, что был опровергнут аргумент, не созданный им самим, а первоначальный. Именно поэтому автор притчи называет профессора умным, хотя сам умным его явно не считает. Профессор — это искаженный образ неверующего ученого].

Профессор: Бог хороший?
Студент: Да.
Профессор: А Дьявол хороший?
Студент: Нет.
Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?


[Обращение «сынок» не свойственно академической практике. Уважаемые ученые так не обращаются к своим студентам. Может, автор притчи нахватался таких обращений в семинарии?].

Студент: Да.
Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно? Студент: Да.
Профессор: Так кто создал зло?
Студент: …


[Вообще не очень понятно, с чего это профессор ни с того ни с сего выделил одного студента и начал ему промывать мозги].

Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?
Студент: Да, сэр.
Профессор: Так кто их создал?


[На самом деле это единственная разумная мысль в тексте, но сформулированная очень слабо. Нужно спросить конкретней: кто создал вирус иммунодефицита человека? Кто создал бледную спирохету? Кто создал бычьего цепня? Кто сделал так, что невинный ребенок может родиться с синдромом Дауна из-за лишней 21-ой хромосомы? От таких вопросов не удастся так легко отмахнуться, сказав, что «болезни не существует» — это отсутствие Бога. Инфекционные болезни — это присутствие в организме вполне конкретных микробов, а наследственные заболевания — результат вполне конкретных мутаций].

Студент: …
Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?


[Но если профессор не дурак, то он понимает, что для исследования мира мы также используем научный метод и приборы. Например, мы не можем ощущать радиоволны, но можем показать, что они существуют, используя радио. Причинно-следственные связи не даны нам в ощущениях, мы их выводим из информации об окружающем мире. Аналогично, мы выводим информацию о строении микромира. Здесь и происходит зачатие соломенного чучела — ученым приписываются принципы мышления, которых они не разделяют].

Студент: Нет, сэр.
Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?
Студент: Боюсь, что нет, сэр.
Профессор: И ты до сих пор в него веришь?
Студент: Да.
Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?


[Конечно, наука ничего не будет утверждать на основании приведенных выводов — это абсурд. Однако ученый может утверждать, что нет оснований верить в Бога, ибо не только через пять чувств, но и никакими экспериментами, никакими приборами нельзя показать, что он существует. Не обнаружено способа различить гипотезы, что Бог есть и что Бога нет. Бог — это не фальсифицируемая, ненаучная идея. В этом смысле Бог не лучше и не хуже, чем любой другой вымышленный персонаж, будь то Дед Мороз, леприкон, невидимый единорог или фея, в которых здравомыслящие люди не верят].

Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.
Профессор: Вот именно. Вера — это главная проблема науки.


[Едва ли вера это проблема науки — там-то как раз верой пользоваться не принято. Это проблема общества, далекого от науки].

Студент: Профессор, холод существует?
Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно? (Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)
Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом, в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла. (В аудитории повисла тишина)


[Холод — это ощущение, которое возникает в нашем мозге в результате возбуждения определенных чувствительных клеток с определенными рецепторами, белками, находящимися в мембранах этих клеток. Эти клетки могут возбудиться как из-за низкой температуры, так и под действием некоторых химических веществ, например, ментола. Мы можем экспериментально показать существование у человека рецепторов к холоду и выяснить, в каких случаях они активируются, а в каких нет. Исследование влияния низких температур на биологические или иные объекты тоже поддается изучению. Бог не поддается такому исследованию].

Студент: Профессор, темнота существует?
Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота.


[Ночь — промежуток времени, в течение которого для определённой точки на поверхности небесного тела (планеты, её спутника и т. п.) центральное светило (Солнце, звезда) находится ниже линии горизонта. Ночью при искусственном освещении может быть очень даже светло. Мне интересно, профессор — философ? Каких наук он профессор?]

Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать, насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?

[Да, темнота — это отсутствие света, а смерть — прекращение жизни, а профессор — соломенное чучело. Но мы можем экспериментально показать, что встречается как смерть — прекращение жизни, так и темнота — области пространства, где мало или вовсе нет света. А вот экспериментально показать, что существует Бог, никому не удалось. К тому мировые религии утверждают, что Бог вездесущий и всемогущий, так откуда же берется отсутствие Бога?].

Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона.
Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.


[Появилась трещина в соломенном чучеле, а не в какой-либо научной теории, причем сомнительная, как я показал выше].

Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?
Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?


[Человек и современные обезьяны имели общего предка. Чтобы знать это, необязательно своими глазами лицезреть весь процесс эволюции во всех его деталях. Как не обязательно иметь свидетеля убийства, чтобы восстановить картину преступления или личность убийцы. Для этого криминалисты используют отпечатки пальцев, обувных подошв, анализ ДНК и так далее. Точно также, используя анализ ДНК, мы можем реконструировать эволюцию жизни на нашей планете и проверить гипотезу о родстве тех или иных организмов. А вот существование Бога таким проверкам не поддается].

Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.
Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый. (Аудитория взорвалась от смеха)


[Забавно, что слово священник, верующий автор притчи использует как некое оскорбление. То, что профессор — идиот мы уже установили, однако студент не меньший идиот, ибо его вывод столь же порочный].

Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему? (Студенты продолжали смеяться)

[Существование мозга у профессора следует по индукции из того, что у всех без исключения людей при вскрытии находили мозг. Это не вопрос веры, а вопрос знания человеческой анатомии].

Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях? (В аудитории повисла тишина)
Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.


[Вместо разумного ответа про индукцию, который я привел выше, соломенное чучело порождает единственный ответ, который нужен автору этого бредового текста для донесения своей мысли].

Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь — это ВЕРА!
Профессор сел.


[С фейспаломом, я надеюсь? Хотя, учитывая, что это соломенное чучело, ему следовало бы потом креститься, уйти в монастырь, перестать блудить, поклоняться дьяволу и благодаря этому жить долго и счастливо, а потом попасть в рай].

Этого студента звали Альберт Эйнштейн

А вот подборка цитат самого Эйнштейна о своей религиозности:

«Я — хотя я был ребёнком нерелигиозных родителей — был глубоко религиозным до 12 лет, когда моей вере настал резкий конец».

«Идею личного Бога антропологической концепции я не могу воспринимать всерьёз».

«Это конечно ложь, что Вы читали о моих религиозных убеждениях, ложь, которая систематически повторяется. Я не верю в персонифицированного Бога и никогда не отрицал этого, но выразил это отчётливо. Если во мне есть что-то, что можно назвать религиозным, то это, несомненно, беспредельное восхищение строением Вселенной в той мере, в какой наука раскрывает его».

«Идея персонифицированного Бога совершенно чужда мне и кажется даже наивной».

«Слово Бог для меня не более, чем выражение и продукт человеческих слабостей, Библия — свод благородных, но все же примитивных легенд. Никакая интерпретация, даже самая изощрённая не сможет для меня это изменить».

Любопытно, что эта история, преподносимая как правдивая история из жизни Эйнштейна, в сущности, является лживым соломенным чучелом, лишь притворяющимся мудрой притчей.




Жорес Алферов: Социализм вернется

Взято отсюда.

Россия стала страной рантье, когда миллионы людей живут за счет продажи естественных ресурсов

Мой отец вступил в РСДРП (б) в сентябре 1917 года, и, будучи членом полкового и дивизионного солдатских комитетов, был послан с фронта в Петроград, 26 октября слушал В.И. Ленина и нам об этом рассказывал.

В годы Гражданской войны, начав рядовым, закончил командиром кавалерийского полка Красной Армии. Сразу по окончании Гражданской войны он получил назначение в ВЧК-ГПУ особо уполномоченным на участке советско-польской границы. Здесь он встретил девушку-портниху, ставшую его подругой на всю жизнь. Я помню, как он нам, сыновьям, рассказывал, что когда белополяки затевали бандитские нападения на границе, наши узнавали об этом от папиного партнера — польского коммуниста — капитана польской пограничной стражи. Когда нашей стороне требовалось, то он помогал, раскрыв для нас нужный участок границы.

[Читать далее]

В 1924 году отец ушел на советскую, а затем хозяйственную работу, по окончании Промышленной академии он работал директором заводов и руководителем трестов лесной и целлюлозно-бумажной промышленности. В нашей семье Октябрьская революция была нашей всегда и для нас — сыновей Ивана и Анны Алферовых: старшего Маркса, родившегося 1 января 1924 года и 13 января принятого в члены профсоюза после красных крестин, и Жореса, названного в честь основателя французской социалистической партии Жана Жореса.

Маркс окончил школу в 1941 году. Пошел добровольцем в Красную Армию и после окончания Свердловского пехотного училища воевал командиром взвода и роты в Сталинграде, на Курской дуге и погиб под Корсунь-Шевченковским на Украине 15 февраля 1944 года.

Много лет спустя я узнал, что отец был арестован в 1938 году, но ничего не признал, а прокурор Западно-Сибирского края оказался товарищем отца по Гражданской войне, не дал санкции, и отца выпустили на прежнюю работу руководителем треста. Интересно, что последние годы жизни, живя в Ленинграде, он был председателем Совета старых большевиков Выборгского района Ленинграда и знакомил меня с членами Совета. Я выяснил, что многие были репрессированы в 1937—1938 годы. Все они остались преданы идеям социализма и не испытывали обиды на свою партию и власть.

Сегодня наступило необычайно черное время для всей нашей планеты. Сегодня на нашей планете — к сожалению, об этом можно говорить с очень большой долей достоверности — наступило время фашизма в самых разных формах. С моей точки зрения, это происходит потому, что нет такого могучего сдерживающего фактора, каким был Советский Союз.

Я неоднократно рассказывал об этом эпизоде на своих лекциях. Когда ваш покорный слуга получал Нобелевскую премию по физике, лауреат Нобелевской премии по экономике профессор из Чикаго Дж. Хекман отметил, что научно-технический прогресс во второй половине XX века полностью определялся соревнованием СССР и США. И как он тогда сказал: «Очень жаль, что это соревнование закончилось». Соревнование Советского Союза и Соединенных Штатов Америки играло огромную и благотворную роль не только в развитии науки и новых технологий, оно было огромным сдерживающим фактором в системе очень мощной эксплуатации трудящихся.

Недавно во Франции большую популярность получил экономист Т. Пикетти, который опубликовал книгу под названием «Капитал в начале XXI века». В этой книге автор подчеркивает, что практически с рождения капитализма как такового, с начала XVIII века, происходило постоянное обнищание трудящихся и концентрация основных богатств во все более узкой группе населения, группе капиталистов. Этот процесс замедлился в XX веке, когда существовал Советский Союз. При Советском Союзе процесс концентрации капитала и создания богатства в узкой группе замедлился, и эта концентрация упала по той простой причине, — и Т. Пикетти это отмечает, — что Советский Союз был огромным сдерживающим фактором, и капиталисты понимали, что возможны социальные взрывы.

В этом отношении я всегда вспоминаю разговор с отцом моего старого друга, профессором Н. Холоньяком, который состоялся много лет назад, в 1971 г. Мы приехали к нему в небольшой, уже заброшенный шахтерский городок с неработающей шахтой около Сент-Луиса в США. Основным населением этого городка были шахтеры, вышедшие на пенсию. Отец Ника Холоньяка приехал мальчишкой из Закарпатья, когда эта территория принадлежала Австро-Венгрии. Oн мне сказал: «Жорес Иванович, если вы будете мне говорить, что русские рабочие живут лучше, чем американские, я вам не поверю. Но я скажу вам то, что вы редко сможете услышать в Соединенных Штатах. Когда я приехал сюда в начале XX века и начал работать на шахте, мы работали по 10−12 часов, мы жили в бараке, мы получали очень низкую зарплату — и жизнь была ужасной. Потом русские рабочие устроили революцию, и наши буржуи испугались и изменили свою социальную политику. Вот так американские рабочие живут хорошо благодаря Великой Октябрьской социалистической революции».

Обычно у нас всегда задаются два решающих вопроса. Первый вопрос: кто виноват? И второй вопрос: что делать?

Ваш покорный слуга не политический деятель, мое основное занятие — это научные исследования, научно-технические разработки.

Все-таки, думая об это многократно, я пришел к такому заключению, которое кому-то может показаться странным. Мой отец рассказывал мне, что В. И. Ленин однажды сказал, мол, «если и суждено погибнуть Советской власти, то она погибнет не от врагов внутренних, не от врагов внешних, а от рожденной ею собственной партийной бюрократии». Мы действительно ликвидировали эксплуататорские классы, у нас действительно была государственная или общественная собственность на орудия и средства производства, земля действительно стала принадлежать государству и была бесплатно отдана во владение коллективным хозяйствам, различным кооперативным и государственным формам ведения сельского хозяйства на земле. В свое время В. И. Ленин, прекрасно понимая, что двигателем всегда является борьба и соревнование, в очень тяжелых условиях по окончании Гражданской войны поддержал создание и проведение новой экономической политики, допускавшей и частный капитал во владении орудиями и средствами производства, и аренду предприятий частником. Как-то он сказал, что мы перейдем от России нэповской к России социалистической, понимая, что в этом случае, создавая основные преимущества для государственного социалистического сектора, мы вместе с тем заставляем государственный социалистический сектор соревноваться, бороться с частным сектором. Затем в силу прежде всего внешней обстановки и неизбежности войны мы отказались от новой экономической политики и перешли к политике государственной индустриализации и коллективизации, тем самым создав реальные предпосылки для победы в войне.

Но у нас действительно получил огромное развитие класс чиновников, прежде всего партийная бюрократия. Если говорить об отраслях промышленности, промышленных министерствах, я не вижу в этом ничего плохого. Большинство наших промышленных министерств, в случае необходимости проведения экономических реформ могли бы стать транснациональными компаниями. Министерства представляли собой форму реализации эффективного руководства развитием отраслей промышленности при нашей системе общественной собственности на орудия и средства производства и плановой экономике.

Но ведь можно задать себе и такой вопрос: как могло произойти, что в 1991 г. в коммунистической партии, которая насчитывала 20 миллионов человек, не нашлось ни одной активной группы, которая бы открыто выступила за спасение Советской власти, социализма и Советского Союза? И как могло случиться, что организаторами ликвидации Советского Союза и отказа от социалистической системы стали наши партийные руководители, члены Политбюро, такие как М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин, А.Н. Яковлев, Э.А. Шеварнадзе, руководители ряда республик, некоторые секретари обкомов партии? И невольно возникает такая мысль: этот класс чиновников был уже в определенном смысле слова классом эксплуататоров.

После того как класс эксплуататоров получает власть, у него появляется желание присовокупить к своей власти и собственность. Я не говорю сейчас про все партийное руководство, про партбюрократию во всей стране, но, безусловно, небольшая доля партийной бюрократии страны решила так. При этом, как это всегда бывает, она нашла поддержку определенных групп диссидентствующей интеллигенции. Я думаю, что сегодня мы можем дать совершенно другую оценку, чем та, что давалась непосредственно в те времена, не только таким квазиреформаторам и врагам Советской власти, как Е.Т. Гайдар и А.Б. Чубайс — мы можем дать совершенно другую оценку нашей интеллигенции того времени, в том числе и таким людям, как А.Д. Сахаров или А.И. Солженицын, выдающимся в своем творчестве людям, пользовавшимся в то время широкой популярностью не только среди интеллигенции. Е.Т. Гайдар и А.Б. Чубайс провели бандитскую приватизацию, создали чрезвычайно активную буржуазию, сочетавшую в стране власть и собственность.

Я не могу это до конца объяснить, но я думаю, что Нобелевская премия Солженицына, как часто это бывает с премиями за мир и по литературе, была выдана, в том числе, из политических соображений. Безусловно, у А.И. Солженицына был выдающийся литературный талант, и лучшим его произведением для меня является его рассказ «Матренин двор». Но «Архипелаг ГУЛАГ» вообще не литературное произведение, к тому же весьма недостоверное.

Премия за мир еще чаще носит политический характер, достаточно вспомнить премии М.С. Горбачеву и Б. Обаме. Известно, что когда У. Черчиллю сообщили о присуждении ему Нобелевской премии (она была присуждена в 1953 году по литературе за его мемуары), он сказал: «Надеюсь, не за мир!»

Случай с лауреатом Нобелевской премии за мир А.Д. Сахаровым особый. Сахаров, безусловно, выдающийся ученый, физик, который внес огромный вклад в создание водородного оружия в нашей стране. Но с моей точки зрения, в чисто творческом отношении, самый большой вклад в создание водородного оружия советскими учеными был внесен В.Л. Гинзбургом. Американцы в 1952 году испытали сложное двухэтажное устройство весом в 60 тонн, в котором были реализованы мощности водородного оружия. Предложение В.Л. Гинзбурга использовать в качестве взрывчатки в водородной бомбе дейтерид лития позволило нам раньше США создать реальную водородную бомбу.

Но зная самого Андрея Дмитриевича, зная очень многих физиков, которые работали вместе с ним, я могу сказать, что это по-настоящему выдающийся ученый, который сыграл огромную роль в создании советского водородного оружия, в ликвидации американской монополии и в развитии нашего советского оружия, которое позволило занять вполне независимую позицию в холодной войне после окончания Второй мировой войны. А вот его политическая позиция при всем заслуживающем резкого осуждения отношения к нему партийного советского руководства, не может не вызывать сомнений. Прежде всего, он исходил из совершенно ложного принципа конвергенции социализма и капитализма, потому что брать некие развитые, разумные достижения капиталистической экономической системы не значит идти на конвергенцию этих систем, потому что принципиально они абсолютно отличаются. И, в конечном счете, в своей общественно-политической деятельности А. Д. Сахаров поддержал, как сегодня очевидно, некое движение, направленное на уничтожение советской политической системы и социалистического строя в нашей стране.

Но повторю, что решающий вклад, с моей точки зрения, был внесен предательством высшего политического руководства страны. Безусловно, ко всему этому приложили руки и наши зарубежные политические противники. Я отношусь с огромным уважением к США, к этой передовой в экономическом отношении стране. Соревнование СССР и США играло огромную роль для развития всей планеты, соревнование и сотрудничество американских и советских, а ныне американских и российских научных работников играет огромную роль. И талантливый, предприимчивый американский народ у меня всегда вызывал и вызывает симпатии, это была действительно передовая демократическая страна на протяжении многих десятилетий. Но все-таки не нужно говорить о том, что американцы это сделали с СССР, к величайшему сожалению, это сделали мы своими руками. Но при этом США, в первую очередь, и европейские капиталистические страны также делали все возможное для разрушения СССР — первой в мире социалистической страны.

Сегодня очень часто наши политические противники говорят такие слова: «Конечно, бесплатное образование и здравоохранение — это хорошо, но не нужно забывать, что при социализме были отменены главные условия успеха в экономике: частная собственность на орудия и средства производства и рыночная экономика». Ответы на эти заявления элементарны. Вам не подходит Карл Маркс? Читайте великого физика и мыслителя ХХ века Альберта Эйнштейна. В своей замечательной статье «Почему социализм?», опубликованной в 1949 году, он писал, что при капитализме «производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления». В условиях капиталистической системы человек одинок и не чувствует помощи общества.

Как писал А. Эйнштейн, «действительным источником этого зла, по моему мнению, является экономическая анархия капиталистического общества. Мы видим перед собой огромное производительное сообщество, чьи члены всё больше стремятся лишить друг друга плодов своего коллективного труда. И не силой, а по большей части соблюдая законом установленные правила. В связи с этим важно понять, что средства производства, т. е. все производственные мощности, необходимые для производства как потребительских, так и капитальных товаров, могут быть и по большей части являются частной собственностью отдельных лиц.

Частному капиталу свойственна тенденция к концентрации в руках немногих. Это связано отчасти с конкуренцией между капиталистами, отчасти потому, что техническое развитие и углубляющееся разделение труда способствует формированию всё более крупных производственных единиц за счёт меньших. В результате этих процессов появляется капиталистическая олигархия, чью чудовищную власть демократически организованное общество не может эффективно ограничивать…

Неограниченная конкуренция ведёт к чудовищным растратам труда и к тому изувечиванию социального сознания отдельной личности, о котором я уже говорил. Это изувечивание личности я считаю самым большим злом капитализма. Вся наша система образования страдает от этого зла. Нашим учащимся прививается стремление к конкуренции; в качестве подготовки к карьере, их учат поклоняться успеху в приобретательстве.

Я убеждён, что есть только один способ избавиться от этих ужасных зол, а именно — путём создания социалистической экономики с соответствующей ей системой образования, которая была бы направлена на достижение общественных целей. В такой экономике средства производства принадлежат всему обществу и используются по плану.

Плановая экономика, которая регулирует производство в соответствии с потребностями общества, распределяла бы необходимый труд между всеми его членами способными трудиться и гарантировала бы право на жизнь каждому мужчине, женщине и ребёнку.

Помимо развития его природных способностей, образование человека ставило бы своей целью развитие в нём чувства ответственности за других людей, вместо существующего в нашем обществе прославления власти и успеха.

Необходимо помнить, однако, что плановая экономика — это ещё не социализм. Сама по себе, она может сопровождаться полным закрепощением личности. Построение социализма требует решения исключительно сложных социально-политических проблем: учитывая высокую степень политической и экономической централизации, как сделать так, чтобы бюрократия не стала всемогущей? Как обеспечить защиту прав личности, а с ними и демократический противовес власти бюрократии?"

Безусловно, Советский Союз был первым успешным в истории человечества экспериментом по созданию социально справедливого государства, семьдесят лет успешно отстаивавшим великие идеи социализма, в условиях бешенной по активности враждебной деятельности стран капиталистического окружения. Альберт Эйнштейн всегда относился с большим интересом и сочувствием к грандиозному социальному эксперименту в СССР.

В 1929 году в опубликованной заметке памяти В.И. Ленина он писал: «Я чту в Ленине человека, который с полным самопожертвованием отдал все свои силы делу осуществления социальной справедливости. Я не считаю его метод целесообразным. Но одно бесспорно: подобные ему люди являются хранителями и обновителями совести человечества». Отмечу, что замечание о методе связано, прежде всего, с тем, что Эйнштейн вряд ли представлял трудности строительства социализма в мелкобуржуазной крестьянской стране, какой была Россия. И в этой крестьянской стране в условиях враждебного окружения при огромных потерях и разрушениях в военное время, при необходимости развивать армию, вооружение, в том числе атомное, мы обогнали все страны, кроме США, и опередили в производстве всех основных продуктов питания на душу населения все страны, в том числе и США.

Далее я хотел бы перейти ко второму вопросу: что делать? У К. Маркса есть замечательное выражение, что «насилие есть повивальная бабка истории». Этим выражением К. Маркс подчеркивает, что только политическая революция и насильственное свержение предыдущего правящего класса приводят к появлению нового социального строя. Так было во времена Великой французской революции, так было во время Великой Октябрьской социалистической революции.

Что произошло с нашей страной за последние десятилетия? Сам по себе развал СССР — это подрыв всей экономической системы страны, независимо от ее политической и социальной структуры. Мы уничтожили высокотехнологичные отрасли промышленности, страна развивается за счет продажи естественных ресурсов, прежде всего нефти и газа. В каком-то отношении Россия стала страной рантье, когда миллионы людей живут за счет того, что мы продаем наши естественные ресурсы, не внося никакого реального вклада в развитие, в том числе и этих отраслей промышленности. Ликвидацией высокотехнологичных и многих других отраслей промышленности мы практически ликвидировали многомиллионный рабочий класс Советского Союза и многомиллионный рабочий класс России.

Рабочий класс был и всегда остается тем слоем населения, который готов идти на защиту своих интересов наиболее решительным образом. Согласно нашей Конституции, любые призывы к революции являются уголовным преступлением, но я бы хотел сказать следующее: даже если бы мы сегодня решили, что так нужно делать, это не имело бы никаких шансов на успех. Успех новой пролетарской революции в стране возможен, только если есть пролетариат, которого сегодня нет.

Но, безусловно, мы должны создавать новую экономику. Как-то обсуждая эти проблемы с нашим президентом В.В. Путиным, с которым редко, но иногда удается и встретиться, и поговорить, я сказал ему, что выдвинутый им лозунг создания к 2020 году 25 миллионов рабочих мест в высокотехнологичном секторе экономики является не только, как он определил, задачей бизнеса, это одновременно задачи науки и образования, потому что реальное создание многомиллионных рабочих мест требует другого отношения к развитию науки и образования в нашей стране.

Нобелевский лауреат по физике С. Чу, который приезжал на наш форум «Наука и общество» и с которым мы выступали в феврале 2015 года на конференции во Франции, в своей лекции о глобальном потеплении процитировал слова министра энергетики Саудовской Аравии, сказавшего такие слова: «Каменный век закончился не потому, что наступил дефицит камня». Совершенно естественно и нефтяной век закончится не потому, что наступит дефицит нефти. Каменный век сменился бронзовым, благодаря созданию новых технологий, и нефтяной век закончится — я в этом абсолютно уверен — благодаря развитию и успешному осуществлению новых технологий, в том числе фотоэлектрического метода преобразования солнечной энергии, который практически полностью решит все энергетические проблемы человечества.

Мы на самом деле очень близки к решению этой проблемы, речь идет о 30−40 годах, когда именно этот метод станет и экономически выгодным, и основным. Ведь он на многие столетия практически решает проблему энергетики для всей нашей планеты. Если принять, что развитие человечества и развитие нашей цивилизации определяется, прежде всего благодаря развитию науки и созданию новых технологий на основе научных исследований, то я думаю, здесь появляется — можно меня упрекать в некоем политическом идеализме — мирный способ развития человечества и перехода к значительно более эффективному способу удовлетворения основных потребностей населения, которое живет на нашей планете. И прежде всего я говорю о нашей стране, потому что в этом случае мы развиваем новые высокие технологии.

Развитие новых высоких технологий и всей экономики может успешно происходить только на основе планирования. При этом если частный сектор может существовать в области высоких технологий в рождении стартап-компаний, основанных на новых научных исследованиях, то эффективное развитие крупной промышленности невозможно на основе частного сектора. Что чрезвычайно важно для нашей страны, только реализация этого способа развития страны может привести к тому, что миллионы людей будут заниматься не просто работой, а будут заниматься интересной работой, которая будет приносить им и хороший заработок, и удовлетворение самим процессом своей работы.

Развитие высокотехнологичной экономики требует развития образования при широком использовании современных достижений информационных технологий, основанных на кремниевых интегральных схемах и полупроводниковых гетероструктурах. Это означает, что мы должны быть лидерами и в материальной основе этих технологий и в их применении. При этом нельзя забывать, что эти технологии, включая интернет, могут приносить (что уже происходит) и огромный вред по одурачиванию широких слоев населения.

Социализм вернется, но за это надо активно бороться!

Эйнштейн об атомной бомбе

Из книги Андрея Андреевича Громыко "Памятное".

Из той беседы с Эйнштейном запала мне в память еще одна примечательная фраза:
— Если бы я знал, что у Гитлера не будет атомной бомбы, то я не стал бы поддерживать американский атомный проект.